Аналитика


Тюменский имам о войне в Сирии: "Мы стали забывать, что такое мир"
религия | Тюменская область | В России | За рубежом

В феврале делегация Межрелигиозной рабочей группы Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте Российской Федерации посетила Сирию и Ливан, где пострадавшим от военных действий было роздано 77 тонн гуманитарной помощи, собранной верующими России. Межрелигиозная рабочая группа была создана по инициативе Русской Православной Церкви, в нее вошли представители основных христианских и мусульманских общин России. Делегация состояла из 18 человек.

Корреспондент Накануне.RU пообщался с одним из тех, кто побывал в этой гуманитарной миссии – имам-мухтасибом Тюменской области Ильдаром-хазрат Зиганшиным. Разговор прямо в стенах мечети получился откровенным и без купюр. Член президиума Центрального духовного управления мусульман России рассказал об увиденном, поведал, как их группа попала под обстрел и пояснил, почему молодые люди из России сегодня примыкают к боевикам в Сирии.

Вопрос: Какова была цель вашей миссии с Сирии и Ливане?

Ильдар-хазрат Зиганшин: Я понял, что должен донести до людей все то, что видел своими глазами там. В своих молитвах я постоянно просил, чтобы Всевышний не делал так, чтобы родители хоронили своих детей. Это же страшно! В основном гуманитарную помощь мы раздавали в детдомах и лагерях беженцев. Мы видели детей, на глазах которых убивали родителей. В их глазах до сих пор остается страх. Представьте себе, эти дети находили мужество закапывать остатки тел или головы… Это ужас!

Имам Ильдар-хазрат Зиганшин в окружении сирийцев, охранявших российскую гуманитарную миссию(2018)|Фото: Личный архив Имам-мухтасиба Тюменской области Ильдара-хазрат Зиганшина

Имам Ильдар-хазрат Зиганшин в окружении сирийцев, охранявших российскую гуманитарную миссию

Когда я вернулся, то сразу попал на пятничную молитву. Я вышел перед джамаатом (прихожанами, - прим. Накануне.RU) и в первую очередь поблагодарил их за молитвы, за то, что все мы вернулись живые и здоровые. Затем я сказал, что после возвращения из Сирии я увидел сильный контраст. Сейчас выросло поколение, которое стало забывать, что такое война. Мое поколение еще помнит инвалидов войны, тех, кто был в концлагерях, кто попал в немецкую оккупацию, кто прошел ад войны, мы еще их застали. Но новое поколение уже не знает, что это такое. Мы перестали ценить мир.

(2018)|Фото: Личный архив Имам-мухтасиба Тюменской области Ильдара-хазрат Зиганшина

Сегодня на войне одна часть наживается, а другая часть страдает. Это очень ясно видно. Если бы этого не было – не было войн. Сначала мы побывали в лагерях беженцев в Ливане. В стране 4 млн жителей, а на них приходится 2 млн беженцев. Вы представляете? Они живут в домиках из подручных материалов, построенных из того, что под ногами валяется.

(2018)|Фото: Личный архив Имам-мухтасиба Тюменской области Ильдара-хазрат Зиганшина

Нас, поднимавших Север, этим не удивить, мы сами в балках жили. Но в отличие от них, нам за это платили большую зарплату. А здесь люди вынуждены так жить. Они потеряли свои дома, свою работу. Мужчин там очень мало, одни женщины и дети. Ни о каком образовании речи не идет, никаких перспектив. Элементарно людям необходимо одеться и поесть. И что? А какое будущее для этих детей? Их никто не учит даже писать и читать.

Вопрос: В мусульманских странах не может существовать детских домов и сирот?

Ильдар-хазрат Зиганшин: Государство разрушено, так что и до этого доходит.

(2018)|Фото: Личный архив Имам-мухтасиба Тюменской области Ильдара-хазрат Зиганшина

(2018)|Фото: Личный архив Имам-мухтасиба Тюменской области Ильдара-хазрат Зиганшина

Интересно, что в Сирии много конфессий: и христиане, и католики, и протестанты, и православные, и мусульмане. Мы зашли в храм и поразились. Там же молитвы все написаны арабской вязью. Глаза закроешь, и кажется, что муллу слушаешь. Получается народ один? Как они смогли допустить разлад в семье, прикрываясь религиозными флагами и лозунгами, от имени Бога призывая убивать брат брата? Как? И вот тут, слава Богу, что мы в России ни при каких обстоятельствах под религиозным флагом не шли на соседа. Хотя мы здесь все разные. Это удивило.

Мы не политики и не бизнесмены. Основная цель нашей гуманитарной миссии – обращать внимание не на материальное благополучие, что мы можем принести, главная задача: все наши молитвы, всех конфессий страны, обратить к Богу, чтобы Всевышний остановил шайтана и над Сирией настал мир.

