Аналитика


Сокращения в НИИ глазных болезней – прикрытие для рейдерского захвата?
общество | Центральный ФО | В России

За последний месяц в НИИ глазных болезней прошел ряд громких увольнений – такими оказались кадровые решения управленцев из ФАНО. По данным инициативной группы пациентов, уведомления о сокращении выдали 25 сотрудников, среди которых ведущие специалисты России и профессора института.

Уведомление, выданное профессорам и докторам наук в НИИ глазных болезней о переводе на низкоквалифицируемую должность со снижением зарплаты(2018)|Фото: Анастасия Васильева

Все началось с того, что после 40 лет работы и двух лет руководства офтальмологическим центром был уволен глава ФГБНУ "НИИ глазных болезней" Вардан Мамиконян. Это было совершенно неожиданно для заслуженного специалиста, утром он еще проводил планерку, а затем его вызвали и сказали освободить кабинет на следующий день. У Мамиконяна произошел гипертонический криз.

При этом руководитель пользовался поддержкой коллектива, которым и был выбран на пост руководителя в 2016 г., в апреле с ним должны были продлить контракт. Но в феврале в институт прибыла внеплановая комплексная проверка ФАНО, специалисты работали до марта и якобы пришли к выводу, что под руководством Мамиконяна НИИ не приносит дохода, что под его руководством институт лишился некой "предполагаемой выгоды", уволили врача со стажем из-за претензий в отношении арендаторов НИИ.

Если претензии были лично к руководителю и его отношениям с арендаторами квадратных метров, то почему после увольнения началось сокращение штата? Якобы при увольнении докторам наук предлагают должности на выбор – лаборанта, бухгалтера или уборщика помещений. Естественно, эти должности не соответствуют ни квалификации научных сотрудников медицинского профиля, ни условиям трудового договора.

По словам руководителя инициативной группы пациентов - врача-офтальмолога Анастасии Васильевой, происходит грубое нарушение Трудового кодекса. Сотрудники института рассказывают, что после беседы с управленцами из ФАНО они понимают, что их просто выталкивают в платную медицину, разве что прямо не говорят – идите работать в частные клиники. Врачи с огромным опытом взывают к общественности – они думают о пациентах, которые не смогут больше позволить себе лечиться у докторов наук, о бабушках и дедушках, которым они сохраняют зрение, и кого ведут уже не один год, а также о научных работах в рамках НИИ, аспирантах – подобные "оптимизации" обязательно скажутся на науке в будущем.

Вардан Рафаелович Мамиконян(2018)|Фото: medq.ru

За последние 25 лет происходит вымывание квалифицированных медицинских кадров, уверена Анастасия Васильева. Она, будучи преподавателем кафедры глазных болезней Первого медицинского университета, отмечает, что за 10 лет качество образования в разы понизилось:

"Те кадры, которые были подготовлены в СССР, являются золотым фондом образования и науки сейчас в медицине. Те врачи, которые сейчас подготавливаются, не выдерживают никакой критики. Соответственно люди, присланные ФАНО управлять Научно-исследовательским институтом, не имеют никакого отношения к медицине – они без ученых степеней, без специального образования, без опыта работы в отрасли. Такие действия чиновников отбрасывают страну на 25-50 лет в здравоохранении".

Сейчас, по данным инициативной группы, коллектив НИИ сокращен почти на треть, вопрос существования института как государственной структуры оказался под большим вопросом. Пытаясь понять, что происходит с учреждением, инициативная группа пришла к выводу, что действия ФАНО, возможно, имеют признаки рейдерского захвата, ведь НИИ находится в огромном здании в центре Москвы, где квадратный метр очень дорог, отмечает Анастасия Васильева.

"Наши читатели нашли в сети объявление о продаже земли и зданий по адресу, где находится федеральное государственное учреждение, мы считаем это действие вариантом рейдерского захвата, осуществляемого неизвестными нам людьми, которые никогда не работали в системе здравоохранения", – заявила Васильева во время пресс-конференции в "Росбалте".

Объявление о продаже земли под НИИ(2018)|Фото: Анастасия Васильева

Директор ГУ "НИИ глазных болезней" РАМН, научный руководитель "Центра восстановления зрения" Сергей Аветисов решил ответить на обвинения, которые озвучила Анастасия Васильева, он сказал, что работает в НИИ уже 45 лет, 15 лет был директором института, и судьба НИИ его очень волнует, и неправда, что сегодня работа в учреждении встала. По словам профессора, операции проводятся, в поликлинике полный набор консультаций, стационар заполнен.

"Многое из того, что высказала Анастасия, носит дискуссионный характер, а цифры увольняемых совершенно не соответствуют тому, что было сказано. Ни один из пациентов не будет брошен, налажена система взаимозаменяемости докторов", – парировал Аветисов на все той же пресс-конференции.

