Аналитика


"Дно в распаде СССР еще не достигнуто, и нас ожидает война за постсоветское наследство"
от издателя | В России | В бывшем СССР | За рубежом

Визит госсекретаря США Рекса Тиллерсона неожиданно, по словам Дональда Трампа, закончился лучше, чем предполагалось. Также руководство США дало понять, что режиму Башара Асада приходит конец и Москва может дать Дамаску возможность осознать реальность. Пойдёт ли Россия на уступки по Сирии? Как она сможет отреагировать на готовящееся американское вторжение в Корею? Корреспондент Накануне.RU побеседовал об этом с бывшим депутатом Народного совета СССР, экс-депутатом Госдумы РФ, полковником ВВС в отставке Виктором Алкснисом.

Вопрос: Насколько я знаю, Вы считаете, что в отношениях с США мы стоим на пороге новой холодной войны с непредсказуемым исходом. Но что в последних событиях нового по сравнению с предыдущими годами: ведь Клинтон бомбил Югославию, Буш по надуманному поводу вторгался в Ирак, а Обама напал на Ливию? Почему о качественно новых вызовах уместно говорить именно сейчас?

Виктор Алкснис: В России было принято считать, что "Трамп наш", а, на самом деле, к власти в США пришла группировка, которая настроена более жёстко по отношению к России и к её курсу, в отличие от команды Обамы, она готова пойти на резкое обострение отношений и использовать при этом силовые действия. Наглядно это подтверждают последние события в Сирии.

Вопрос: Удар по авиабазе?

Виктор Алкснис: Ракетный удар по аэродрому "Шайрат", на мой взгляд, не ставил своей целью уничтожение авиабазы, а был демонстрацией, во-первых, технической возможности по нанесению такого удара, а, во-вторых, политической воли руководства США пойти на применение военной силы, невзирая на позицию России. Это совершенно новое явление. До этого американцы избегали подобных демонстраций и шли на применение военной силы только в случае, если убеждались в нейтральном отношении России к подобным ударам.

Последствия ракетного удара по авиабазе Шайрат|Фото: twitter.com/QalaatAlMudiq

Это было и в Ливии, и в Югославии, и в Ираке. Тогда Москва, скажем так, не возражала. Сейчас же, когда Россия заняла другую позицию, команда Трампа решила продемонстрировать свои возможности, не нанося пока прямого удара по России и её контингенту в Сирии, но при том показывая, что они пойдут до конца. Это новое обстоятельство. Решимость новой администрации видна и по тому, что сейчас происходит вокруг Северной Кореи. Такого за последние годы ещё не было. Возникает впечатление, что у части американского истеблишмента появилась иллюзия, будто они смогут одержать победу и в военном противостоянии с Россией.

Я думаю, что у них появилось определённое головокружение от успехов после развёртывания противоракетной обороны, появилось оно на основании тяжёлого состояния нашей экономики и промышленности, которая, к сожалению, за прошедшие 25 лет практически уничтожена и, как это ни печально, на мой взгляд, неспособна обеспечить поставку Вооружённым силам необходимого количества новых видов боевой техники и вооружений.

Да, мы можем поставлять небольшой объём неплохих образцов передовой техники, но обеспечить массовую поставку, которая позволила бы добиться паритета, особенно в обычных средствах ведения войны, наша промышленность, к сожалению, не в состоянии. А это создаёт у американского правительства иллюзию, что, наконец-то, пришло их время.

Вопрос: А время для чего? На что они готовы? 

Виктор Алкснис: Остановить ответный удар российского ядерного оружия с помощью систем ПРО, а за счёт превосходства в обычных системах вооружения – одержать военную победу над Россией. Да, возможно, это будет не сегодня, но, как мне кажется, американцы ведут дело именно к этому. И это очень опасно. Если к 70-м годам прошлого века мы достигли военного паритета ценой огромных усилий, в том числе и ценой затягивания поясов, и население было лишено многого из того, что появилось сейчас, то сейчас, имея определённый паритет в ракетно-ядерной сфере, мы значительно уступаем США в обычных вооружениях.

Соответственно, задача США – свести ситуацию к применению обычных средств поражения и, избежав перехода в ядерный этап противостояния, добиться своих политических целей. И, как мне кажется, США ведут дело к этому.

Вопрос: В этой связи, может ли отправка авианосца "Карл Винсон", о которой в Азии говорят как о возможном начале Второй Корейской войны, стать репетицией такого конфликта? Ведь боевые действия могут начаться против страны с ядерным потенциалом, пусть и не таким большим, как у нас?

Виктор Алкснис: Думаю, что вряд ли авианосцы будут необходимы американцам. Всё-таки авианосцы уже не являются той силой, которой они были в годы Второй мировой войны и послевоенный период. С появлением новых средств поражения они несколько утратили свою силу. Неспроста американцы опасаются китайских баллистических ракет, способных с суши поражать морские цели на значительном удалении. Я думаю, что сейчас идёт игра мускулами. Они демонстрируют свои возможности, что, при необходимости, могут "наказать" Северную Корею. А это ещё один шаг, переводящий холодную войну в настоящие боевые действия.

Авианосец США "Карл Винсон"|Фото:globaltimes.cn

Вопрос: Чем сможет ответить Россия в случае удара Пентагона по КНДР?