(2018)|Фото: Личный архив Имам-мухтасиба Тюменской области Ильдара-хазрат Зиганшина

(2018)|Фото: Личный архив Имам-мухтасиба Тюменской области Ильдара-хазрат Зиганшина

Вопрос: В ходе пребывания в Дамаске гуманитарная делегация подверглась минометному обстрелу со стороны террористов, который продолжался два дня по маршруту следования россиян. Это правда? Думаете, что боевики знали о том, по кому они стреляют?

Ильдар-хазрат Зиганшин: Я не могу знать – целенаправленно это было или совпадение. Но я могу предполагать, что шайтану это не нравилось. Тут с добрыми делами идут, и он должен спокойно смотреть? Может, светофор зеленым светом включит? Я не говорю официально, что это как-то связано. Например, мы были в посольстве и там до нас никогда ничего не прилетало.

(2018)|Фото: Личный архив Имам-мухтасиба Тюменской области Ильдара-хазрат Зиганшина

После нашего посещения посольство бомбили. Об этом писала пресса. Дошло до того, что мы все сотовые телефоны отключили. На гостиницу, в которой мы жили, тоже никогда ничего не падало, но после того, как мы уехали, там случился обстрел, кто-то даже погиб. Это специально или совпадение?

Я же не могу знать что творится в мозгах террористов. Нам сказали, что сегодня все шпионы мира находятся в Бейруте. Мы ездили открыто и все знали, что мы едем, весь мир знал.

(2018)|Фото: Личный архив Имам-мухтасиба Тюменской области Ильдара-хазрат Зиганшина

(2018)|Фото: Личный архив Имам-мухтасиба Тюменской области Ильдара-хазрат Зиганшина

Вопрос: Я посмотрел фотографии и понимаю, что российская делегация и вы лично прямо с машин раздавали в кварталах коробки с гуманитарной помощью?

Ильдар-хазрат Зиганшин: Мы все отдавали непосредственно в руки людям. Различные религиозные организации приглашали своих прихожан и составляли списки, назначалась время, когда мы должны подъехать. Мы подъезжали, лично распечатывали первые коробки и сами начинали раздавать. Понятно, что эти 77 тонн мы не смогли бы перекидать, а потом мы оставляли их помощникам.

Вопрос: Что-то запомнилось особо?

Ильдар-хазрат Зиганшин: В одном детском доме нам показали мальчика. Он беленький, его сразу видно. Его родители: мать россиянка и отец сириец погибли. Мы как-то к нему все тянулись. Несмотря на все увиденные ужасы, дети тянулись к нам, чувствовалось, что им не хватает чего-то, вроде есть и крыша над головой и еда, они учатся, но им подержаться за нас хотелось. Ласки человеческой не хватает, они ее лишились. А от нас они почувствовали какую-то энергию, ведь мы по-настоящему переживаем за них.

(2018)|Фото: Личный архив Имам-мухтасиба Тюменской области Ильдара-хазрат Зиганшина

Вопрос: Отношение к России в целом у сирийцев какое? Что вам говорили люди, с которыми вы встречались про нашу страну?

Ильдар-хазрат Зиганшин: Очень хорошее. Они очень четко понимают, что без России им был бы конец. Россия – это все. Воспринимают нас, как воплощение добра. Может, мы видели только эту сторону, и не знаем, что творится в лагерях боевиков. Мы были в соседнем Ливане и там тоже все хорошо в этом отношении. Косых взглядов не было. Мы просто по рынку могли ходить и когда люди узнавали, что мы из России, к нам сразу было хорошее отношение.

Вопрос: А в целом в исламском мире среди мусульман как оценивают наше военное присутствие в Сирии?

Ильдар-хазрат Зиганшин: Есть те, кто против.

Вопрос: Считается, что мы поддержали алавитов, а точнее шиитов, которые являются меньшинством. Есть такое мнение?

Ильдар-хазрат Зиганшин: Не хотелось бы затрагивать политические аспекты. Этим уже прикрываются. Два человека обнажили мечи и один из них упал замертво. Оба попали в ад. А тот, который погиб, спрашивает: "а я почему, я же и так пострадал". "А у тебя какое намерение было?" – "Тоже убить брата". В первую очередь нужно помнить, что все мы произошли от Адама и Евы, мы все братья и сестры. А тот, кто поддерживает войну… Как это можно? Как можно убивать от имени Всевышнего? Неважно, под каким флагом. Это же нонсенс. Когда я увидел, что там воюет один народ, мне сразу вспомнилась ситуация конфликта между русскими и украинцами, "хохол" на "москаля", как они говорят. Нас точно так же пытаются стравить. А там получается "русский с русским" или "татарин с татарином". Как это?

