Аналитика


Итог Года экологии в России – уничтожение сибирской тайги
Экономика | Сибирский ФО | Дальневосточный ФО | В России | За рубежом

Активисты-экологи бьют тревогу: в России прошел объявленный президентом РФ Год экологии, а сибирская тайга в это время нещадно уничтожалась, масштабы вырубок превышают все мыслимые и немыслимые объемы, заготовка древесины зачастую ведется без восстановления ресурсов. В лесном законодательстве за последние годы появилось множество даже не пробелов, а черных дыр, и дельцы массово пользуются этими лазейками. Властям же, похоже, нет дела до "зеленых легких" страны, этим летом печальные итоги Года экологии подтвердились тем, что в Сибири "эффективные менеджеры" решили не тушить лесные пожары "в целях экономии".

Экологи заявляют, что уничтожение леса в результате незаконных рубок в нашем государстве является "мифом", по крайней мере, если судить по официальным данным. В прошлом году общий объем добытой и учтенной древесины составил 212,4 млн куб. м, а незаконные рубки, по данным Рослесхоза, за тот же период – порядка 1,7 млн куб. м, то есть всего 0,8%. В эти цифры сложно поверить, но такова статистика. Как говорит руководитель лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко, "понятно, что основная часть незаконных рубок в нашей стране не выявляется и не учитывается".

Гораздо больший ущерб наносят бедствия (пожары, вредители, болезни), но главное, лес страдает от "законного, но совершенно бесхозяйственного лесопользования", отмечает Ярошенко.

Издание "Труд" приводит другую статистику, согласно ей, в стране ежегодно вырубается 2,4 млн га леса (как официально, так и зарегистрированные нелегальные рубки), а от пожаров каждый год погибает 1,5-3 млн га. В этом году часть пожарной авиации МЧС переброшена на запад страны, в результате чего не были предприняты попытки тушения 13-ти возгораний в Красноярском крае и крупного лесного пожара в Бодайбинском районе Иркутской области. Сложившаяся в лесном хозяйстве ситуация приводит к тому, что затраты на тушение оказываются выше прогнозируемого ущерба.

"Во времена СССР пожары на удаленных и труднодоступных территориях тушились силами авиационной охраны лесов, от которой нынче остались лишь название и бледная тень былой мощи", – заявил мэр Бодайбо Евгений Юмашев.

лесной  пожар(2017)|Фото: пресс-служба губернатора ЯНАО

Если перечислять причины уничтожения лесов, то, судя по заявлениям специалистов, наибольший ущерб "зеленым легким" нанесли российские же законодатели в постсоветское время. По словам Алексея Ярошенко, реформы системы управления лесами, основанные на Лесном кодексе РФ 2006 г., в сочетании с последствиями ликвидации в 2000 г. Федеральной службы лесного хозяйства и Госкомэкологии РФ, "превратили наши леса в огромную беспризорную территорию, где выявлять и учитывать воровство леса почти некому".

Но даже по самым пессимистическим оценкам, годовые объемы незаконных (неразрешенных) рубок в России не превышают 50-70 млн куб. м, или 20-25% от общего объема заготовки древесины.

"Воровать-то можно и больше, но спрос на ворованный лес, возможности его перевозки и легализации – ограничены. То есть в самом худшем случае, если самые пессимистические оценки верны, на незаконные рубки приходится не больше четверти от общего объема рубок леса в Российской Федерации", – говорит он.

Происходящее наводит на мысль о том, что большой объем незаконных по прежним временам рубок не учтен, а то и вовсе выведен в совершенно легальное поле.

О примере вопиющего браконьерства сообщало Накануне.RU. В Год экологии в Свердловской области неизвестные вырубили 390 деревьев, по информации местных жителей, браконьеры переоделись в форму работников железной дороги и осуществили свое грязное дело под видом санитарной рубки. В течение нескольких месяцев лесничества не могли установить принадлежность срубленного леса, затем правоохранители еще дольше определяли подведомственность. Прошел год, а дело до сих пор не расследовано, хотя установленный лишь недавно ущерб оценен в 4 млн руб. И это только один пример, характеризующий последствия реформы лесного законодательства и скорость реакции правоохранительных органов даже в Год экологии.

Дело еще и в том, что, по оценкам экологов, с точки зрения воспроизводства лесов, в настоящее время законные и незаконные вырубки на практике почти не отличаются друг от друга, ведь, как правило, специального воспроизводства не ведется ни в том, ни в другом случае. И "черные лесорубы" опасаются долго заготавливать древесину на одном месте, так что браконьеры часто рубят лишь коммерчески ценную древесину, тогда как законный лесозаготовщик уничтожает целые массивы тайги, в результате чего нарушаются водоохранные и почвозащитные функции лесов.

