Аналитика


Что получила УПЦ и зачем Денисенко-Филарет атаковал РПЦ?
религия | В России | Украина

Проходивший с 29 ноября по 2 декабря в Москве Архиерейский Собор Русской Православной Церкви (РПЦ) стал примечателен тем, что на нем впервые выступил президент России Владимир Путин, а также тем, что Украинской Православной Церкви (УПЦ) предоставлено больше самостоятельности, что будет вынесено в отдельную главу Устава РПЦ. И эти события так и остались бы главными, если бы не сенсационное обращение к патриарху Московскому и всея Руси Кириллу и епископату РПЦ лидера украинских раскольников Михаила Денисенко, или бывшего митрополита Киевского Филарета, в котором он призвал "положить конец существующему противостоянию", отменить прещения, отлучения и попросил прощения. И если вначале затеплились надежды на возвращение раскольников в лоно Церкви, то последующие события и заявления быстро развеяли эту иллюзию. Стало ясно, что Денисенко пошел в новую атаку против Церкви. Подробнее – в материале Накануне.RU.

Что получила УПЦ?

Еще до скандальных событий, связанных с письмом Денисенко, с докладом о жизни УПЦ на Соборе выступил митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий, признавший "еще большее ухудшение взаимоотношений между нашей Церковью и теми, кто уклонился в раскол". По его словам, "некоторые общественно-политические силы предпринимают попытки дискредитировать УПЦ в глазах украинского общества, спекулируя ее "несамостоятельным" статусом". По этой причине предстоятель УПЦ попросил "во избежание дальнейших спекуляций" подчеркнуть особый статус УПЦ, выделив его в Уставе РПЦ. Он предложил создать отдельную главу под названием "Украинская Православная Церковь", где прописать, в частности, что ей "предоставлена независимость и самостоятельность в управлении".

Собор единогласно поддержал эту просьбу. Сообщается, что в Уставе РПЦ будет закреплено, что центр управления УПЦ находится Киеве, а Общецерковный суд отныне будет распространяться на всю территорию Московского Патриархата за исключением Украины. При этом решения Поместного и Архиерейского Соборов являются обязательными для УПЦ.

Естественно, что после этого стали распространяться слухи о признании "независимости" УПЦ. Это сразу же опроверг пресс-секретарь патриарха Кирилла протоиерей Александр Волков.

"Никакой независимости никто не признавал. Фактически было одобрено только предложение о переносе центра управления УПЦ в Киев, то есть подтверждение того, что и так есть", – сказал он.

Итак, что же произошло? В действующей пока редакции Устава РПЦ слово "независимость" применительно к УПЦ отсутствует. В Томосе патриарха Алексия II 1990 года (о предоставлении УПЦ автономии, ранее это был экзархат) также благословляется "самостоятельность в своем управлении". Теперь же УПЦ станет еще и независимой в управлении. По существу это ничего не изменит. Независимость и самостоятельность в управлении у УПЦ была и ранее, просто в Уставе РПЦ теперь это будет прописано отдельной главой.

По существу ничего не изменится

Понятно, что эти изменения продиктованы политическими обстоятельствами. На Украине и власть, и раскольники, и неонацистские движения (в сущности все это одно) нападают на УПЦ именно по причине ее якобы несамостоятельности и зависимости от РПЦ, обвиняя в том, что руководство УПЦ осуществляется из столицы "государства-агрессора". И все бы ничего, но украинский режим стал законодательно давить на УПЦ. Так, в законопроекте "Об особом статусе религиозных организаций, руководящие центры которых находятся в государстве, которое признано Верховной радой Украины "государством-агрессором", предполагается, что назначать митрополитов и епископов такие религиозные организации (т.е. УПЦ) смогут только по согласованию с органами власти на Украине. Фактически речь идет о том, чтобы подмять Церковь под государство. Кроме того, в законопроекте сказано, что власть вообще имеет право запретить религиозную организацию, если она будет сотрудничать с "государством-агрессором", что также, и это все прекрасно понимают, направлено конкретно против УПЦ.

