Аналитика


"Новый красный пояс" слит. Для чего?
Политика | Сибирский ФО | В России

В дни мундиаля КПРФ активно включилась в протест против пенсионной реформы и, как будто, даже успешно. Выглядит все так, что она смогла вытеснить с этой поляны другие политические силы. Яркая иллюстрация – выдворение партийными активистами сторонников Навального с омского митинга, в котором КПРФ была лишь одним из организаторов наряду с тем же Навальным, партией "Яблоко", ЛДПР и профсоюзами. Происходящее дало повод заговорить о том, что в России набирает силу левая повестка, а вслед за этим происходит укрепление лево-консервативного ядра и самой КПРФ, которая якобы его возглавляет.

Однако если в уличной активности парламентские коммунисты, возможно, и выиграли что-то (что еще не факт), то на политической карте России они только за месяц потеряли сразу несколько регионов, входящих в так называемый "новый красный пояс". И этот процесс требует не меньшего внимания, чем протесты против повышения пенсий.

Обкомы Омска, Новосибирска и крайкомы Красноярска и Алтайского края отказались выдвигать своих кандидатов на выборы губернаторов в сентябре 2018 г. В Омске и Красноярске на пленумах и вовсе впервые поддержали кандидатов от власти.

В самой КПРФ такой расклад комментируют по-разному. Пожалуй, ярче всего свое решение поддержать на выборах Александра Усса, назначенного на должность врио из Кремля, объяснили в Красноярском крае.

"Думая о благе родного края, мы должны сегодня сделать непростой выбор. Нам нужен губернатор, который будет предан Красноярскому краю, губернатор, который будет вне политики, который будет работать исключительно в интересах жителей края, а не московских олигархов", – говорится в заявлении по итогам отчетно-выборной конференции крайкома.

Остальные же, как правило, ссылаются на решения пленумов региональных отделений, принятые посредством якобы малопредсказуемого демократического голосования. Говорят также и о том, что партия делает ставку не на борьбу на выборах, а на уличную работу и подготовку акций против повышения пенсионного возраста. Однако тот факт, что вслед за этими решениями пленумов в ряде региональных отделений КПРФ тут же отчитались о громких отставках и о выходе из партии крупных местных политиков, не укрепляет в уверенности, что решение не идти на выборы было единодушным.

Сообщается о расколе в омском обкоме, из которого был уволен действующий глава фракции в Горсовете Дмитрий Горбунов. Напомним, что омские коммунисты решили не просто отказаться от выдвижения своего кандидата, но и объявили о готовности поддержать на выборах назначенца Кремля, "справедливоросса" Александра Буркова. В Алтайском крае, хлопнув дверью, партию покинул бывший персек крайкома Сергей Юрченко. В комментарии Накануне.RU он заявил, что его решение никак не связано с отказом крайкома выдвигать своего кандидата в губернаторы, но также отметил, что выступал за невыдвижение как акцию бойкота выборов.

Важно отметить, что во всех регионах, где коммунисты отказались от активного участия в кампаниях, КПРФ имела неплохие, а где-то и отличные стартовые позиции. Хороший пример тому – Алтайский край, там против варяга, врио губернатора, красноярца Виктора Томенко могла быть выдвинута молодая местная активистка, глава обкома Мария Прусакова или даже алтайский депутат Госдумы от КПРФ, писатель Сергей Шаргунов. Кстати, сама Мария Прусакова ранее с просьбой поучаствовать в выборах губернатора Алтайского края обращалась к Павлу Грудинину.

Все это не очень похоже на единую партийную стратегию по "бойкоту" выборов, например, из-за антисоциальных законов и роста цен на бензин, повышения НДС. Ведь КПРФ отказалась от кампаний отнюдь не во всех регионах. В мэры Абакана коммунисты выдвинули 33-летнюю активистку Анастасию Мох.

На выборы губернатора Владимирской области партия выдвинула журналиста, члена "Левого фронта" Максима Шевченко, который до этого попал в списки праймериз на выдвижение в мэры Москвы.

Сам Шевченко не захотел комментировать невыдвижение кандидатов от КПРФ в других регионах. В разговоре с корреспондентом Накануне.RU он ограничился заявлением о том, что в партии начался процесс переустройства, чтобы в обновленном виде встретить 2021 г., когда намечены выборы в Госдуму.

"Думаю, она [КПРФ] перестраивает ряды и происходит закрепление позиций перед 2021 г. Да, есть попытки увести партию в тень, но мне кажется, партия будет перестраивать свои ряды и биться за будущее", – заявил он.

Авторы телеграмм-каналов и политологи в соцсетях тем временем обсуждают самые разнообразные причины, побудившие КПРФ "сдать" весь "новый красный пояс". Да, звучат подчас довольно странные выводы. Дескать, таково было условие получения положенного по закону о партиях финансирования от государства. Просто напомним, что за каждый голос, полученный на выборах в Госдуму, партия, при условии, если она преодолела минимальный порог, получает определенную копеечку.

