Аналитика


Повышение пенсионного возраста – задача власти на шестилетку?
от издателя | Центральный ФО | В России

Повышения пенсионного возраста не избежать. Такой вывод напрашивается из последних заявлений представителей кабинета министров.

Министр экономического развития Максим Орешкин заявил, что повышение пенсионного возраста "обсуждается в обществе" и есть разные предложения на этот счет. А в начале месяца в интервью Владимиру Познеру он говорил о том, как сложно будет повышать пенсии и качество здравоохранения без повышения налогов или пенсионного возраста. Но этот вопрос, подчеркнул Орешкин, будет решать новое Правительство после выборов президента.

На этой неделе Внешэкономбанк опубликовал и сразу удалил прогноз, который предусматривает постепенное повышение пенсионного возраста с 2020 г., из-за чего вице-премьеру Ольге Голодец пришлось объясняться и опровергать, дескать, в Правительстве этот вопрос не обсуждается.

Но если такую задачу российская власть ставит перед собой на ближайший президентский срок, то большим разочарованием окажется, что никакие проблемы этим не решить. О том, почему повышение пенсионного возраста – лишь разовая мера, притом бессмысленная и неэффективная, в интервью Накануне.RU рассказал публицист и социолог, руководитель Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий.

Вопрос: На Ваш взгляд, о чем о говорят все эти заявления, намеки представителей Правительства о повышении пенсионного возраста? О том, что это станет задачей власти на ближайшие шесть лет?

Борис Кагарлицкий(2012)|Фото: Накануне.RUБорис Кагарлицкий: Не на ближайшие шесть лет – эта задача давно стоит. Повышение пенсионного возраста в условиях растущей продолжительности жизни, растущей активности граждан в принципе возможно, но есть два больших и абсолютно непреодолимых в данном случае возражений. Первое, фундаментальное – социальные права нельзя отбирать, а повышение пенсионного возраста является прецедентом отъема прав у граждан. Второе возражение заключается в том, что повышение пенсионного возраста вообще не решает никаких проблем.

Вопрос: Почему?

Борис Кагарлицкий: Парадокс в том, что повышение пенсионного возраста – это разовая акция, которая нужна с одной-единственной целью – сэкономить на пенсиях для той возрастной группы, которая попадает под выход на пенсию на момент повышения. Попросту говоря, если сейчас у вас есть определенные категории граждан, которым нужно будет выплачивать пенсии с 1 сентября 2018 г. и которые попадут под повышение на три года, до 63 лет, то вы экономите деньги на трех возрастных группах, которым до поры - до времени не платите пенсии. Соответственно, эту разницу вы используете, чтобы доплатить существующим пенсионерам те деньги, которые вы и так были обязаны заплатить. Через три года эта когорта граждан все равно приходит, и все выигрыши, которые вы получили за это время, рассасываются. Более того, вы получаете увеличенное количество пенсионеров, потому что их догоняют эти люди. Выигрыш будет потерян через три года.

Вопрос: Либо можно постоянно повышать пенсионный возраст…

Борис Кагарлицкий: На Западе в эту ловушку уже попадали: в некоторых странах по 2-3 раза повышали пенсионный возраст. Когда приходят люди, которым повысили пенсионный возраст до 63 лет, а теперь им исполнилось 63 года, государство еще раз повышает пенсионный возраст – до 65. Только пенсионеры к нему подходят, государство снова увеличивает на два года. Так было в Германии. В результате вы каждый раз экономите и когда подходите к пределу, при котором, вроде бы, больше не можете повышать пенсионный возраст, и тут наступает банкротство пенсионного фонда, причем в больших масштабах, чем раньше.

Вопрос: То есть повышение пенсионного возраста не решает проблем?

Борис Кагарлицкий: С точки зрения экономики, повышение пенсионного возраста – абсолютно бессмысленное действие. Это откладывание решения проблемы на 2-3-5 лет. С социальной точки зрения, в этом есть определенный смысл – просто чтобы изменить общую социальную картину. С повышением пенсионного возраста у трудоспособных женщин 55 лет, которые еще не хотят считаться пенсионерками, и у мужчин 59 лет появятся определенные новые варианты поведения. Но это одновременно может ударить по другим людям, у которых есть желание отдохнуть.

(2005)|Фото: www.ural-chel.ru

Вопрос: В таком случае, какой выход? Оставить все, как есть?

