Аналитика


Почему власти замалчивают День космонавтики
общество | В России | В бывшем СССР

Все скромней год от года проходит 12 апреля. Казалось бы, хороший повод для народного единения, как того хотят власти, но никаких грандиозных мероприятий не было анонсировано, практически незаметно прошло и другое знаковое событие – 50 лет со дня смерти Гагарина.

Это вообще парадоксально, многие события, которыми страна действительно может гордиться без всяких натяжек, – они родом из советской истории, из советской эпохи: и победа над фашизмом, и первый человек в космосе, и первая атомная станция, и первый атомный ледокол, и многое другое. Казалось бы, берите на вооружение, воспитывайте, пропагандируйте, но ведь это все связано с советской эпохой, а у нас сейчас власть все больше дистанцируются от советского наследия, от советских достижений – и все больше заглядывает в историю "белой и пушистой" императорской России.

Когда мы говорим о полете Гагарина в космос, в целом о нашей космической программе, то неизбежно всплывает фигура Иосифа Виссарионовича Сталина, потому что все космические заделы – это заслуга той эпохи. Именно тогда, в 1940-е годы, сразу после окончания войны, создается Спецкомитет по ракетной технике, который возглавил Георгий Маленков. Именно тогда создаются все опытные конструкторские бюро, в том числе и Особое конструкторское бюро Королева. Когда приписывают наши победы в космосе исключительно "хрущевской оттепели" – это, конечно, ложь. Чтобы лишний раз не напоминать о грандиозных победах советского общественного строя и лично товарищей Сталина, Берии, Маленкова других сталинских вождей – поэтому праздник и "замалчивается".

Второе обстоятельство, из-за которого так скромно отмечается День космонавтики, связано с тем, что у нас сейчас наука, к сожалению, несмотря на всю риторику, доносящуюся с высоких трибун, является падчерицей государства. Она находится в плачевном состоянии, ученые давно не занимают того высокого положения, которого заслуживают, не имеют такого веса, который они имели в советской системе общественных отношений. Но не только наука находится в плачевном состоянии, но и образование.

Юрий Гагарин(2013)|Фото:

Я вспоминаю свое детство и юность, по крайней мере, первых космонавтов мы все знали наперечет: Гагарин, Титов, Береговой, Шаталов, Волков, Пацаев, Добровольский и так далее. А вы спросите сейчас у любого школьника, кого он знает из космонавтов? Боюсь, что он даже фамилию Гагарина не назовет.

Освоение космического пространства в современности стало рутиной, но любой полет человека в космос – это уже подвиг, и это надо прекрасно понимать. У нас вообще не пропагандируются наши достижения в космосе, как будто мы и не космическая держава. И если мы, люди, которым далеко за …цать, это прекрасно понимаем, то те, кому сейчас 15-25, о нашей космической индустрии даже могут и не подозревать. Тем более, что последние годы даже астрономия в школе не преподавалась.

Зато сейчас полно всякого "мракобесия" – я не удивлюсь, если выпускники начнут говорить, что Земля плоская и покоится на трех китах. Опровержение элементарных вещей теперь называется у нас "альтернативная наука", она сопровождается мракобесной риторикой, псевдоаргументами и потому у нас все больше и больше необразованных и неграмотных людей.

Легко людей с таким "образованием" и сознанием превратить в манкуртов, которыми очень удобно управлять в любых политических целях. За примером ходить далеко не надо – вот на Западе раздули "дело Скрипаля", любой здравомыслящий человек поймет, что это фальшивка, ведь если против людей использовано боевое химическое вещество, то они сразу же "отбрасывают копыта". А здесь их нашли, положили в госпиталь, более того, Юлия Скрипаль выписалась и чувствует себя замечательно. Этот бред рассчитан, прежде всего, на западное общественное мнение, и там это все воспринимается "на ура". Это и есть результат той болонизации образовательного процесса, всех "ЕГЭ-технологий", запущенных еще в 1980-е годы. Мы стремительно идем к этому, и у нас в стране процветает деградация образовательной системы, деградация науки.

Юрий Гагарин, Сергей Королев(2015)|Фото: viaproject.ca

А ведь 21 век – это век науки. Кто будет обладать научными технологиями, передовыми научными знаниями, тот будет, в конце концов, определять лицо всей планеты. А у нас все эти годы шел разгром Академии наук, академических и научно-исследовательских институтов, мы пошли на поводу у западных кураторов, и сейчас уровень развития науки определяется не конкретными результатами, а количеством упоминаний в западных изданиях.

Надо понимать, что наука развивается в двух ипостасях – фундаментальная, теоретическая, наука и прикладная. В Советском Союзе была создана четкая система разделения научных кафедр и институтов. Например, Институт физики Академии наук или физический факультет МГУ, кафедра теоретической физики – это была основа основ в воспитании физиков-теоретиков, того же Ландау, Тамма и так далее. И была прикладная физика, например, то, что делал Жорес Иванович Алферов, на базе чего потом возникло то, благодаря чему мы все беседуем на расстоянии – сотовые телефоны.

Где сейчас такие основы? Ничего подобного уже нет. Мы до сих пор проедаем советское наследство, это лишний раз говорит о том, насколько фундамент, созданный советской властью, был прочен, надежно держал систему. И когда нам говорят, что советский проект был нежизнеспособен, что он был изначально обречен, что развал Советского Союза естественен – это ложь чистой воды.

Потому что все то, на чем мы продолжаем держаться и строиться сегодня – это наследие советского проекта. Только подумайте, насколько это была мощная система, если мы уже четвертый десяток лет не можем никак "прожрать" все это наследство с учетом того, какой был устроен грабеж в 1990-е годы.

Ведь тогда сокрушили десятки тысяч предприятий в совершенно разных отраслях промышленности, более того – уничтожали и целые отрасли, например, радиотехническую промышленность. После войны уровень этой тогда недавно созданной отрасли был выше, чем у американцев, которые не понесли таких тягот, и их страна не была наполовину разрушена из-за военных действий. Где сейчас эта промышленность? Таких примеров полным-полно.

Евгений Спицын, историк-практик, специально для Накануне.RU