Аналитика


"Против кого" Эрдогану понадобились новейшие системы ПВО?
армия и ВПК | В России | За рубежом

В ходе своего недавнего визита в Москву президент Турции Раджеп Эрдоган подтвердил намерение Анкары приобрести новейшие российские системы ПВО С-400, которое высказывалось турецкой стороной и ранее.

Двусторонние отношения, балансировавшие осенью 2015 г. на грани вооружённого конфликта, постепенно налаживаются. Но если ранее интерес к покупке С-400 проявлял Китай, с которым сейчас развивается всестороннее стратегическое партнёрство, или в целом нейтральная по отношению к РФ Индия, то теперь новейшее оружие намерено купить государство, с которым у Кремля противоречивые и порою очень сложные отношения. Турция остаётся членом НАТО, традиционно поддерживает Азербайджан в карабахском конфликте (тогда как Россия размещает подразделения своих вооружённых сил, в том числе и авиацию, в Армении), проводит собственную военную операцию в Сирии, причём без согласия законного правительства Башара Асада. Кроме того, мнения Анкары и Москвы по поводу судьбы режима Асада сильно различаются. Поэтому неизвестно, как могут сложиться отношения после разгрома террористических группировок на Ближнем Востоке. Более того, турецкая армия сейчас сражается с подразделениями террористов и курдских партизан, которые не имеют в своём распоряжении авиации. В этой связи у наблюдателей возникает вопрос – зачем вообще Эрдогану понадобились новейшие системы ПВО?

Игорь Коротченко, форум кандидатов партии "Родина"|Фото: rodina.ruВоенный эксперт, директор Центра анализа мировой торговли оружием Игорь Коротченко в интервью Накануне.RU отметил, что в современном мире любая страна, чтобы чувствовать себя в безопасности, должна иметь надёжную систему ПВО – ПРО для того, чтобы страховаться от неопределённого количества рисков и угроз, которые несёт современная война, а она "может возникнуть внезапно, скоротечно, и основными средствами со стороны технологически развитых государств являются именно воздушные и, в перспективе, космические удары". Поэтому у Турции, очевидно, есть необходимость иметь системы воздушно-космической обороны.

С-400|Фото: Виталий Кузьмин

Фактически на рынке есть два предложения в области дальнобойных систем ПВО – российские и американские. У России это две системы – одна С-400, вторая С-300 последней модификации, которая в экспортном варианте имеет наименование "Антей-2500". Либо это американские предложения, среди которых есть комплексы THAAD или "Пэтриот" PAC-3. Справедливости ради, нужно сказать, что есть ещё Китай, который клонировал российскую систему С-300 образца начала 90-х гг., в китайском варианте она известна под наименованием FD-2000, но её характеристики соответствуют, как уже говорилось, российским начала 1990-х гг. Мы же предлагаем уже другие, продвинутые характеристики. Соответственно, Турция и выбирает между российским и американским предложениями.

"Что касается поставок российского оружия в страны НАТО, коей является и Турция, это не является уникальным или невозможным. В своё время С-300 были проданы Греции и были размещены на острове Крит. Кроме того, Греция покупала у нас и ЗРК "Тор". Поэтому проблема интеграции - это не вопрос. Ставится стойка запросчика госопознавания "свой – чужой", которая находится и монтируется под контролем страны-покупателя, а всё остальное, 99,9% – это наша система. Никакой технической проблемы в интеграции нет", считает он.

Турция должна заниматься не поддержкой военной промышленности США либо НАТО, а повышением собственной обороноспособности, убежден эксперт. Тем более, что Анкара гораздо более самостоятельна в принятии военно-политических решений, чем другие страны НАТО. Купив американские "Пэтриот", Турция может попасть в сложную ситуацию, так как известно, что её отношения со Штатами не очень хорошие, в любой момент может включиться режим санкций и запрет на поставку запчастей, таким образом, Турция окажется "с котом в мешке". Поэтому Анкаре предстоит выбирать, что купить.

"В ходе консультаций Эрдогана с Путиным турецкая сторона обозначила свой интерес. А выльется ли он в конкретный контракт или нет – это уже события ближайшего будущего", – подчеркнул эксперт.

Говоря о возможности экспортных поставок С-400, нельзя обойти вниманием и вопрос производственных возможностей российского ВПК. Ведь новейшие вооружения сначала поставляются для удовлетворения потребностей собственной армии и только потом на экспорт. Та же поставка в Китай состоялась позже намеченного срока, контракт с Индией пока не заключён, а индийские СМИ высказывают беспокойство дальнейшей судьбой сделки.  Но, как отмечает Игорь Коротченко, "сейчас работает завод в Нижнем Новгороде, названный в честь 70-летия Победы, на котором выпускаются различные системы, в том числе и С-400, как для вооружённых сил России, так и для зарубежных заказчиков. Поэтому открытие данного предприятия позволяет при необходимости заключать и выполнять контракты на поставку ЗРК. В Кирове уже в этом году открылось Кировское машиностроительное предприятие, которое будет производить все типы управляемых зенитных ракет к С-400 и другим системам. Поэтому в принципе существует возможность выполнять гособоронзаказ и работать на экспорт".

Решение о том, стоит ли вообще продавать Турции С-400, будет принимать президент России. Любой оружейный контракт проходит согласование в целом ряде ведомств – это и Министерство обороны, и Служба внешней разведки, и ФСБ, а также Министерство иностранных дел, Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству, Администрация президента.

"Каждая из структур будет готовить свой анализ и предложения для президента. Он возглавляет вертикаль военно-технического сотрудничества, и конечное решение будет за ним", заключил Игорь Коротченко.

Зенитно-ракетный комплекс С-400 "Триумф"|Фото: Накануне.RU



Павел Мартынов