В итоге, хотя промысловой древесины добывается немного относительно общего объема лесного фонда, сложившаяся ситуация приводит к истощению запасов особо ценной древесины и деградации тайги, так как вырубки деревьев хвойных пород зарастают преимущественно лиственными деревьями.

Депутат Госдумы РФ от КПРФ Владимир Кашин рассказал Накануне.RU о том, что нарушение лесного законодательства зачастую связано с так называемыми "льготными" проектами:

"Например, фирма имеет миллион гектар, а платит в федеральный бюджет всего-навсего на уровне 16-17 руб. и еще на уровне 8 руб. региону – итого 24 руб. А сами ведут переработку и заготовку древесины и исходят из рыночной цены – хвоя 240-300 руб., 180-240 – лиственные породы. Но это так называемые льготные проекты. И когда мы стали смотреть, что делается по ним, как ведется лесовосстановление – оказалось, что оно ведется естественным способом. То есть, что выросло то выросло. А что с дорогами? – ничего? Какая инфраструктура? – опять ничего. Это в Бурятии было. Потом мы посмотрели и Центральную, Нечерноземную и другие зоны – и везде такой бардак".

По его словам, подобные фирмы "получают соответствующие возможности и грабят государство и народ".

В Госдуме готовятся уже в июле принять закон о лесовосстановлении, депутат Госдумы Михаил Щапов рассказал Накануне.RU, что теперь такая обязанность будет наложена практически на всех лесопользователей, вне зависимости от цели аренды лесного участка – будь это лесозаготовка, строительство, в том числе дорог, трубопроводов и ЛЭП. По словам парламентария, важным нововведением стало то, что обязанность возложена и на тех, кто выводит земли из категории лесных.

Вместе с тем он обращает внимание, что даются поблажки недропользователям, и вырубка лесов для геологического изучения недр, для разработки месторождений стала исключением в законе, то есть для разработки карьера или шахты необязательно закладывать лесовосстановление. Во-вторых, остается вопрос контроля за его качеством.

Наконец, говорит он, при всей своевременности закона он никак не закрывает тех проблем, которые породил Лесной кодекс 2006 г., прежде всего – разрушения системы государственной лесной охраны, основанной на системе лесных обходов. Это послужило одной из главных причин катастрофической ситуации с лесными пожарами, незаконными рубками и незаконным использованием земель лесного фонда.

"На все леса Иркутской области, которую я представляю, в этом году чуть более 600 лесных инспекторов. На одного инспектора приходится до 110 тыс. га. Причем в эту статистику не попадают площади лесов Минобороны. Пожары и воровство леса ведут к ежегодным потерям в сотни тысяч гектаров леса. Например, в Иркутской области в 2014 г. огнем было пройдено 783 тыс. га, а в 2015-м – 522 тыс. И с их-то восстановлением огромная проблема", – подчеркивает депутат.

отборная российская лиственница(2018)|Фото: jiancai.huangye88.com

Уничтожение сибирской тайги – отдельная история. Член Русского географического общества Павел Пашков выступил с анонсом фильма "Русская тайга", в котором по результатам своей экспедиции планирует представить доказательства того, что вырубка леса в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке контролируется китайскими предпринимателями.

Пока не называя каких-либо цифр, он высказывает опасения, что с переходом вырубок леса под контроль китайцев, они приобрели угрожающий масштаб и в результате обширные регионы России могут остаться без леса. Даже если взглянуть на территории Сибири "невооруженным взглядом", при помощи интернет-карт, можно убедиться, что Пашков недалек от истины, когда говорит об угрожающем масштабе.

Спутникоовые снимки лесозаготовок(2018)|Фото: ecodelo.ru

Но обратимся к официальным данным. Согласно им, в 2017 г. КНР импортировала 55,4 млн кубометров древесины. В качестве основных поставщиков 2017 г. указываются Новая Зеландия (14,364 млн куб.м), Российская Федерация (11,265 млн куб.м), США (6,096 млн), Австралия (4,653 млн куб. м) и Канада (3,371 млн куб. м). Отдельно отмечается, что в первой пятерке в прошлом году все государства, за исключением России, существенно нарастили свои поставки.