В этих условиях УПЦ сделала упреждающий ход: она независима в управлении, а ее центр находится в Киеве (думается, изменения в Устав РПЦ будут внесены оперативно). После этого обвинения УПЦ оказываются сомнительными. Это, без сомнения, не удовлетворит нацистов, но проблемы должны решаться по их возникновению.

Однако не является ли для Церкви унизительным сам факт поддаться на угрозы нацистского режима? Каковы будут плоды этих юридических уступок, предвидеть невозможно. Не исключено, что они еще более озлобят нацистов и раскольников, у которых появится повод к обвинению УПЦ в обмане. Денисенко на пресс-конференции уже задал соответствующий тон.

"Это обман. Никакого центра той церкви в Киеве нет. Центр находится в Москве. Где сидит справа от патриарха митрополит Онуфрий? В Киеве или Москве? Если центр тут, почему Москва назначает переговорщиков с "киевским патриархатом?" – возмущался Денисенко.

В защиту же УПЦ можно привести то, что за две тысячи лет иерархи и соборы шли и не на такие компромиссы с властями ради сохранения самой Церкви, что является не приспособленчеством в бытовом смысле, а уступками во второстепенном ради сохранения главного (по учению Христа, земная жизнь второстепенна, а главная – вечная, к спасению в которой и должна вести Церковь).

митрополит Онуфрий, церковь, УПЦ(2017)|Фото: patriarchia.ru

Что же тогда общего осталось у УПЦ с русским православием, русской историей, русской культурой и Русской Церковью? Самое главное – КАНОНИЧЕСКОЕ единство! Независимость и самостоятельность в управлении – это у УПЦ как религиозной организации, так сказать, земного измерения Церкви. Это для документов, для государства, которому это нужно. Церкви же, по большому счету, все это не нужно. Она живет канонами. И вот каноническое единство – это общность именно церковных канонов, которые для Церкви являются самыми главными. При этом каноническое единство с РПЦ – это гарантия того, что УПЦ останется в лоне Русской цивилизации.

Правда, стоит отметить, что в каноническом единстве находятся все автокефальные православные церкви. Однако в РПЦ и УПЦ существует общее мнение, что предоставлять УПЦ автокефалию (вот чего хочет украинский режим!) нельзя, поскольку в этом случае у РПЦ не останется никаких рычагов влияния на УПЦ, где власть захватят сторонники унии с униатами и католиками и в конце конов заключат ее. То есть именно забота о сохранении Православной Церкви на Украине удерживает РПЦ от дарования УПЦ автокефалии. Однако из-за того, что для украинских нацистов и раскольников главным является вера не в Бога, а в политическую нацию, они воспринимают это как факт политической зависимости УПЦ от РПЦ, хотя политической зависимости как раз и нет, что будет особо подчеркнуто в новом Уставе РПЦ. Церковь пойдет на любые уступки в управлении, но не в вере. А именно против православной веры и борются раскольники. Это ключевой факт в восприятии Церковью проблемы раскола.

Письмо Денисенко

Она вновь обострилась, когда на Соборе было рассмотрено письмо Денисенко с призывом о "восстановлении молитвенного и евхаристического общения" и преодолении разделения между христианами и между народами. Письмо завершалось словами: "Прошу прощения во всем, чем согрешил словом, делом и всеми моими чувствами, и так же от сердца искренне прощаю всем". Однако оно стало сенсацией с огромным знаком "минус", учитывая последующие события и заявления. По данным украинских "Вестей", письмо в Патриархию принесли три человека, связанные с раскольниками. Сначала оно не было принято канцелярией, так как содержало подпись: "Патриарх Киевский и всея Украины Филарет". Лишь после того как приставка была убрана, документ зарегистрировали и заслушали вне очереди.