"Повальное сокращение", по версии сотрудников, Аветисов называет естественным процессом, который организует любой новый руководитель, вступив в должность, каждый новый директор института начинал с небольшой перестановки кадров, в свое время Аветисов, покинув место директора НИИ, тоже мог быть не согласен с решениями следующего поколения управленцев, но продолжил работу, поставив интересы института выше собственных амбиций.

Руководитель организационно-методического отдела, профессор, доктор наук Екатерина Луцевич сказала, что так же, как и Сергей Аветисов, ставит во главу угла сохранение института, и только потому, что есть реальная угроза работе НИИ, и организовано это движение в защиту коллектива.

"Та тревожная атмосфера, которая царила в апреле, сложилась неслучайно, нам не совсем понятен сценарий, по которому был уволен наш успешно работавший директор, после чего и возникли все последующие вопросы", – заявила она.

По словам Екатерины Луцевич, возмущение и настороженность вызвала сама стратегия руководства – тайно, без оповещения, "выдергивая по одному", докторов вызывали в отдел кадров и без освещения правовой основы проводили действия по увольнению части коллектива.

В чем была потребность такой реорганизации, никто не знает, а что касается "завышенных" цифр увольняемых, как выразился Аветисов, Луцевич привела конкретные данные: "У нас всего 80 единиц научных сотрудников, из которых 23 было предложено или сократиться, или перейти на полставки. И это те легендарные личности, в сравнении с которыми я как профессор с тридцатью патентами на изобретения ощущаю себя лилипутом. Это легендарные ученые с мировым именем. И несмотря на их достоинство и потенциальную возможность продолжать все виды деятельности, им было предложено уйти".

По мнению Екатерины Луцевич, после произошедших событий научная элита института была обменена на отряд хозяйственников – процент людей без медицинского и офтальмологического образования в институте растет.

Разногласия администрации и инициативной группы пациентов оценил президент Центра социальных и политических исследований Георгий Федоров, он сказал, что провел "внутреннее исследование, и все сказанное инициативной группой подтверждается". Эксперт предложил Трудовой инспекции разобраться в происходящем.

"Я никого не обвиняю, но по какому-то странному стечению обстоятельств политика нового руководства института направлена таким образом, что происходит вымывание определенных кадров. По поводу возможности рейдерского захвата – должна проверить это прокуратура. Если разногласия не прекратятся, институт закончит свою деятельность очень скоро или перейдет в коммерческое русло", – считает он.

Заместитель директора НИИГБ по общим вопросам Лилия Корзун в свою очередь назвала инициативную группу "несколькими людьми, которые устроили грязную шумиху вокруг института".

Корзун заявила, что по результатам внеплановой проверки ФАНО договор с директором был расторгнут по инициативе работодателя из-за утраты доверия. При этом, в СМИ Вардан Мамиконян, который обычно избегал общения с журналистами, все же выступил, чтобы рассказать правду. И его слова опровергают то, что сказала Корзун на пресс-конференции. А именно в интервью журналу Vademecum экс-директор НИИ сказал:

"Вместе с тем считаю необходимым заявить о недостоверности информации в одной из публикаций о том, что меня якобы уволили из НИИ с формулировкой "в связи с утратой доверия", то есть по статье 193 Трудового кодекса РФ, применение которой требует в обязательном порядке предъявления весьма серьезных, документально подтвержденных оснований для увольнения. Я делаю на этом акцент, поскольку данная формулировка увольнения, безусловно, затрагивает репутацию любого руководителя. На самом же деле данная информация не соответствует действительности, поскольку, согласно приказу ФАНО от 2 апреля 2018 г., я был уволен без предъявления каких-либо оснований по статье 278 Трудового кодекса РФ".

Также Корзун привела другой довод, почему были приняты кадровые решения – это то, что ФАНО поместило НИИ в третью, самую низкую категорию. По этому поводу уже высказалась профессор Луцевич – она подчеркнула, что ФАНО сделало это почему-то по показателям за 2013 г. Корзун мотивировала перестановки тем, что ФАНО выдало много замечаний по хозяйственно-материальной части. А что касается увольнений, то сторона администрации института считает, что все обстоит не так трагично, как это хотят представить.

"Речи о перепрофилировании или закрытии института не идет, также речь о продаже земли под какую-либо застройку тоже не идет", – заявила Корзун после разгоревшегося скандала.

Сотрудники НИИ глазных болезней, подведомственного ФАНО России, написали обращение к президенту Владимиру Путину, в котором попросили принять меры, ссылаясь на "майские указы" президента, согласно которым нужно было разработать комплекс мер по обеспечению отрасли здравоохранения РФ медицинскими кадрами. Но то, что происходит в федеральном учреждении, просто противоречит его словам. При этом интересно, что руководитель ФАНО Михаил Котюков недавно возглавил созданное Министерство науки и высшего образования и формально остался в стороне от разгоревшегося скандала.

Михаил Котюков(2018)|Фото: минобрнауки.рф



Елена Кирякова