Статья "Обобщение данных по рынку древесины в Китае" сообщает о росте потребления Китаем зарубежной древесины: в 2017 г. по сравнению с 2016 г. КНР нарастила импорт кругляка и продукции деревопереработки на 16,1%. За десять лет доля импортных лесных ресурсов на рынке Поднебесной выросла с 38% до 58% (таким образом многочисленные сообщения о том, что в Китае якобы полностью запрещена заготовка леса – миф; на 42% потребности страны покрываются собственными ресурсами, – прим. Накануне.RU). Общий объем ввозимой древесины (кругляк+пиломатериалы) в 2017 г. впервые превысил 100 млн куб. м, из которых 31% приходится на Россию.

И если в 2007 г. российские пиломатериалы составляли всего 8% импорта КНР, то через 10 лет – уже 66%. Если в 2012 г. пиломатериалов из России и Канады Китай импортировал примерно одинаково, то в 2017 г. он ввозил российской продукции почти втрое больше (57%), а из Канады только 20%.

Вместе с тем, России нет в списке лидеров по поставкам в КНР некоторых продуктов деревопереработки – например, пятерка по экспорту ДСП в Китай выглядит так: Таиланд (26,3%), Малайзия (20,6%), Румыния (18%), Канада (7,5%), Германия (5,5%). Это может быть связано с тем, что кругляк при экспорте из России зачастую оформляется как пиломатериалы. На данное обстоятельство обращал внимание член правления Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров Иркутской области Павел Королев.

Импортированный из РФ лес на станции Маньчжурия, КНР(2018)|Фото: sucai.redocn.com

Сибирский лес в Маньчжурии

Еще более интересны расхождения в стоимости экспорта-импорта древесины на российско-китайской границе. По данным портала Infranews, который ссылается на ФТС России, в 2016 г. экспорт из России в Китай по номенклатуре ТНВЭД 44 составил $2,593 млрд, а импорт в Китай из России по той же номенклатуре, но по данным Китайской таможни, оказался на 42% больше – $3,68 млрд! Такая разница может объясняться только контрабандой. По данным портала, за 2013-2017 гг. из-за контрабанды леса бюджет РФ недополучил 4,5 млрд долларов США.

Заместитель председателя российской экологической партии "Зеленые" Алексей Гусенков рассказал Накануне.RU, что есть различные схемы уничтожения лесных территорий не только китайцами, но и нашими "деловыми кругами" в Красноярском крае, Иркутской области и других регионах. "Сейчас, на мой взгляд, необходимо сделать так, чтобы каждый лесной участок в России имел своего хозяина, был поставлен на кадастровый учет, и тогда надзор за каждым хозяином лесного участка будет более жестким и строгим. Пока мы не разберемся с этим вопросом – лес будут разворовывать и жечь", – заявил он.

В качестве традиционного ответа на решение практически всех проблем в экономике власти предлагают привлечение иностранных инвестиций (в случае лесной отрасли Сибири – зачастую китайских). Но, как отметил депутат Михаил Щапов, необходимости в этом нет:

"Наша лесная промышленность и без того отправляет на экспорт преимущественно продукцию низкого передела. И это несет серьезные потери для экономики. Сдавая в аренду леса, мы тем самым расписываемся, что не в состоянии даже самостоятельно заготовить кругляк. Учитывая, что арендные платежи относительно невелики, а китайские компании активно практикуют минимизацию НДС, возврат этого налога при экспортных таможенных операциях, мы теряем даже те небольшие деньги, которые могли бы поступить в бюджет от налогов с российских фирм".

Кроме того, пуская иностранные компании в лес, мы даем им возможность навязывать свои цены, свои правила игры и лишаем рабочих мест местных жителей. К тому же, говорит он, в такой непростой отрасли, как лесозаготовка, легче контролировать российскую компанию – больше рычагов влияния на нее, в том числе в плане лесовосстановления.

Стоит отметить, что итоги Года экологии официально так и не были подведены федеральными властями, Владимир Путин лишь выделил несколько проблемных аспектов в своем новом "майском" указе в 2018 г. В информационной повестке проблемы экологии все больше сопряжены со свалками (и проектами по мусоропереработке, продвигаемыми близкими к чиновничеству кругами), однако уничтожение сибирской тайги (возможно, уже необратимое) и лесов в других регионах власть предпочитает не замечать. И в силу законов, которые сама же приняла, и, видимо, из-за большого уважения к "нашим зарубежным партнерам".

вырубка, пенек, пень(2018)|Фото: pavel-pashkov.ru



Евгений Иванов