Аналитика


Гаагский суд обязал платить за Крым: мы за ценой не постоим?
политика | В России | В бывшем СССР | За рубежом | Крым | Украина

"Украина требует заплатить" – начало практически любой новости о "незалежной". Так, уже выставлен счет на $32,5 млрд за Крымский мост – за эту сумму Украина готова отдать его в аренду России, после того, как получит его. Еще Украина требует от России гасить ее долги другим государствам. А теперь – заплатить за Крым, то есть за "потери украинских инвесторов", лишившихся собственности в Крыму из-за смены государственности, которую, кстати, Украина и не признает. Ситуация была бы не более, чем просто абсурдной, если бы Гаагский суд не признал – Россия должна заплатить за Крым. Ну что, а мы за ценой не постоим?

Третейский суд в Гааге обязал Россию выплатить 159 млн долларов США 18 украинским фирмам и одному человеку. 18 фирм и одно физическое лицо требовали вкупе 220 млн, но присудили им только 130 млн. За "вредность" прибавили к сумме "проценты" и обязали Россию оплатить все судебные расходы.

Бурная деятельность Украины в европейских судах началась задолго до этого – подавался иск по поводу якобы нарушения Россией двух конвенций – о запрещении финансирования терроризма и расовой дискриминации, были обвинения в нарушении морского права при перекрытии Керченского пролива для строительства Крымского моста… Россия все это сутяжничество молчаливо игнорирует. Даже Третейскому суду Гааги, принявшему решение возместить убытки украинским фирмам, нам сказать нечего, ведь само решение не может быть законным – для Третейского суда нужны заявления двух сторон, а мы в Гаагу не обращались.

Крымский мост, автодорожная арка(2017)|Фото: most.life

"Россия никак не была представлена и не направляла своего представителя в этот судебный процесс, поэтому мы не считаем себя стороной в этом случае", – заявил и.о. пресс-секретаря президента Дмитрий Песков. В Совфеде решение Третейского суда назвали политизированным, член комитета Совета Федерации по международным делам Сергей Цеков еще раз подчеркнул, что никто не отбирал собственность украинских компаний, они сами приняли решение, из-за которого терпят убытки.

"На самом деле та же самая "Жиса", телерадиокомпания, могла продолжать работать в Крыму после референдума. Ей никто не мешал это делать, решение прекратить вещание она приняла самостоятельно. Поэтому утрата активов произошла по ее вине. Это же, уверен, относится и к другим истцам. Их никто не выгонял. Те украинские предприниматели, которые хотели остаться работать в Крыму после того, как он стал российским, остались. А украинские компании, которые покинули Крым, сделали это по собственному желанию. Какие в этом случае могут быть претензии к России?" – сказал Цеков.

А что касается Гааги, то еще в 2015 году, когда решалась "проблема ЮКОСа", связанная с арестами имущества РФ за рубежом, президент России четко обозначил отношение к этому суду. Путин заявил тогда, что Россия не признает юрисдикцию Гаагского суда, поскольку не является участником Европейской энергохартии. С 2015 года ничего не изменилось в этом отношении.

"Наша позиция известна, она заключается в том, что по вопросам и делам подобного рода Гаагский арбитражный суд имеет компетенцию только в отношении тех стран, которые подписали и ратифицировали Европейскую энергетическую хартию. Россия не ратифицировала ее, поэтому мы не признаем юрисдикцию этой судебной инстанции", – сказал тогда Путин.

Интересно, что Гаагский суд был создан в 1899 году после первой Гаагской мирной конференции, созванной Николаем II. Но имеет ли силу бутафорская организация? Часто можно услышать критику в адрес Постоянной палаты Третейского суда – она не является отправляющим правосудие трибуналом, часто суд выносит решения "по справедливости и доброй воле", а не по правовым нормам, потому подавляющее большинство экспертов Третейский суд считают "ненастоящим судом в обычном значении этого слова".

Зачем же нужны эти бутафорские решения Украине? В беседе с Накануне.RU политолог, президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко объясняет такое поведение поиском подтверждения собственных притязаний Украины, насколько эти подтверждения далеки от реального положения дел, никого не волнует. А если Гаагский суд вынес такое решение – пусть он его и выполняет, считает эксперт:

Ростислав Ищенко(2014)|Фото:– Насколько мне известно, Третейский суд может действовать тогда, когда оба государства согласны к нему обратиться. Я не слышал, чтобы Россия соглашалась на то, чтобы какой-либо суд разбирал ее взаимоотношения с Украиной по поводу Крыма. Давайте сейчас обратимся в любой суд и попросим, чтобы нам США что-нибудь возместили по поводу санкций. Будет ли это решение иметь силу? То есть Третейский суд действует тогда, когда обе стороны – это, кстати, касается не только государств – согласны в него обратиться. Если Гаагский суд вынес такое решение – пусть он его и выполняет.