Есть и более реалистичные версии. Например, об оказанном давлении со стороны Администрации президента (АП), результатом которого стала некая сделка с руководством КПРФ. При этом условия сделки называются самые разнообразные, от получения "зеленого света" для двух действующих губернаторов-коммунистов в Орловской и Иркутской областях, до продления еще на пять лет Геннадию Зюганову карт-бланша на управление главной оппозиционной партией в парламенте.

В таком случае решение мэра Новосибирска Анатолия Локтя, который после визита в Москву в разгар своей губернаторской предвыборной кампании вдруг отказался от ее завершения, выглядит логичным хотя бы немного.

Политолог Константин Калачев полагает, что внутри КПРФ уже давно поняли, что невыгодно выдвигать своих кандидатов в главы регионов. Гораздо выгоднее бороться за места в парламенте. Этим, а также тем, что в Администрации президента не испытывают жгучего желания испытать новых "технократических" врио в конкурентной среде, он объясняет происходящее.

"Как вы понимаете, выгоды от избрания того или иного члена партии неочевидны. Даже наоборот – велики издержки. Посмотрите, как проголосовали за кандидата от КПРФ [на пост президента] в Орловской области или в Иркутской области. Они не дали самых высоких результатов. Более того, губернаторы-коммунисты должны следовать общим правилам власти и зачастую демонстрировать свою лояльность даже в большей степени, чем их коллеги-"единороссы" и беспартийные", – говорит Калачев.

Как считает политолог, совокупность обстоятельств привела КПРФ к тому, чтобы отказаться от борьбы на выборах в тех регионах, где она традиционно сильна, но он отмечает и некоторое лукавство отговорок ее руководства.

"Во-первых, сама по себе борьба за губернаторское кресло не является интересным и привлекательным занятием для оппозиционных партий. Во-вторых, никто не хочет раскачивать лодку. Собственно говоря, нет никого желания идти ва-банк, ссориться с федеральной властью, которая после выборов президента заинтересована в том, чтобы региональные выборы прошли предсказуемо, по сценарию референдума. Президент рекомендовал тех или иных людей на должности, а избиратели поддерживают решение – вот единственный приемлемый на сегодняшний день сценарий, по всей видимости. О конкурентности речь не идет. Собственно говоря, у коммунистов теперь есть прекрасная возможность сделать красивое лицо, например, сказав, что они разменяли невыдвижение Локтя на поддержку их кандидата в Орловской области, хотя и очевидно, что это лукавство".

При этом мыль о неочевидности выгоды от победы на губернаторских выборах в КПРФ была популярна еще 10-15 лет назад.

"Эти разговоры я слышал еще в начале двухтысячных от тогдашнего секретаря по идеологии, который прямо спрашивал: "Что мы получаем от губернаторства в "красном поясе"?". И тут же сам отвечал: "Ничего". Собственно говоря, овчинка выделки не стоит. Лучше сохранять чистоту жанра – оставаться в парламенте, бороться за места там и в региональных заксобраниях, а не рваться во власть исполнительную, потому что любой представитель КПРФ там становится таким же, как и все остальные. В этом была своя логика тогда, такой же она остается и сейчас", – подкрепляет он.

По словам левого политического деятеля, секретаря ЦК "Объединенной коммунистической партии" Дарьи Митиной, для КПРФ, как и для остальных парламентских партий, Кремль давно "очертил делянку". Эта "делянка" не выходит за пределы двух регионов в управлении и одного города-миллионика. Выходить за эти флажки у партии Зюганова нет просто ни сил, ни возможностей, уверена она.

"Мне кажется, что Кремль уже очертил делянку: две крупные области и город, такой, как Новосибирск. Все же, что сверх этой делянки – уже считается нековенциональным поведением. Для КПРФ же важна конвенциональность. Они, конечно, будут говорить, что не хотят разделять ответственность за непопулярные решения, но на самом деле это просто желание следовать в фарватере ситуации и ничего не нарушать", – полагает Митина.

Действующим главам регионов и городов, избранных от КПРФ, стоило бы подать в отставку, уверена она. По ее словам, в нынешней системе коммунисты могут побеждать только в том случае, если у них есть договоренность с властью, победить же без одобрения со стороны администрации практически невозможно. В КПРФ это понимают, но в качестве своего оправдания перед избирателями говорят о нежелании участвовать в непопулярных реформах. Однако Дарья Митина тут же подмечает, что наличие в партии двух губернаторов и мэра крупного города в то же время связывает партию с властью. КПРФ не может противопоставить себя Кремлю, заявив, что не связана никак с пенсионной реформой, повышением НДС и ростом цен на бензин.

Тут стоит заметить, что пока открыто высказались против повышения пенсионного возраста только губернатор-коммунист Иркутской области Сергей Левченко и врио главы Магаданской области (член "Единой России") Сергей Носов.

Можно поверить, что в КПРФ действительно решили плотно заняться пенсионной темой, оставив для участия только те избирательные кампании 2018 г., которые удастся провести максимально ярко (выборы мэра Москвы, выборы губернатора Владимирской области с Максимом Шевченко). Однако определить, больше приобретет или потеряет на этом главная парламентская левая партия, пока трудно. Тем более с учетом слухов о реформе партийной системы в России и слиянии партий в две или три крупные структуры.



Иван Зуев