Аналитика


Новый губернаторопад продолжил "клановое" омоложение
политика | Ямало-Ненецкий АО | Тюменская область | Сибирский ФО | Дальневосточный ФО | Уральский ФО | В России

Накануне в отставку подал губернатор Алтайского края Александр Карлин, который 13 лет руководил регионом, смена произошла и в Амурской области. Ранее покинули посты главы Магаданской области и республики Саха-Якутия. А за неделю до этого переехали в Правительство РФ губернаторы Тюменской области и ЯНАО. Впрочем, отсчет нового губернаторопада можно вести и с губернатора Кемеровской области Амана Тулеева, который ушел в отставку после трагедии в ТЦ "Зимняя вишня". Эксперты Накануне.RU сходятся в оценках – идет плановая замена в губернаторском корпусе, федеральная власть доделывает то, что начала еще в сентябре 2017 г.

За весну 2018 г. в России сменилось в общей сложности (если считать Амана Тулеева) семь губернаторских позиций. Политологи считают, что новые кадровые перестановки – часть плановой работы. Кремль показывает, что обратил внимание на результаты мартовских выборов президента в отдельных регионах (Алтайский край), готов превентивно предотвращать внутриэлитные конфликты (Саха-Якутия), а также намерен превратить кресло губернатора из кадровой вершины и тупика в лифт. Кроме этого, власть демонстрирует, что социальный протест никак не влияет на ее решения. Кемерово получил в качестве врио запланированного преемника, а позиции губернатора Подмосковья остаются достаточно крепки, несмотря на "мусорный протест" в регионе.

"Просто [власти] стараются успеть до новых выборов [в сентябре 2018 г.]. При этом нового губернаторопада не будет. Цель – успеть, чтобы завершить ту операцию, которую начали еще осенью", – считает социолог, публицист Борис Кагарлицкий.

Сменщик Карлина в Алтайском крае – 47-летний Виктор Томенко – выходец из "Норникеля", ранее занимал должность председателя правительства Красноярского края. Назначение 43-летнего Василия Орлова (на фото) в Амурскую область тоже называют логичным – это выходец из "Сибура", у компании в регионе огромный инвестиционный проект совместно с "Газпромом". Вместо ушедшего в Минстрой РФ Владимира Якушева на пост врио губернатора Тюменской области назначен представитель его команды – 44-летний мэр Тюмени Александр Моор (а значит, субъект остается за Сергеем Собяниным). Преемственность сохранилась и на Ямале – руководить регионом будет 30-летний зам ушедшего в Минприроды РФ Дмитрия Кобылкина Дмитрий Артюхов.

Выбивается из этой логики перестановок (но лишь на первый взгляд) назначение губернатором сильного, опытного управленца и харизматичного политика Сергея Носова. 57-летний мэр Нижнего Тагила заметно преобразил город, называемый "Путинградом", обеспечил высокие показатели на выборах. Носова прочили в главы Кузбасса, однако получил он совсем не завидный субъект – Магаданскую область. И это как раз демонстрирует, что наиболее "вкусные" регионы достаются именно технократам с клановой поддержкой.

Политолог, директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве Павел Салин напоминает об "естественном процессе омоложения" губернаторского корпуса.

"Общее у всех назначенцев – они все моложе. Естественный процесс омоложения, но при этом в каждом регионе свои особенности, свои критерии", – говорит Салин.

Политолог также напоминает, что после введения единого дня голосования отставки губернаторов проходят сразу после выборов. Весной – это, как правило, конец апреля. В этот раз власти, по мнению политолога, просто немного запоздали из-за инаугурации и утверждения состава Правительства и перенесли их на конец мая.

Политолог Николай Миронов связывает отставки губернаторов с результатами выборов и также напоминает про политику омоложения кадров.

"Отставки связаны с результатами выборов, в первую очередь. Но это и разбор полетов в том числе. Даже Борисов [бывший глава Саха-Якутии Егор Борисов] – старшее поколение, да и Карлин [бывший губернатор Алтайского края Александр Карлин]. Вокруг них накопились самые разнообразные события. В случае с Борисовым были и события, которые выходили в публичную плоскость, также у него были проблемы внутри своего региона", – отмечает Миронов.

Он говорит, что время для отставок выбрано так, чтобы продемонстрировать всему губернаторскому корпусу, что результаты выборов в регионах всегда учитываются.

При этом социальный протест, который усилился после выборов президента в марте 2018 г., по мнению Миронова, не оказывает никакого влияния на кадровые решения в Администрации президента. Так, например, ничего не угрожает позициям главы Подмосковья Андрея Воробьева, у которого уже третий месяц жители протестуют против свалок.

"Если бы социальный протест был массовым, масштабным – это бы влияло", – отмечает политолог.

"Социальный протест не является критерием в нашей стране.Это же не 2005 г., а отдельные вспышки. То же, что происходит в Подмосковье и Москве – сложная история, которая продвигается многими интересантами в соцсетях и СМИ. У читателя возникает ощущение, что протест гигантский, а положение Воробьева трещит по швам, а на самом деле это не так. Люди на акциях же не говорят, что убирайтесь отсюда и дайте нам другого губернатора. Нет. Они хотят решения проблем. У Воробьева хороший рейтинг даже в протестных районах, хорошая поддержка в федеральном центре", – говорит Миронов.

Характерно, что кресла губернаторов в Якутии и Тюменской области заняли мэры региональных центров, на Ямале выбор пал на бывшего вице-губернатора округа.

Политолог Николай Миронов полагает, что это свидетельствует о том, что кадровый резерв российской элиты заканчивается на среднем уровне. Поэтому приходится назначать в среднее управленческое звено родственников и друзей, "как в царской России".

"Даже молодых технократов на позиции в среднем звене кто-то обязательно двигает", – Миронов.

Более высокие посты в вертикали власти в такой схеме приходится замещать членами управленческой команды – заместителями губернаторов и мэрами городов, которые понимают, как устроена система управления и бюджетный процесс.



Иван Зуев