Конфликам придают политическую или религиозную окраску: сунниты и шиитами, христиане с мусульманами… Вот это шайтан творит.

Вопрос: То есть это больше искусственная политическая подоплека этой войны?

Ильдар-хазрат Зиганшин: Конечно. Шайтану надо столкнуть. А кто на его стороне? Те, кто понимает, что на войне можно заработать.

Вопрос: Наши "партнеры", как их сейчас принято называть в кавычках?

Ильдар-хазрат Зиганшин: Да. Знаете, сколько надо сил потратить и денег, чтобы разработать одно нефтегазовое месторождение? Очень много. Есть те, кто говорит: "Зачем столько вкладывать? Дай мне 25%, а я пойду и захвачу уже готовое месторождение". И все… качай – тебе хорошо и мне. Сегодня эти "ястребы", которые любят войну, кроме как воевать, ничего не умеют. Получаются, что они побеждают? Выходит, правда в силе? Даже, если ты и не прав. Это не по-человечески. Это подход шайтана. Так не пойдет.

Вопрос: На ваш взгляд, каким путем возможно разрешение этого конфликта?

Ильдар-хазрат Зиганшин: Вопрос на вопрос: зло – злом закрыть? Зло порождает зло. А его можно только закрыть добром. Нельзя давать шайтану еще больше силы.

Вопрос: Но добро должно быть с кулаками? Так у русских говорят.

Ильдар-хазрат Зиганшин: (длинная задумчивая пауза). Я считаю, что только искренние молитвы… Да, с кулаками, но, если не будет помощи Всевышнего, ничего от этого не получится. Мы не нападаем, мы защищаем. Если мы проведем эти грани, то тогда – да.

Вопрос: Говорят, что одна из целей, если не брать в расчет экономических и политических интересов, является в нейтрализации боевиков – выходцев из России. Лучше остановить их там, чем они придут сюда уже подготовленные, обработанные и готовые к активным действиям. Вы согласны с этим утверждением?

Ильдар-хазрат Зиганшин: Однозначно. Они уже испорчены, их микроб уже поразил. Ты понимаешь, что шайтан в них вселился?

Вопрос: А их никак уже нельзя образумить?

Ильдар-хазрат Зиганшин: А зачем нам экспериментировать? Они же дальше будут расползаться везде.

Вопрос: Собственно это их цель.

Ильдар-хазрат Зиганшин: Вторая цель. Первая была там – в Сирии. А теперь их направят к нам, пожирать нас изнутри.

Вопрос: А чем они опасны в плане распространения своих идей здесь? Они же должны иметь какую-то почву здесь и определенное влияние.

Ильдар-хазрат Зиганшин: Микроб уже зашел, шайтан уже в них.

Вопрос: А кого они будут набирать? Неофитов? Где их база плодородная, с кем им проще работать?

Ильдар-хазрат Зиганшин: Да со всеми вокруг, в какую сторону ни повернись на 360 градусов. Они с любым разговаривают. Если человек попадает, значит, все – их, а нет – ну и ладно, следующий пойдет.

Вопрос: Просто метод перебора?

Ильдар-хазрат Зиганшин: А что? Они чувствуют себя правыми. Они понимают, что было 70 лет государственного атеизма, они видят, что у нас нет единства среди мусульман… Гуляй! Духовной границы и безопасности у нас нет. Не знаю, напишешь ты это или нет.

Вопрос: Напишу.

Ильдар-хазрат Зиганшин: Единого-то нету. Только в Екатеринбурге шесть духовных направлений. Я говорю: "так", второй говорит – "нет, не так", третий вторит, что оба не правы.

К человеку сразу подходят и шепчут: "Смотри какие муфтии, они между собой договориться не могут, чего их слушать, иди сюда, мы тебя научим". Тем более у молодежи кровь играет, тестостерон работает и каждый себя видит… сам знаешь, каким персонажем обозвать. Особенно в глазах девушек. Быть как Че Гевара, идти против всех.

Вопрос: Ну, Че Гевара, наверное, все-таки – не про это.

Ильдар-хазрат Зиганшин: Я образно говорю. Идти против всех, значит показывать, что ты сильный и мужественный… Так они думают.

Вопрос: Просто юношеский максимализм?

Ильдар-хазрат Зиганшин: Конечно. А эти же еще так преподносят, что мы старики, тут все захватили, а молодежи прохода не даем.

Вопрос: Тогда более острый вопрос. Уже даже не секрет Полишинеля, что из Тюменской области десятки молодых людей уехали воевать на стороне ИГИЛ* в Сирию. Это не раз озвучивалось открыто правоохранительными органами. Какие мотивы у этих людей, что движет ими? Ведь регион считается благополучным в социальном и экономическом плане, по сравнению с республиками Кавказа.