Если говорить о самой сути вопроса, то украинские компании не могли что-то потерять из-за того, что Крым перешел к России – имущество просто так не теряется. Украинское государство потеряло имущество, да, но это государственное имущество, потому что оно стало российским государственным имуществом, так как и Крым стал российским. Россия же не конфисковывала имущество украинских компаний. Украинские компании сейчас работают в России – и раньше работали, правда? От того, что Крым стал российским, имущество само по себе не испарилось. Имущество может перейти в другое качество. Если было государственное, то меняется государство-хозяин, потому, что Крым сменил юридический статус.

Истцы могут получить деньги только в одном случае, если Россия согласится с подобного рода решением. Но в таком случае Россия должна была соглашаться передать это дело на рассмотрение Третейского суда. Повторюсь – я о таком не слышал.

Все остальное – пустословие. Да, допустим, не признают граждан России в Крыму – гражданами России. Рыбаков судна "Норд" не выпускают с Украины, не признают их российские документы. Ну так и что, это же не значит, что в Крыму живут украинские граждане? Люди получили возможность принять самостоятельное решение, и подавляющее большинство из них перешло в российское гражданство вместе с изменением статуса государственной принадлежности Крыма. Они стали гражданами России, Украина может это признать, а может этого не признавать.

Украина пытается доказать, что это их территория, что имущество отняли незаконно. Но это просто политический спор, он не может быть разрешен никакими Третейскими судами. Есть масса территориальных споров, где одно государство не признает факт перехода территории к другому государству, это называется "спорная территория" с точки зрения международного права. Это есть ситуация, существующая "де-факто". Вот, например, Япония не признает российский суверенитет над Южными Курилами, она может сколько угодно не признавать, но де-факто эти острова принадлежат России, и Япония вынуждена с этим считаться – и она считается. Если Украина хочет – Украина может отрицать реальное положение дел, может отрицать, что Солнце встает на Востоке, а заходит на Западе, может отрицать, что после дня наступает ночь, а после зимы – лето. И Гаагский суд может это каждый раз подтверждать. Это не наши проблемы. От этого ни ночь не перестанет наступать, ни зима после лета.

Для чего это нужно Украине? Это подтверждение того, что ее претензии на Крым где-то как-то кем-то признаются. Она периодически эти подтверждения получает, потому что, действительно, Европейский Союз и Соединенные Штаты не признали факт перехода Крыма к России. Но ЕС и США, тем не менее, считаются с реально существующими обстоятельствами. Например, Украина может выдать США разрешение использовать военно-морскую базу в Севастополе. Если бы намекнули – Порошенко с радостью это сделал бы. Но США никогда с такой просьбой не обратятся, потому что понимают реально существующее положение вещей. США, например, никогда не признавали вхождение прибалтийских республик в состав Советского Союза, но, тем не менее, они всегда считались с реальным положением дел и не пытались отправлять свои самолеты или корабли нарушать границы Советского Союза. Они знали, чем это чревато.

Украина тоже, кстати, не пытается послать свои войска в Крым, потому что она знает, чем это грозит. Никто не нарушает эту границу, Украина поставила там своих пограничников, кстати – не полицейских, а пограничников – и осуществляет пограничный контроль на соответствующих переходах. То есть де-факто она тоже признает российский Крым, но для получения каких-то политических очков постоянно тему будирует. Любое государство в таком положении пытается получить хоть какие-то дополнительные подтверждения обоснованности своих претензий, Украина таким же образом пытается получить подтверждения, но это ровным счетом ничего не меняет в реальном положении вещей.

Компрометирует ли такое решение Гаагский суд? Сейчас слишком многие суды принимают решения, политически обоснованные, здесь проблема даже не в компрометации или не компрометации, а в разрушении существовавшей даже в 1990-е годы системы международного права. Разрушается она даже не Украиной и не ради Украины, она разрушается США и разрушается ради интересов Соединенных Штатов, тут суд Гааги не одинок.



Елена Кирякова