Аналитика


"Одной рукой мы взялись "за кортик", а другой продолжаем вкладывать в бумаги США"
Армия и ВПК | В России

Стало известно, что президент Владимир Путин готовится подписать итоговый вариант десятилетней госпрограммы вооружений на 2018–2027 гг. (ГПВ-2027) более чем на 20 трлн руб. Об этом сообщает "Коммерсант". Вице-президент Академии геополитических проблем, полковник Владимир Анохин в беседе с Накануне.RU рассказал, что средства поступят на запланированные расходы и перевооружение, в этой сфере мы продолжаем традиции планового развития, чего нельзя сказать про экономический сектор в целом, где до сих пор действуют по "понятиям" 90-х, вкладывают средства в бюджеты стран-конкурентов.

Вопрос: Владимир Путин готов подписать итоговый вариант десятилетней госпрограммы вооружений на 2018–2027 гг. (ГПВ-2027). Планируется около 20 трлн на перевооружение направить, как Вы считаете, оправданы расходы и на что в первую очередь стоит обратить внимание при распределении средств?

Владимир Анохин: У нас в плане перевооружения есть совершенно конкретные долгосрочные программы. Мы хотя бы в этой области берем пример с Китая. В финансово-экономическом блоке у нас таких программ нет, в остальном у нас ситуационная экономика. Если бы Владимир Анохин, вице-президент Академии геополитических проблем(2013)|Фото: depdela.ruэкономисты брали пример с ВПК – у нас был бы порядок и в финансах, и в экономике.

Что касается вооружения – мы, во-первых, исходим из приоритетов стратегических ядерных сил, потому наверняка большая часть будет направлена на ядерную триаду, и это вполне понятно, и на совершенствование обучения вооруженных сил. Как показывает наша история, даже при огромном количестве техники бездарное командование и необученный личный состав может это все превратить в металлолом. Также очень важно уделить внимание социальному обеспечению военнослужащих, ведь от этого зависит привлекательность вооруженных сил – и с точки зрения материальной, и с моральной.

Вопрос: На мировой арене такое перевооружение могут посчитать вызовом. Ведь информационная война использует такие поводы?

Владимир Анохин: Вы знаете, если бы даже мы вооружали нашу армию граблями, они бы все равно нашли повод раздражаться и обвинять нас во всех тяжких грехах. Так что в ту сторону смотреть абсолютно не стоит. Это такая шпана, на которую вообще обращать внимания не нужно.

расширенная коллегия ВПК, гособоронзаказ(2016)|Фото: oborona.gov.ru

Вопрос: Это знаковый шаг – мы действительно большое внимание теперь уделяем армии, отсюда и успехи в Сирии?

Владимир Анохин: Как раз успех в Сирии определяет то, что мы стали больше внимания обращать на армию, а не наоборот. Мы слишком либерально относились к этим вещам. Вот, кстати, у Путина очень неплохо было сказано на пресс-конференции по поводу "кортика и часов". Если у нас психологически будет слом в этом плане, и все будут все прекрасно понимать, что не нужно слушать либералов - тогда у нас все будет в порядке. Их стратегия уже была выслушана - и мы пережили страшный период 1990-х годов и плюс был довесок "сердюковщины".

Вопрос: После развала армии и после "сердюковщины" что-то поменялось? Не пропадут ли эти деньги? Есть надежда, что что-то в оборонке изменилось?

Владимир Анохин: Да, мы пережили позор, когда погоны пришивались на груди. Вы ведь видели это? Мы сейчас просто выходим из состояния комы. Нельзя сегодня сказать, что у нас "броня крепка, и танки наши быстры", но мы хотя бы очнулись и вышли из комы. Мы начинаем превращаться в нормальный, здоровый, боеспособный организм. Это радует. Вряд ли при нынешнем контроле, при нынешнем руководстве вооруженных сил деньги будут потрачены зря. Во всяком случае, я наблюдаю, что есть определенное соотношение траты средств, как на исследования, так и на производство оружия. То есть качество оружия стало несравненно лучше, чем 20 лет назад, а это уже прогресс.

нейтральный флаг, белый флаг(2017)|Фото: narzur.ru

Вопрос: Многим надоело терпеть унижения, которым нас подвергают на мировой арене, все эти скандалы, нейтральные флаги и другие обвинения безосновательные по всем пунктам – нас бьют, а мы только сообщаем "московское время"? Если говорить про "кортик", который мы в 90-ые, образно говоря, поменяли на часы, то нужно на него тратить больше, чем на все остальное?

Владимир Анохин: Тратить не больше, но тратить разумно. По поводу унижения – человек, который унижает, он унижается сам больше своей жертвы. То, что это аукнется, – я не сомневаюсь. А все остальное – информационная война. Да, слышать и терпеть все это неприятно. Это, конечно, бьет по нервам, по самолюбию, безусловно. Глупо спорить – с сильным государством так бы не обходились. Северные корейцы показали – ну, только суньтесь, ребята. Посжигали топливо в авианосцах, попыхтели и разбежались. Надо понимать, что Штаты хоть и позиционируются как лидеры мира и самые сильные, но бьют они только слабых. А что мы должны делать? Давайте смотреть правде в глаза – в США военный бюджет в десять раз больше, чем у нас. Я считаю, что программа развития ВПК – это возможность дать толчок, я бы даже сказал, пинок, нашей промышленности для того, чтоб она шла в ногу с ВПК. Если будет так, то, может быть, и наш финансово-экономический блок репу почешет, хотя его бы я лично разогнал с большим удовольствием.

Владимир Путин, пресс-конференция(2017)|Фото: Россия 1

Вопрос: Да, тут у нас такая двойственность сознания – на внешней арене мы пытаемся отстаивать суверенитет, защищать других, вести независимую политику, а финансисты продолжают закупать государственные облигации США. Сравнимы ли расходы нашей страны на ВПК и госбумаги США?

Владимир Анохин: Да, все больше увеличиваются с каждым годом вливания в гособлигации США, в этом году у нас уже 106 млрд долларов ушло на это. А как же? Понимаете в чем дело – если бы поганой метлой погнать всех этих ребят, начиная с Минфина, ЦБ и заканчивая премьер-министром, то, может быть, создались бы условия для нормальной, эффективной экономической работы, развития государства. А так, простите меня, в этой области – мы в 1990-х остались. Одной рукой мы взялись "за кортик", а другой продолжаем вкладывать в бумаги США.



Елена Кирякова