Виктор Алкснис: Вряд ли мы вмешаемся в конфликт, но не забывайте, что Северная Корея обладает потенциалом ракетно-ядерного оружия. Не буду говорить сейчас о качестве этого оружия, но оно есть, и как оно будет применено, это одному богу известно. Скажем, куда полетит ракета с ядерной боеголовкой? Чтобы решить свои проблемы, Северная Корея может запустить её не в сторону американских военных баз в Японии, а, скажем, в направлении нашего Владивостока. Просто чтобы в конфликт была вынуждена мешаться и Россия. Так что ситуация там очень непростая. И, если США развяжут военный конфликт, то неизвестно, как поведёт себя Китай. А ведь это ядерная держава, которая не будет спокойно взирать на происходящее. Всё-таки, Северная Корея – это её союзник.

То, что сейчас происходит, внушает очень серьёзные опасения. По сути, мы приближаемся к тому этапу, который был в 1962 г., к Карибскому кризису. Мы стоим на грани мировой войны и потихоньку сползаем туда. Но тогда была другая ситуация, существовал биполярный мир, сейчас этой ситуации нет. Американцы считают, что они единственная сверхдержава в мире, что они могут быть мировым жандармом, навязывать другим странам свою волю.

Вопрос: Как в этом свете расценивать переговоры Тиллерсона в Москве, на которых он продвигал интересы США и их союзников в сфере безопасности? Трамп сказал, что они "прошли лучше, чем ожидалось". Что за этим может стоять? Пойдёт ли Россия на существенные уступки Западу, и если да, то в чём они могут выразиться?

Виктор Алкснис: Я не исключаю, что мы можем пойти на подобные уступки. Невзирая на все наши публичные заявления о лучшем в мире оружии, о том, что мы сильны как никогда, реальное положение дел намного серьёзнее, чем то, что пишут в наших СМИ. Повторяю, сегодняшняя ситуация  в нашей промышленности не позволяет обеспечить нашу армию, особенно в части обычного оружия, всем необходимым. Мы очень серьёзно отстаём в военных технологиях, потому что и в целом отстаём в науке.

Напомню, в 1931 г. Сталин сказал, что Советскому Союзу за десять лет нужно совершить скачок и ликвидировать отставание от передовых стран мира в промышленном потенциале. Нам удалось совершить этот скачок ценою огромных усилий, крови и пота, но к 1941 г. были заложены условия победы 1945 г. Нам не хватило буквально пары лет, чтобы достичь всех целей, но уже к 1942 г. в жутких условиях эвакуации промышленности и недостатка рабочей силы мы сумели наладить выпуск военной техники. К 1943 г. производство основных видов боевой техники превосходило Германию, несмотря на то, что на Германию тогда работала фактически вся Европа.

Теперь мы фактически вновь находимся в состоянии того же самого 1931 г. Нам нужна новая индустриализация. Нужно не проводить Олимпиады и Чемпионаты мира по футболу, а направить все деньги на создание новых производственных мощностей, на создание новых отраслей промышленности, в первую очередь высокоточной электроники и станкостроения, иначе, как говорил в своё время Сталин, нас сомнут. И нас не спасёт наше ракетно-ядерное оружие.

плакат, догнать и перегнать, индустриализация|Фото: panoptikon.org

Вопрос: Руководство США заявило, что режим Асада подходит к концу, и Россия может помочь ему осознать реальность. А мы, в свою очередь, дали понять, что поддержка Асада Москвой небезоговорочна. Станет ли уход России аналогом вывода войск из Афганистана в 1989 г., когда мы попросту бросили там правительство Наджибуллы?

Виктор Алкснис: Всё может быть. Напомню, ещё в 2013 г. Россия уже отказывалась от военной поддержки Асада. Тогда мы вывели из Сирии всех своих военных советников, практически закрыли нашу базу в Тартусе и отказали Асаду в поставках боевой техники и вооружений. И вот в 2015 г. мы почему-то решили вернуться туда, и началось то, что началось. Поэтому я не исключаю того, что в каких-то политических целях мы снова откажемся от поддержки  Асада и уйдём оттуда.

Вопрос: То есть, может быть брошена на самотёк и война с терроризмом?

Виктор Алкснис: Это вполне может быть, потому что, как говорится, по одёжке протягивай ножки. Поддерживать наш контингент в Сирии очень-очень дорого и очень-очень сложно. Если бы это происходило вблизи от собственных границ, и была бы, как в Афганистане, прямая связь между нашей группировкой и территорией нашей страны, это одно. А сейчас это происходит в тысячах километров от границ России при отсутствии у страны того же флота, который мог бы обеспечить там нашу группировку, при необходимости прохождения проливов, которые пока нейтральны, но могут быть перекрыты Турцией. Что в таком случае мы будем с этой группировкой делать? Поэтому я достаточно пессимистично смотрю в будущее. Самое главное, я не уверен в наличии политической воли нашего руководства пойти до конца.

Вопрос: Может ли такая ситуация привести к тому, что мы подойдём к союзу с Китаем, но уже на правах младшего партнёра?

Виктор Алкснис: Вполне может быть. К сожалению, мы утратили способность отстаивать свои интересы надлежащим образом, и имеем достаточно малый потенциал.

Российско-китайская дружба|Фото: news.nen.com.cn

На мой взгляд, непосредственно распад Советского Союза только-только вступает в активную фазу. Мы ещё не достигли дна в последствиях распада СССР, и 21-й век, по крайней мере, первая его половина, будет войной за постсоветское пространство. В XVIII веке была война за испанское наследство, когда делили тогдашнюю сверхдержаву Испанию, а сейчас, видимо, будут делить наше наследство, наследство советской сверхдержавы.

Вопрос: То есть, это затронет и территорию современной России?

Виктор Алкснис: В том числе. Это самый лакомый кусочек. Наша территория – это наш алмазный фонд, наша драгоценность, представляющая лакомый кусок для наших "западных партнёров".



Павел Мартынов