Аналитика


Игорь Юшков: Членство России в ОПЕК может убедить рынок в сохранении высоких цен на нефть
экспертное мнение | В России

Россия в ходе последней министерской встречи ОПЕК+ получила предложение стать страной-наблюдателем в организации. Это не первое приглашение со стороны картеля, но хотя де-факто российские нефтяники уже регулируют добычу в рамках выделенных квот, оформлять отношения де-юре российские власти не торопятся. Отчасти причина в физической невозможности отрасли оперативно реагировать на решения ОПЕК об объемах производства. Кроме того, беспокойство вызывает политическая устойчивость организации, внутри которой по-прежнему есть разногласия, рассказал Накануне.RU ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков:

– По факту с 2016 г., с момента подписания первого соглашения о "заморозке" добычи нефти, мы уже являемся членами ОПЕК. Россия взяла на себя обязательства по объемам производства и выполняет их, есть общая мониторинговая группа, которая контролирует выполнение соглашения. Согласование объемов добычи – это и есть основная обязанность членов ОПЕК.

Большой вопрос, нужно ли России де-юре становиться членом или страной-наблюдателем. С одной стороны, новый статус не будет нас ни к чему обязывать. Решение войти в ОПЕК – добровольное, страна может зайти в картель, если условия ее устроят, и выйти в любой момент без последствий и тяжелых обременений. Вступление в ВТО для России имело более серьезные последствия, нежели предполагаемое членство в ОПЕК. С другой стороны, есть информационный аспект: во многом формат соглашения ОПЕК+ и совместные решения принимаются для того, чтобы убедить трейдеров в сохранении высоких цен на нефть в долгосрочной перспективе. Возможно, членство России в ОПЕК даст трейдерам уверенность в том, что если цены упадут, то Россия и ОПЕК смогут оперативно согласовать понижение объемов добычи и цена пойдет вверх.

Россию уже не раз приглашали вступить в организацию, но в советское время ОПЕК воспринималась двояко. Картель считали союзником Соединенных Штатов, так как ключевым партнером США в ближневосточном регионе была Саудовская Аравия. Другая причина, почему Россия не вступила в ОПЕК – мы, в отличие от других членов, не можем оперативно регулировать объемы добычи. В классические времена члены ОПЕК встречались ежемесячно, устанавливали объемы производства и чуть ли не на каждый месяц выставляли новые квоты. Для нас это сложновато, за счет вывода скважин в ремонт и придерживания новых проектов мы можем держать определенные объемы добычи в долгосрочной перспективе, но понижать-повышать добычу ежемесячно наши компании не смогут.

встреча ОПЕК, Новак(2018)|Фото: minenergo.gov.ru

В странах ОПЕК министерство энергетики страны может влиять на добычу. У нас, несмотря на то, что мы является участниками ОПЕК+ и регулируем добычу, те или иные требования выполняются благодаря джентльменскому соглашению. Как происходит в России: президент встретился с главами нефтяных компаний и предложил понизить добычу. Минэнерго не имеет полномочий указывать нефтяникам, сколько надо добывать – у нас либеральная модель рынка. Долгое время мы шли в одном направлении, перестроиться на другое сейчас будет довольно сложно.

Соглашение с ОПЕК+ мы исполнили без последствий, так как подписали его в момент пика добычи. С договором или без, производители бы "откатились" назад. Даже после "заморозки" в годовом исчислении добыча росла, и сегодня неясно, насколько долго мы сможем работать в новом формате, когда разрешено увеличить производство еще на 200 тыс. баррелей в сутки.

Говоря о перспективах картеля, стоит отметить, что ОПЕК сама по себе остается неустойчивой организацией. Противоречия внутри картеля довольно существенные: против решения о переформатировании сделки активно выступает Венесуэла и Иран, а первая попытка подписать документ ОПЕК+ об ограничении добычи в Дохе сорвалась, так как вето наложил наследный принц Саудовской Аравии. При таком количестве расхождений удивительно, что мы умудряемся договариваться в рамках этого формата.

Если к ОПЕК присоединится Россия и ряд других государств, члены картеля будут производить больше половины мировых объемов нефти. Сейчас эта цифра колеблется в районе 40%. Рынки станут рассматривать решения ОПЕК более детально и ориентироваться на них.