Этот малозначительный на первый взгляд факт на самом деле содержит очень многое. В условиях информационной войны против России и Русской цивилизации российские же СМИ транслируют точку зрения Запада, ставя Русскую Православную Церковь в один ряд с раскольничьей организацией Денисенко, также называя ее церковью, а его самого – "патриархом", "предстоятелем" и т.д. Это противоречит самому православному учению, согласно которому Церковь была создана однажды – сошествием Святого Духа на апостолов на 50-й день после Воскресения. Разумеется, существуют поместные церкви, но все они соединены каноническим единством и образуют Вселенскую Церковь. Те структуры, которые по разным причинам не входят в нее, не являются церквями в православном смысле. Они ведут свое преемство не от апостолов, а от самих себя. Поэтому с ними невозможно объединяться, речь может идти только об одном – об их возвращении в Церковь. К сожалению, СМИ, не вдаваясь в существо вопроса, подают дело так, будто бы идет диалог между двумя поместными церквями, одна из которых просто не признана. В этих условиях удивляться тому, информационная война за Украину была на определенном этапе проиграна и Малую Русь оторвали от Великой Руси, уже не стоит.

Собор воспринял обращение Денисенко как готовность к началу переговоров о преодолении раскола. Для их ведения была сформирована комиссия под председательством председателя Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополита Илариона. В тот же день, 30 ноября, у Денисенко категорически отвергли сам факт отправления письма патриарху Кириллу. Но чуть позже его все-таки признали, и с этого момента началось провокационное вранье.

Атака на РПЦ

Якобы Московская Патриархия сама выразила желание вступить в диалог с Денисенко для "нормального церковного общения" (цитата из заявления пресс-службы раскольников). И Денисенко снисходительно пошел навстречу, но при условии признания РПЦ "автокефалии поместной УПЦ и объединение украинского православия вокруг "киевского патриаршего престола", для чего РПЦ должна отменить все решения в отношении Денисенко, в том числе лишение его сана, отлучение от Церкви, предание анафеме и т.д. Эту ложь Денисенко использовал для новой порции обвинений против РПЦ. Будто бы именно она виновата в случившемся.

"Примирения не состоялось потому, что Собор, воспользовавшись моим обращением, направил его не на примирение и не на решение вопроса об автокефалии, а на то что, что якобы мы хотим вернуться в лоно Русской Церкви. Я заявляю твердо: никакого покаяния в том, что выбрал путь украинской автокефалии, не было, нет и не будет. Бог дал нам государство, и в нем должна быть "независимая православная церковь". Это аксиома. Теперь, когда ко мне обратились о примирении, я пошел на то, чтобы мы примирились, но обговорили автокефалию. Но вышло иначе. Нас хотят пригласить на переговоры по возвращению в Московский Патриархат. Я хочу заявить в первую очередь патриарху Кириллу и московскому епископату, что никогда украинская "церковь" не вернется в Московский Патриархат", - заявил Денисенко.

В его словах ложь смешана с бессилием. Денисенко выбрал не "путь украинской автокефалии", а путь украинского раскола. Именно поэтому ему не дает покоя его статус. Кроме того, старика подводит здравый смысл. Когда он возмущался, почему это "Москва назначает переговорщиков", то вообще-то он сам написал письмо в Москву. Кроме того, по его словам, он выбрал "путь автокефалии", но готов "обговорить автокефалию". Если он такой "самодостаточный" (его же цитата), то зачем ему разрешение из Москвы? Не проходит и дня, чтобы он не обвинял Россию в кознях против Украины, а УПЦ – в том, что решения за нее принимаются в Москве. И вот он сам обращается в Москву, чтобы ему дали автокефалию. Предатель Украины, не иначе!

1 декабря он дал большую пресс-конференцию, на которой разъяснил свою позицию и развеял все иллюзии. "От киевской кафедры я не отрекусь до смерти", - сказал Денисенко. Он также припомнил митрополиту Онуфрию, что тот не встал в Раде в память об убитых украинских боевиках, и заявил об истинной цели борьбы.

"Пусть они Верховную раду не обманывают. В Раде сейчас закон о свободе совести. Они боятся, чтобы не легло на УПЦ пятно "страны-агрессора". А мы будем настаивать, чтобы закон был принят", - пригрозил главный раскольник, имея в виду законопроект о дискриминации и возможном запрете УПЦ. Естественно, что после этого в УПЦ признали крах надежд на уврачевание раскола.

Михаил Денисенко, Филарет, раскол, церковь(2017)|Фото: cerkva.info

Что стоит за письмом Денисенко?

