Аналитика


"Ночь предопределения судьбы". Иран нанёс ракетный удар как сигнал сторонникам терроризма
армия и ВПК | За рубежом

Сразу два важнейших события произошли в сирийском конфликте: боевики-исламисты подверглись ракетному обстрелу с территории Ирана, а в районе Ракки сирийский штурмовик был сбит американским истребителем. Случайны ли эти события, почему Тегеран выбрал именно Дейр-эз-Зор и ракеты для удара возмездия за теракты 7 июня и почему уничтожение сирийского самолёта может быть следствием внутриполитической нестабильности в США – читайте в материале Накануне.RU.

Пресс-секретарь Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Рамзан Шариф сообщил о ракетном ударе, проведённом в воскресенье по штаб-квартире и логистическим объектам запрещённой на территории РФ террористической группировки ИГИЛ близ сирийского города Дейр-эз-Зор.

Islamic Respublic News Agency передаёт, что это сделано в ответ на теракт 7 июня, который был устроен в Тегеране боевиками-исламистами. Тогда в результате стрельбы и взрывов в парламенте страны и близ мавзолея имама Хомейни погибли 18 человек, десятки были ранены. После дерзкого нападения, ставшего первой террористической атакой, устроенной игиловцами на территории Ирана, представители КСИР пообещали, что пролитие крови невинных жертв не останется без ответа.

Сообщается, что ракеты были выпущены непосредственно с территории Ирана – западных провинций Керманшах и Курдистан.

Иран является одним из государств, наиболее последовательно поддерживающих правительство Башара Асада в гражданской войне в Сирии. С иранского аэродрома Хамадан по позициям боевиков в Сирии уже наносила удары российская авиация, однако ракеты со стартовых площадок в Иране применяются впервые.

Teheran Times сообщает, что в этой операции, получившей кодовое название "Лайлат аль Кадр" (Laylat al-Qadr) ("Ночь предопределения судьбы"), применялись баллистические ракеты средней дальности (600 – 700 км). Пресс-служба КСИР сообщает о том, что все ракеты успешно поразили цели, при этом, нынешняя операция продемонстрировала лишь небольшую часть возможностей Тегерана для карающего удара по своим врагам. Руководитель аэрокосмического подразделения КСИР, бригадный генерал Амир Али Гаджизаде позитивно оценил этот ракетный удар, отметив, что теперь враждебные акты в отношении Ирана приведут к "дорогостоящим последствиям" для злоумышленников. "Наши враги должны знать, что Тегеран это не Лондон или Париж", – подчеркнул офицер, сравнив иранскую столицу с европейскими городами, которые в последнее время подвергаются сериям террористических атак.

Экс-глава КСИР Мохсен Резаи в соцсети назвал "Ночь предопределения судьбы" только "началом мести" и предположил, что удары продолжатся. Резаи также назвал ракетный удар по боевикам в Сирии "посланием Ирана сторонникам терроризма". Известно, что главным спонсором терроризма в Тегеране считают своего основного регионального конкурента – Саудовскую Аравию.

По словам старшего депутата иранского меджлиса, председателя парламентской комиссии по национальной безопасности и внешней политике Алаедина Борожерди, "мы вступили в новую фазу борьбы с террористами в регионе".

Fars News сообщает об уничтожении в ходе иранского удара большого количества живой силы и техники экстремистов. Кроме того, издание приводит некоторые детали операции: сообщается, что в общей сложности было выпущено шесть ракет, которые достигли сирийской территории через воздушное пространство Ирака. Также иранский сайт отмечает, что, помимо ракетного удара, бойцы запрещённых группировок в районе Дейр-эз-Зора сталкиваются с большими потерями от огня и действий авиации Сирийской Арабской Армии (САА), а войска Асада успешно теснят террористов, перерезая их базы снабжения и освобождая всё новые территории в районе Дейр-эз-Зора и Ракки.

Но в это время армия Асада столкнулась с новым актом агрессии со стороны США – под Ракой американским истребителем был сбит сирийский штурмовик Су-22.

 Директор Центра военно-политических исследований Владимир Евсеев|Фото: forum-bb.ruВ результате и без того непростая ситуация в Сирии вышла на новый виток напряжённости. Последние события в беседе с Накануне.RU прокомментировал военный эксперт Владимир Евсеев.

Вопрос: Иран заявил, что ракетный удар – это месть террористам за атаки в Тегеране. Но почему удар возмездия осуществлён именно в такой форме и именно в Дейр-эз-Зоре?

Владимир Евсеев: Удар по району Дейр-эз-Зора не был случайным, потому что в этом районе фактически находится штаб-квартира сирийского филиала "Исламского государства", поэтому удар именно по этому району был очевиден. Кроме этого, Иран крайне заинтересован в пробитии через Дейр-эз-Зор канала между Дамаском и, как минимум, Багдадом. Такой канал сейчас активно пробивается, при этом активно используются отряды ливанского движения "Хезболла", которые были ранее переброшены из Алеппо.

Вопрос: Почему Иран заинтересован именно в этом коридоре?

Владимир Евсеев: Южнее они, видимо, не могут его пробить, ввиду того, что этому препятствуют США: деятельность антитеррористической коалиции, создание буфера вблизи границы с Иорданией – всё это затрудняет создание такого коридора. Нанесение удара именно там (Дейр-эз-Зор, - прим. Накануне.RU) было ожидаемо. Другой вопрос, что никто не ожидал, что это будет именно ракетный удар. Иран фактически не имеет возможности для нанесения серьёзного авиационного удара, но ракетный потенциал – это то, что страна как раз имеет. Подтверждение того, что Иран может успешно применять ракеты на достаточно большой дальности – это новое в тактике ведения боевых действий Ирана на территории Сирии.

