Аналитика


Региональным элитам указывают на их место перед новым президентским сроком
Политика | Центральный ФО | Северо-Западный ФО | Приволжский ФО | Сибирский ФО | В России | Северо-Кавказский ФО

Вскоре после единого дня голосования началась новая серия отставок губернаторов. В течение нескольких дней своих постов лишились самарский губернатор Николай Меркушкин, до этого долгое время возглавлявший республику Мордовия, губернаторы Красноярского края Виктор Толоконский и Нижегородской области Валерий Шанцев, глава республики Дагестан Рамазан Абдулатипов. Ожидается, что серия отставок может продолжиться, в группе риска называется, в частности, руководитель Новосибирской области Владимир Городецкий.

Принято считать, что с назначением главой Администрации президента Антона Вайно, а Сергея Кириенко - его первым замом, курирующим внутреннюю политику, курс на "молодых технократов" был взят и при обновлении губернаторского корпуса. Этот тренд подтвердила и серия весенних перестановок в регионах, которая завершилась избранием назначенных Кремлем временно исполняющих обязанности глав 10 сентября. Политологи тогда отмечали, что пришедшие губернаторы побеждали на выборах с "крупным счетом" (нередко более 70%), они существенно моложе тех, кто занимали свои посты до этого, но главное, что они способны "формулировать задачи, быстро и эффективно действовать, задействовать самые благоприятные практики управления".

Политолог, экс-сотрудник Администрации президента Олег Матвейчев подчеркнул в беседе с Накануне.RU, что идёт смена поколений управленческих элит. Люди из старшего поколения, как то Меркушкин, Шанцев, Толоконский, уходят, и на их место целенаправленно продвигают молодых, компетентных представителей нового поколения управленческой элиты России, обладающих умениями для развития регионов.

При этом, в Кремле призвали при оценке новых назначенцев воздержаться от клише "молодой технократ". Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков назвал происходящую ротацию "нормальным, востребованным и ожидаемым процессом", направленным на обновление губернаторского корпуса, в котором места занимают молодые не "технократы", а "широкопрофильные специалисты".

С другой стороны, в губернаторском кресле пока остаётся, например, Аман Тулеев, возглавляющий Кемеровскую область с середины 1997 г., несмотря на то, что в 2017 г. он несколько месяцев находился в отпуске по состоянию здоровья.

Любопытно, что кадровая политика Кремля впервые за многие годы становится предсказуемой. Если в начале недели федеральные СМИ сообщают о скорой отставке того или иного руководителя субъекта, то, как правило, это сбывается. И предсказуемость дошла уже до того, что сменщики бывалых губернаторов для простых обывателей и даже политтехнологов оказываются на одно лицо.

Как отмечает директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин, внешние сходства – не главное, тут, конечно, нет никакой "крамолы Кремля", важно, что большинство ротированных губернаторов не принадлежат к какой-либо группе влияния в федеральном центре, но вот практически все их сменщики – протеже той или иной группы. Все новые назначенцы связаны с Москвой и с интересами центральных властных групп теснее, чем их предшественники, и они меньше связаны с региональными элитами.

Можно встретить утверждение, что главы регионов сменились в тех субъектах федерации, где традиционно сильны позиции местных парламентов – в Красноярском крае и Дагестане. В то же время, такого нельзя сказать, например, о Самарской или Нижегородской областях.

Генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин считает, что ротация нужна была именно сейчас уже хотя бы для того, чтобы новые назначенцы к выборам смогли "сложить" свой политический профиль и подготовиться к избирательной кампании.

Много домыслов породило и то обстоятельство, что назначенные сейчас врио будут избираться в марте 2018 г. одновременно с президентскими выборами. Можно услышать мнение о произошедшем, например, как о политтехнологическом ходе Кремля, намеревающегося повысить явку на выборах. Однако, как считает Павел Салин, вопрос о явке стоит на последнем месте по ряду причин: во-первых, слишком разные регионы, во-вторых, федеральный центр вполне был удовлетворён явкой в тех регионах, где прошли выборы губернаторов 10 сентября. И вопрос по явке может быть решён Кремлём в любом регионе в любом комфортном для себя ключе. Там, где нужна высокая явка, он получит высокую, там, где с явкой не нужно перегибать, там будет средняя или ниже средней, самое главное – это законность процедуры. Таким образом, вопрос о повышении явки на президентских выборах на повестке дня не стоит вообще.

Наконец, учитывая относительно скорые президентские выборы, большое количество отставок по не до конца понятным критериям породило предположения о том, что Кремль на новый президентский срок до 2024 г. (на который, скорее всего, пойдет сам Путин) намерен снизить вероятность появления региональной фронды. Неизвестно, как будет складываться экономическая ситуация, а по ряду факторов многие уже рассуждают о возвращении страны в "90-е".

Политолог Павел Салин отмечает, что речь не может идти о борьбе с фрондой, потому что пока она отсутствует как таковая. Но в последнее время центр уже перепробовал ряд рычагов воздействия на губернаторов, в качестве примера политолог привёл Татарстан, где имел место отзыв лицензии у "Татфондбанка" и нескольких банков помельче, представлявших интерес для местной элиты.

Основной инструмент контроля над элитой – это вопрос отставок, и федеральный центр тестировал этой весной механизмы отставок по-хорошему (февральские отставки) и отставок по-плохому (апрельские отставки). И сейчас происходит то же самое.

Эксперт также придерживается мнения, что основной целью происходящего является всё же омоложение губернаторского корпуса, потому что пока тех губернаторов, которые ушли в отставку или вот-вот уйдут, нельзя отнести к региональной фронде. "Меркушкина, в принципе, можно. Он с программными заявлениями не выступал, но явочным порядком интересам федеральных групп влияния там в регионе противостоял. Шанцев – нечто среднее, обычный средний губернатор", – констатирует Павел Салин.

Сами по себе отставки – это пока не способ подавления, нейтрализации региональной фронды, а способ ротации элиты, а вот информационный фон, который присутствует вокруг отставок: полная неопределённость, демонстрация того, что от местного губернатора, если у него нет никаких "повязок" в какой-то группе влияния в Москве, ничего не зависит – полностью способствует тому, чтобы региональные элиты поняли своё место.

губернаторы, кадровая политика, матрица|Фото:



Павел Мартынов