Самый главный вопрос: чего хотел достичь Денисенко всей этой провокацией? По всей вероятности, дело не только в ненависти к РПЦ. Старику скоро 89, а значит, нужно думать о преемнике. Возможно, письмом Денисенко хотел прощупать почву на предмет готовности РПЦ к диалогу и будущему своего детища. Ведь после смерти в его организации может начаться борьба за власть, и диалог с РПЦ будет очень кстати, чтобы предотвратить возможный хаос. Такой ход его мыслей вполне вероятен. В пользу этого говорит то, что письмо написано в миролюбивом духе, но без покаяния в расколе, т.е. Денисенко подает себя как равного, хотя и обтекаемо просит прощения. Однако сразу же окружение переубедило его отказаться от этой затеи и занять твердую враждебную позицию.

Вторая версия сводится к тому, что письмо изначально было провокацией, чтобы выставить себя жертвой "недоговороспособности РПЦ". Дескать, Киев предлагал Москве примирение, но та отвергла. В пользу этого говорит то, что раскольники до сих пор как ни в чем не бывало ждут от РПЦ диалога и даже предлагают место заседания – Ригу или Вильнюс. Это делается с той целью, чтобы потом заявить, то Киев ждал до последнего, а виновата в срыве переговоров Москва.

Третье предположение – просто втянуть РПЦ в сам диалог и раздуть это в СМИ как диалог двух церквей, двух патриархатов. К сожалению, большинство СМИ, как отмечалось, попались на эту удочку, что для Киева очень важно. Ведь в информационную эпоху есть так, как пишут СМИ. Сколько там процентов разбираются в церковных вопросах? К счастью, в РПЦ сразу же очень настороженно отнеслись к инициативе Денисенко, и похоже, что РПЦ изберет лучший путь – не ввязываться в провокацию. А без ответной реакции она долго продолжаться не будет.

Четвертый вариант, пожалуй, самый зловещий. Киев намерен использовать этот случай для усиления давления на УПЦ. Под предлогом того, что целый Денисенко был готов к компромиссу, но УПЦ не согласилась, теперь придется строить "единое поместное независимое украинское" не в диалоге УПЦ с раскольниками, а на базе одних только раскольников, а УПЦ просто отовсюду выдавливать. Правда, от этого шага украинский режим предостерегает тот факт, что это взорвет Украину.

"По моему убеждению, вся эта ситуация скорее всего была банальной постановкой с целью привлечения к себе внимания и создания огромного информационного резонанса, что им однозначно удалось", - сказал спикер Волынской епархии УПЦ Олег Точинский.

Политолог Константин Бондаренко полагает, что резкий разворот был обусловлен давлением режима на Денисенко. Политолог Руслан Бортник связывает это с ультиматумом его окружения – или отказ от письма, или отстранение от должности с последующим расколом уже внутри раскольников. С этим и связано последующее оправдание Денисенко, что его "не так поняли".

Поняли-то его как раз верно: в письме не было и слова об автокефалии. А вот после того, как на него "надавили", он занял позицию автокефала. Это выглядит правдоподобно и с церковной точки зрения. Денисенко, будучи до 63 лет в Церкви, все-таки знает, что это такое. А вот его последыши уже нет, и им "до лампочки", что все они под анафемой. Они рассматривают свою структуру прежде всего как политическую (в этом они правы).

Еще одним объяснением случившегося может быть то, что Денисенко донесли, что митрополит Онуфрий попросит в Москве юридически зафиксировать независимость в управлении. Его могли неправильно информировать, что РПЦ даст УПЦ автокефалию, и, чтобы не упустить шанс, раскольник решил смягчить свою позицию, дабы возглавить свою мечту. Наконец, самая пикантная версия состоит в том, что по каналам связи между УПЦ и раскольниками (а они есть) Денисенко был намеренно дезинформирован, чтобы уже его самого поставить в сложное положение и посмотреть на его реакцию, а возможно, и попытаться выставить в невыгодном свете.

В чем можно точно не сомневаться после всех этих событий, - борьба против православной веры и Русской цивилизации на Украине не будет оставлена. И это не спор двух церквей, а самая настоящая война против России и единой и единственной Церкви.



Евгений Чернышёв