Вопрос: Что за этим может последовать?

Владимир Евсеев: За этим может последовать противодействие США. Но противодействовать баллистическим ракетам крайне сложно. Поэтому ответ США, скорее всего, будет нанесён именно по "Хезболле" и, скорее всего, он будет наноситься именно со стороны буфера, находящегося вблизи Иордании. В любом случае, считаю это важным изменением тактики со стороны Ирана, и это свидетельствует о достаточно высокой надёжности иранских ракет, которые смогли долететь до Дейр-эз-Зора. Другой вопрос, какой была точность стрельбы. Пока об этом нет надёжной информации. Полагаю, что точность стрельбы ракет этого класса повышается, попутно с нанесением удара по "Исламскому государству" решалась задача дальнейшей отработки этих ракетных комплексов, которые стоят на вооружении ИРИ.

Вопрос: Можно ли считать эту атаку своего рода испытанием ракет, призванным устрашить ближайших врагов Ирана – Саудовскую Аравию и Израиль?

Владимир Евсеев: Думаю, что Саудовская Аравия увидела здесь такого рода ответ. Иран может нанести удар по территории королевства и это вызывает серьёзное беспокойство в Саудовской Аравии. Если же говорить об Израиле, то надо понимать, что для нанесения удара по Израилю нужно иметь ракеты другого класса. Удар на 600-700 км не наносится ракетами средней дальности, о которых заявляют иранские СМИ. Ракеты средней дальности должны иметь дальность не менее тысячи километров, а 600-700 км, по российской терминологии, это оперативно-тактические ракеты. Поэтому не уверен, что в данном случае применялись именно ракеты средней дальности. Для нанесения удара по Израилю нужны ракеты дальностью стрельбы уже свыше 2 тыс. км, для этого не годятся ракеты класса БАдр-1 и различные модификации Шихаба-3. Эти ракеты такой дальностью полёта не обеспечены. Для стрельбы по Израилю могут быть использованы только ракеты типа Саджи, которые сейчас находятся в стадии разработки. Поэтому непосредственной угрозы Израиль сейчас ощущать не будет, угроза больше потенциальная, Израиль будет бояться поставки такого рода ракет в Ливан.

Дальность действия иранских ракет. Иконографика из СМИ ИРИ|Фото: vk.com/iranian_army

Вопрос: Может ли сбитый сирийский самолёт быть свидетельством того, что общая борьба против терроризма заканчивается и теперь американцы пытаются защищать свои зоны влияния в послевоенной Сирии?

Владимир Евсеев: Полагаю, такого рода деятельность США носит контрпродуктивный характер, она препятствует российско-американскому сотрудничеству по освобождению Ракки. Фактически, американцы освободить город не могут, как сами, так и с помощью сил демократической Сирии. Освобождение Ракки возможно только при участии САА. Поэтому эта деятельность США фактически срывает возможность по освобождению Ракки и, как минимум, отодвинет время её освобождения. Проблема здесь в том, что Ракка - единственное место, где возможно российско-американское военное сотрудничество, кроме Манбиджа. Однако, это предполагает участие в операции САА, потому что на земле воевать практически некому, нет, во всяком случае, механизированных, танковых подразделений, которые готовы это делать. Курды, во всяком случае, этого не имеют. Нет у них и тяжёлой артиллерии. Тем более, что курдов в Ракке никто не ждёт, там живут арабы.

А американцы в угоду каким-то сиюминутным задачам и тактическим интересам жертвуют освобождением города. И с этой точки зрения мне непонятна американская позиция. Такая деятельность препятствует, прежде всего, американскому президенту Дональду Трампу, который не сможет заявить об освобождении Ракки как о победе. Победа над террористами отодвигается во времени и чем на большее время она отодвигается, тем больше нарастают российско-американские противоречия. Трудно пока оценить реальные последствия этого.

Вопрос: Но могут ли какие-то силы в Вашингтоне, необязательно президент Трамп, стремиться не к освобождению Ракки, а к тому, чтобы в первую очередь не пустить туда Асада?

Владимир Евсеев: В США действительно, как на уровне экспертов, так и на уровне исполнительной власти есть всяческое желание изменить направление деятельности США в Сирии. В частности, предполагается свернуть активность в районе Ракки и активизироваться в районе границы с Иорданией, где сейчас создан некий буфер. Произошедшее может быть отражением противостояния двух этих направлений: с одной стороны, в Ракку вложены очень большие средства, поэтому было бы более логично наступать именно там, с другой стороны, прежде всего консервативные силы заинтересованы в изменении направления. Потому что выход с юга создаст определённую угрозу Дамаску, а, во-вторых, он будет блокировать деятельность "Хезболлы". Этот буфер на сирийской территории вдоль иорданской границы создаётся тремя государствами при активной поддержке ещё двух: силовой компонент это США, также действуют Великобритания и Иордания при полной поддержке Саудовской Аравии и Израиля.

Теперь многое зависит от позиции Трампа – хочет ли он победить "Исламское государство"? Тогда ему нужно освобождать Ракку, но тогда нужно через Россию сотрудничать с САА. Если же он оставит Ракку так, как есть, то есть, в состоянии полуизоляции и задействует основные силы на юге Сирии, то тогда он не сможет победить ИГ и противоречия между Россией и США будут нарастать. В этом смысле деятельность американской администрации пока неясна.



Павел Мартынов