Борис Кагарлицкий: Единственный вариант – не повышать пенсионный возраст, а сделать дифференцированную систему с несколькими вариантами выхода на пенсию, которые граждане могли бы выбирать. Но при условии, что все те пенсионные гарантии, которые существуют на данный момент, автоматически сохраняются. А разговоры о том, что это очень дорого стоит – полная чушь. Давайте "раскулачим" одного условного "Ротенберга" и просто прибыльной части его доходов хватит на покрытие всех бессчетных позиций пенсионного фонда на многие годы вперед, поскольку прибыльная часть возобновляется. Или давайте просто проведем элементарную санацию пенсионного фонда и, полагаю, обнаружим, какой процент там разворовывается на систематической основе – крупные суммы!

Вопрос: Дифференцированная система, которую вы упомянули, что предусматривает? Что пенсионеры сами будут решать, уходить на пенсию или продолжать работать? Но, вроде, и сейчас у них есть выбор…

Борис Кагарлицкий: Проблема не в том, будут они оставаться работать или нет. Они все равно продолжат работать. У нас в России специфическая система: работающие пенсионеры – костяк работающего класса в стране. Проблема в том, будут ли они при этом получать пенсии. Сейчас ситуация такая – человек получает пенсию и продолжает работать, причем пенсии у нас для работающих пенсионеров маленькие. В ряде регионов существуют надбавки, которые поступают только неработающим пенсионерам.

В России возникла уникальная система с маленькими пенсиями, но возможностью на полную ставку без ограничения работать в пенсионном возрасте. Эта система имеет ряд достоинств. Например, аналогичные западные системы в большинстве стран не позволяют получать полную пенсию и полную зарплату. Вы должны либо отказываться от части пенсии, либо от полной ставки. В России можно совмещать, что является большим плюсом российской системы. Минусом является размер пенсий, соответственно, те, кто уже не может работать, обречены на мизерную несчастную пенсию.

пенсия, деньги(2015)|Фото: km.ru

В принципе не очень сложно создать систему, которая регулировала бы эту проблему. За основу можно взять вариативную систему, не эти идиотские баллы, которые никто точно посчитать не может, а несколько схем-опций, которые устанавливают разные соотношения пенсии и заработной платы в зависимости от каких-то конкретных условий: полностью человек отказывается от работы, частично или остается на полный день. А через некоторое время вновь предлагается выбор опций. Спрогнозировать, как люди будут себя вести, тоже не представляет большого труда. На самом деле для хорошей бригады социологов и экономистов это работы на неделю. Тогда речь будет идти о том, как сделать людям лучше, а не о том, как побольше денег спилить в пенсионном фонде или как порадовать Минфин показателями.

Вопрос: Что властям нужно сделать, чтобы увеличить пенсии и обеспечить пожилым людям достойную старость?

Борис Кагарлицкий: Вместо того, чтобы разворовывать бюджет, можно деньги тратить на инвестиции, которые будут приносить доходы в бюджет. Доходная часть бюджета является проблемой, а не расходная. Есть знаменитая формула, которая гласит, что надо не меньше тратить, а больше зарабатывать. Поскольку государство в России вместо того, чтобы зарабатывать, все собирается отдать друзьям, то понятно, что ничего не останется ни пенсионерам, ни на сферы здравоохранения, науки и образования. Если государство будет больше зарабатывать, у государства будет больше денег, которые можно будет расходовать на социальные нужды. Нужны приносящие государству доход инвестиции, желательно еще и социально позитивные, которые поднимали бы отстающие регионы.

Это азбучные вещи, которые все знают, только это не нужно никому во власти. Пожалуйста, есть финская модель 1990-х годов, когда была создана государственная компания, у которой была задача вкачивать деньги в бюджет, одновременно поднимать высокотехнологичные отрасли и способствовать развитию отстающих регионов. В итоге они за 10 лет накачали столько денег, что Финляндия из страны-должника с очень большим дефицитом бюджета превратилась в одного из европейских лидеров по хай-теку. За восемь лет работы при помощи одной госкомпании!

Это все элементарно. Нет никаких проблем, есть отсутствие политической воли в России и крайняя заинтересованность в том, чтобы все оставалось так же плохо, как сейчас, потому что хоть это и плохо для большинства, это оборачивается огромной выгодой для меньшинства.



Анна Смирнова