Ильдар-хазрат Зиганшин: Помните историю, когда житель Ноябрьска головы стал резать? И все эксперты на круглых столах стали говорить, что во всем виновата социальная среда. Стоп! Причем здесь она – Тюменская область самодостаточна. Если посмотреть, то в экстремисты идут дети из неблагополучных или неполных семей. Где дети не получают достаточного внимания или нет одного из родителей.

Вопрос: Чаще всего отца?

Ильдар-хазрат Зиганшин: Да. Эти дети не знают, что такое любовь. Тот, кто не знает, что такое любовь, может ли сам любить другого? Они не знают этого чувства. Так это?

Вопрос: Наверное, так.

Ильдар-хазрат Зиганшин: Ребенок с детства растет в неполноценной семье. Он пытается каким-то образом защититься? Пытается. Каким образом? Мама целыми сутками на работе. Куда он идет? Во двор или секцию, там, где сможет научиться защищаться самостоятельно. С детства терпит насмешки. Нет должного внимания и воспитания. Так или не так? Так. Одним словом, это безнравственность. Богатство еще не определяет нравственность. И бедный необязательно говорит, чтобы ты воевал. Денежная единица не определяет уровень нравственности.

(2018)|Фото: Личный архив Имам-мухтасиба Тюменской области Ильдара-хазрат Зиганшина

Вопрос: А что надо делать, чтобы так не было у нас?

Ильдар-хазрат Зиганшин: По-моему, в России так уже не раз было. Казалось, еще чуть-чуть и все, но происходило чудо и вырывались. Это что? – Вера в Бога, понимание что он нас не оставит. Нам остается только это. Все опросы в любой сфере подтверждают, что России конец. Пусть не экономический, так через образование или некачественное питание. Если не через них, то через компьютеры. Нас все равно завалят. Весь мир настроился против нас. Что нам остается? Со всех сторон по нам стреляют, и мы только отбиваемся. Остается уповать только на милость Всевышнего и верить в него.

Вопрос: Может быть уповать, но вооружаться?

Ильдар-хазрат Зиганшин: Вооружаться? Чем?

Вопрос: Нам на днях по телевизору сказали, что у нас есть уникальные ядерные ракеты.

Ильдар-хазрат Зиганшин: (тяжелый вздох). Мы в футбол играть не умеем. Мы строить не умеем. Мы вообще ничего не умеем. Но с нами никогда не надо воевать. Воевать мы умеем. Об этом нужно говорить, чтобы все четко понимали – не доводите нас до такого состояния.

Вопрос: В послании президента, что-то такое и было сказано.

Ильдар-хазрат Зиганшин: Когда американцы напали на Ирак, я в эту ночь с женой и четырёхлетним сыном выехал в Татарстан. Проезжаем Шадринск. Три часа ночи. Останавливаюсь в глуши на заправке. Спать охота, решил кофе выпить. И в этот момент кто мне подходит парень и говорит: "Дяденька, купи покушать". Если бы он денег попросил, я бы его прогнал, как попрошайку, но, если он попросил покушать, я тут не мог ничего сказать. Пошли. Я купил ему все, что он хотел. Смотрю, он с аппетитом ест. Голодный. Спрашиваю, что здесь делаешь? А я говорит, с бабушкой живу, она заболела и ее в больницу увезли, и я тут на хлеб зарабатываю: кому стекло помою, кому что. Потом я ему говорю: "Война началась". – Где? – В Ираке. "Ты за кого?", – продолжаю. А он уточняет: "А кто на кого напал? – Американцы на Ирак. – А я тогда на стороне Ирака…

И это семилетний пацан. Я ему рассказал, что американцы хотят. Они хотят Ирак, Иран, Азербайджан, Казахстан и все – Курган. Завтра они здесь будут. "Да, ну", – не верит он, а я серьезно. – Что делать будешь? А парень говорит, как что – воевать буду. – А как? "А я им в бензин песок буду сыпать", – отвечает. Вот наш генетический код. Государству наплевать на этого парня, бабушку увезли в больницу и всем вокруг наплевать, где он кушает, ходит ли в школу. Всем наплевать, а пацан: "Пусть только кто-нибудь попробует прийти, мы их всех песком закидаем".

Зачем вооружаться? Мы и так вооруженные. Дух наш ничем не победить. Войска в мире нет такого, чтобы захватить такую территорию или главнокомандующие других стран на глобус смотрят в кабинете и думают, что мы маленькая страна. Бестолковые! Пусть придут… посмотрим.

* Запрещенная в России организация



Ростислав Журавлёв