Аналитика


"Падение фондовых рынков может стать началом новой волны финансового кризиса"
экономика | За рубежом

Вчерашнее падение индексов американских фондовых бирж стало рекордным с 2011 г. Снижение продемонстрировали также и азиатские биржи, в частности, японский Topix. Доктор экономических наук, профессор МГИМО Валентин Катасонов в беседе с Накануне.RU рассказал, что нынешний обвал может быть спровоцирован не только экономическими, но и политическими причинами.

Вопрос: С чем связано нынешнее падение индексов на фондовых биржах?

Валентин Катасонов(2017)|Фото: kramola.infoВалентин Катасовнов: Рынок перегрет, это очевидно. Как он может быть не перегрет, если печатный станок [США] работал так долго? Денег очень много, естественно, что индексы подпираются денежной массой. Я вообще не исключаю, что вторая волна кризиса может начаться именно с фондовых рынков. Некоторые говорят, что американский долг сегодня превысил планку 2007 г., когда началась первая волна кризиса на рынке ипотечных кредитов. Сегодня кризис может начаться именно с фондового рынка. Вернее, не кризис, а вторая его волна, потому что кризис 2008 г. не был преодолён.

Вопрос: Почему вы так считаете?

Валентин Катасовнов: Не были устранены противоречия дисбаланса. Дисбаланс удалось ослабить за счёт работы печатных станков центральных банков. Формально Федеральный резерв уже свернул свою программу количественных смягчений, но другие центральные банки продолжают эту деятельность, особенно Европейский центральный банк. И, кстати говоря, часть денег, которая печатается ЕЦБ, идёт из Европы в Америку. Банк Японии тоже продолжает наращивать денежную массу. Но это не решение, а просто отсрочка второй волны кризиса.

Вопрос: То есть пока правильнее говорить именно о вероятности, а не о том, что вторая волна кризиса уже началась?

Валентин Катасонов: Трудно сказать, может ли рынок каким-то образом скорректировать эти индексы. Давайте посмотрим. Были случаи, когда всё-таки удавалось остановить падение и цепную реакцию. Два года назад на китайском фондовом рынке тоже был сильный обвал, но всё-таки его удалось остановить. Тогда тоже говорили, что Китай покатится вниз, но нет, не покатился.

И ведь многие падения индексов происходят не стихийно, а их кто-то провоцирует. В данном случае надо смотреть широкий политический контекст, в котором всё это происходит. А сейчас идёт обострение борьбы между Трампом и его противниками. У нас обычно не говорят, кто его противники. Я называю их термином "глубинное государство". Не исключаю, что они могут пойти на самые крайние меры.

Вопрос: В чем проявляется это противостояние?

Валентин Катасонов: Например, с моей точки зрения, мы не до конца разобрались в истории 13 января – с так называемым "гавайским инцидентом", когда, вроде бы, была выпущена ракета с ядерной боеголовкой в сторону Гавайев. Говорят, что была ложная тревога, что не было никакой ракеты, другие говорят, что ракета была, её перехватили, и эта ракета как раз – действие этого "глубинного государства", которое хотело бы обострить ситуацию. Тут одной экономикой уже ничего не объяснишь, это большая политика.

Вопрос: А падение биткоина как-то связано с обвалом на биржах?

Валентин Катасонов: Думаю, что история с биткоином – несколько иная. По всей вероятности, там просто-напросто пирамида уже слишком высока. Я говорил, что выше планки в 50 тыс. долларов биткоин не поднимется, но мои оппоненты говорили, что он может подняться и до 500 тыс. долларов. Были даже горячие головы, которые заявляли, что может вырасти и до 1 млн долларов. Но эти горячие головы – просто некие промоутеры, или зазывалы, говоря по-русски, которые обеспечивали строительство этой долговой пирамиды. Я думаю, что сейчас биткоин может скорректироваться, а может и вообще не дожить до конца года. Конечно, биткоин не спровоцирует вторую волну мирового финансового кризиса, слишком мелкий масштаб его капитализации – она составляет несколько сот миллиардов долларов, может быть, 200 млрд с учётом нынешних цен. Это, конечно, величины, несопоставимые с капитализацией фондовых рынков Соединённых Штатов, измеряющейся десятками триллионов долларов.

Вопрос: А продолжающееся снижение курса доллара?

Валентин Катасонов: Доверие к доллару падает, многие финансовые инструменты на фондовом рынке номинированы в долларах. Раз падают активы, номинированные в долларах, то и валюта, конечно, теряет доверие. Доллар, кстати говоря, плавно снижался и в прошлом году, такое снижение продолжается. Правда, некоторые говорили, что это снижение не является стихийным и каким-то образом Трамп и его команда специально добиваются снижения валютного курса доллара, потому что задача Трампа – восстановить американскую экономику, для чего надо стимулировать американский экспорт с помощью пониженного валютного курса доллара. Но в данном случае я не могу категорически утверждать. Это совершенно новая валютная политика Америки, потому что на протяжении, по крайней мере, предыдущих трёх десятилетий США всегда добивались того, что курс доллара рос. Ведь без этого доллар не может быть мировой валютой. Если снижение доллара будет продолжаться и дальше, то могут начаться опасные для Америки процессы, потому что начнётся бегство от доллара. До этого момента все тянулись к доллару потому, что у него был растущий курс.

Вопрос: Все-таки, почему вы утверждаете, что за возможной новой волной финансового кризиса может стоять политика?

Валентин Катасонов: Я изучал в своё время историю 1929 г. Было написано бесконечное количество книг, где авторы пытались выяснить единственный вопрос – произошло это стихийно или кто-то спровоцировал? Собственно, история 1929 г. лично меня убедила в том, что этот кризис был спровоцирован. Потому что накануне те, кто спровоцировали этот обвал, вывели свои активы в безопасные зоны, а потом команда во главе с Барухом (был такой олигарх мирового масштаба) и спровоцировала падение. Я не верю, что крупные обвалы происходят сами по себе.



Павел Мартынов