Аналитика


Генпрокуратура подписала приговор реформе РАН
Наука и техника | В России

Генпрокуратура обнаружила множество нарушений при сдаче в аренду помещений Российской академии наук, об этом сообщает РБК. При проверке институтов оказалось, что 50 из них сдают площади в аренду без договоров, которые должны быть зарегистрированы. Среди таковых: Институт экономики РАН, Всероссийский институт научной и технической информации, Институт Латинской Америки РАН и другие.

Руководители некоторых учреждений в ответ сослались на "техническую ошибку" при регистрации договоров и заверили в ее скором устранении. Однако от большинства ответов получено не было.

Теперь же становится известно, что не только помещения сдаются без договоров, а и земли в некоторых случаях уходят под рестораны (по некоторым данным, Институт общей и неорганической химии РАН якобы отдал земельный участок под строительство заведения) – более того, за 2017 г. институты Академии не смогли взыскать долги с арендаторов в размере 60 млн руб., поэтому суммарная задолженность перевалила за 350 млн руб.

Прокуратура также выявила, что ФАНО не смогло обеспечить своевременное выполнение мероприятий федеральной адресной инвестиционной программы. Размер неосвоенных бюджетных средств в 2017 г. превысил 500 млн руб. по 11 объектам. Так, из-за отсутствия корректировок в проектно-сметную документацию для реконструкции корпуса Физического института им. П.Н.Лебедева РАН ремонтные работы отстали от графика, а в бюджет вернулось 170 млн руб. Контракт на проектирование Центра разработки и производства иммунобиологических лекарственных препаратов был заключен только в декабре 2017 г. – в бюджет вернулось 340 млн руб.

Представление о нарушениях было направлено еще 25 апреля в ФАНО (которое и создавалось, чтобы управлять имуществом и помещениями РАН) незадолго до его ликвидации.

По сути это констатация краха реформы РАН как таковой, когда с появлением ФАНО говорилось о том, что ученые теперь будут заниматься своими прямыми обязанностями, а управление имуществом перейдет к "эффективным менеджерам", которые лучше знают, как им распорядиться. Как оказалось, не знают.

Но и после этого подтверждения очевидного вряд ли что-то изменится, ведь теперь от ФАНО эти вопросы перешли на контроль Министерству науки и высшего образования – то есть как ответственность лежала на Михаиле Котюкову, так и остались за ним, просто уже в другой должности.

ПМЭФ, Михаил Котюков(2018)|Фото: forumspb.com

Ситуацию в интервью Накануне.RU прокомментировал историк Евгений Спицын:

Евгений Спицын(2017)|Фото: Евгений Спицын– Многие академические вузы сдавали помещения, в том числе и без оформления каких-то официальных документов, это началось с 90-х годов. С одной стороны, это формальное нарушение закона, а с другой – многие вузы оказались с приходом 90-х в настолько плачевном и бедственном состоянии, что искали любые способы пополнить свой небогатый бюджет и платить деньги своим сотрудникам, чтобы они окончательно не разбежались. Хотя, наверняка, там были и какие-то коррупционные моменты.

Тут вообще наводить порядок надо. Но в нашей системе общественных отношений этот порядок никогда не наведут. Потому что у нас куча всякого рода подзаконных актов, один акт противоречит другому, они не приведены в соответствие с общим законодательством. К тому же институт институту рознь.

Дело в том, что у нас не с той стороны заходят, когда речь идет об Академии наук и академических институтах. Надо окончательно определиться, что собой представляют эти академические институты. Либо это бизнес-единицы, тогда к ним мы подходим с одной меркой, либо это локомотивы научного роста – тогда мы подходим к ним с другой меркой.

К тому же серьезный вопрос связан с тем, что мы хотим от нашей науки? Какую науку мы хотим развивать? Понятно, что министерство как орган государственной власти стоит главным образом на защите интересов прикладной науки – то есть той науки, открытия которой можно, условно говоря, завтра уже запустить в производство, получить готовый продукт, прибыль и так далее. Тут ничего ненормального нет. А куда тогда фундаментальная наука? А без фундаментальной науки прикладной быть не может. А фундаментальная наука это обязанность Академии наук.

Фундаментальная наука при коммерческом подходе, естественно, страдает, потому что не дает видимых результатов, не приносит прибыли и работает с долгим достижением эффекта. Открытия, сделанные сейчас, могут быть реализованы на практике через 10-30 или даже 50 лет. Они сейчас никакой доход не принесут, но это не значит, что надо на фундаментальной науке ставить крест.

Российская академия наук, РАН(2017)|Фото: onznews.wdcb.ru

У нас многие крупнейшие физики – Ландау, Арцимович – внесли неоценимый вклад именно в развитие фундаментальной науки. А фундаментальная наука уже дала возможность гораздо более быстрыми темпами и с большей эффективностью развивать прикладную науку.

В Советском Союзе существовала Академия наук и Государственный комитет по науке и технике. Был также Госкомитет по высшей школе и так далее. Они и занимались прикладными вещами, то есть внедрением научных открытий в производство. Комитет высшей школы занимался высшим образованием – то есть подготовкой специалистов и для прикладных наук, и для фундаментальных наук. Здесь было четкое разделение. А Академия наук занималась в том числе фундаментальной наукой и определяла прорывные направления на ближайшие несколько десятков лет в научных исследованиях.

Фундаментальная наука определяет положение страны в научном мире. Почему СССР занимал лидирующие позиции в этой сфере – потому что у нас огромные средства вкладывались именно в фундаментальную науку.

Надо понимать, что в системе буржуазных отношений всем и вся правит телец золотой, а все остальное — это только производные. Поэтому надо окончательно определиться. То ли Академия наук — это государственная академия, каковой она была в Советском Союзе со всеми соответствующими атрибутами и регалиями власти, то ли это "клуб по интересам". Мы можем однажды просто потерять все наши ведущие научные школы, а вместе с потерей фундаментальности научных исследований мы будем зависеть критически от технологий.

митинг Профсоюза работников РАН, Москва, Суворовская площадь(2017)|Фото: kommersant.ru

В этом смысле вопрос сдачи помещений в аренду и наведение порядка в этой имущественной сфере – второстепенный. Глобальное фундаментальное противоречие в системе управления – это пресловутый принцип разделения властей. На него молятся, как на очередного божка, а на самом деле система чревата потерей управляемости. Почему у нас часто говорят о ручном управлении – система не выстроена. Вернее, она выстроена и работает, скорее, как антисистема.

В итоге, я думаю, что эта вся шумиха в очередной раз поднимается не для того, чтобы продемонстрировать народу неэффективность ФАНО и всей реформы РАН, а как раз для того, чтобы дать очередной щелчок по носу Академии, показать ей ее место и подтвердить правильность того курса, который был взят несколько лет назад – то есть на фактическое уничтожение Академии как государственного института, превращение его в "клуб по интересам" и передачу всех его функций по руководству наукой органу государственной власти.



Половников Алексей