Аналитика


Ставка в плюс – производство в минус. Промышленники бунтуют против Центробанка
Экономика | В России

По мере приближения даты заседания совета директоров Центрального банка, где будет принято решение по ключевой ставке, к спору о необходимости повышения стоимости заемных денег подключаются все новые спикеры. И играют они не на стороне регулятора. Против главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной, которая в начале сентября заявила о "значительном количестве факторов", говорящих в пользу повышения ключевой ставки, единым фронтом выступили представители интересов реального сектора, лоббисты производственников более четко обозначились в Кремле и Правительстве.

Российский ЦБ назло всем теориям расчета справедливой стоимости денег вновь говорит о повышении, а в лучшем случае – сохранении ставки 7,25% годовых. Это значит, что дешевых кредитов, обещанных регулятором в период высокой инфляции, не будет и после того, как рост цен опустился ниже 4%-го таргета.

Упреки в адрес денежных властей накануне звучали в зале заседаний Госдумы, где обсуждалось предложение "Справедливой России" о лишении ЦБ права управлять ставкой. Как это обычно бывает, судьбу проекта лишило большинство, на этот раз – молчаливое: "Единая Россия" отказалась от голосования. Профильный комитет заявил, что партию и Правительство (судя по официальному отзыву) взаимодействие с Центробанком вполне устраивает, более того – независимый регулятор консультируется с Минфином и Минэкономразвития по поводу ключевой ставки. Однако недовольство вектором денежно-кредитной политики (ДКП) назрело не в традиционно толерантных Центробанку министерствах.

Против повышения ключевой ставки выступил министр промышленности и торговли РФ Денис Манутров: "Я считаю – конечно, не поднимать (ставку). Чем дешевле, тем лучше". Дешевый рубль, сказал он, компенсирует высокую ставку для ряда отраслей, но министр дал понять, что в целом для промышленности смягчение ДКП было куда предпочтительнее. Мантурова принято считать ставленником "Ростеха", человеком из "группы Чемезова".

Ранее более резко свою позицию обозначил помощник президента Андрей Белоусов: "Возможность есть, есть и некие основания для этого (для повышения ставки ЦБ), но я считаю, что это будет крайне нежелательное действие". Он добавил, что дорогие деньги затормозят инвестиционную активность и экономический рост. Белоусов, в последнее время все чаще шокирующий своими заявлениями и инициативами, знакомство с государственными органами начал в 1999 г. был консультантом премьер-министра Евгения Примакова. А, например, с главой РСПП Александром Шохиным знаком еще с 1980-х гг. В начале 90-х работал в аналитической "группе Бессмертных" со своим будущим заместителем в МЭР Андреем Клепачом.

Эксперты подтверждают, что именно так, как это описал Белоусов, и влияет рост ключевой ставки на экономику. Причина в том, что после роста ставки предприятия и население переходят к сберегательной модели и инвестиции в экономику снижаются.

"Такое положение дел наблюдалось, в частности, в период последнего ее резкого повышения в конце 2014–2015 гг., когда банковское кредитование было практически остановлено, а экономические агенты предпочитали сберегать средства. Снижение спроса населения и объема банковских инвестиций в экономику обуславливает замедление темпов промышленного роста, тормозит процесс повышения качества и конкурентоспособности отечественной продукции, а также мешает структурным преобразованиям хозяйственной системы в целом", – говорит доцент кафедры "Финансовые рынки" РЭУ им. Г.В. Плеханова Владислава Полетаева.

По ее мнению, первыми кандидатами на рост процентов по кредитам в случае повышения ставки ЦБ станут юридические лица.

Крах инвестиционных ожиданий после ужесточения ДКП предрек и советник президента – сторонник плановой экономики из академических кругов Сергей Глазьев. К этой команде неожиданно примкнул глава государственного ВТБ Андрей Костин.

"Полагаю, Центральный банк, хотя понимает сейчас возросшие риски, но также понимает, на мой взгляд, что этого нельзя делать", – сказал банкир в интервью Business FM.

Эльвира Набиуллина, Антон Силуанов, Андрей Белоусов(2018)|Фото: kremlin.ru

Первый заместитель комитета Госдумы по экономической политике, промышленности и инновационному развитию Николай Арефьев отмечает, что высокая ключевая ставка дала двухпроцентную инфляцию, но она не принесла пользы промышленности – промпроизводство в России практически не увеличивается. Если ставку повысить сейчас, то экономика рухнет, так как денег у реального сектора не будет никаких, уверен депутат.

"Несмотря на низкую инфляцию, кредитные ресурсы как стоили больше 10%, так и стоят. В банковской системе 27 трлн руб. депозитов, но их предприятия не берут, потому что процент слишком высокий. Мы недавно были на заводе в Коврове. Там делают велосипеды, мотоциклы, станки с ЧПУ, но у предприятия нет возможности развивать производство – нет ресурсов и государство тоже не помогает", – рассказал Арефьев.

Для промышленности повышение ключевой ставки может стать ощутимым, но не единственным ударом, который нанесут власти в ближайшем периоде. Президент "Рослегпрома", заместитель председателя комитета по предпринимательству в текстильной и легкой промышленности ТПП Александр Курглик напоминает, что в будущем году промышленность ждет рост нагрузки в виде роста налогов.

"Налоговое бремя на предприятия увеличивается, я имею ввиду не только НДС. Неизвестно, чем аукнется рост тарифов ЖКХ, неналоговые региональные платежи. Снижение ключевой ставки за последнее время – великое достижение, но период продлился недолго, никто не успел привыкнуть. Если сейчас параллельно с налогами увеличить кредитную нагрузку, произойдет резкое ухудшение делового климата, оно станет проблемой для наших производителей", – говорит он.

В легкой промышленности уже начинается стагнация, так как покупательская способность населения в последние годы падает. А новые меры властей приведут к удорожанию продукции. Для того, чтобы выпускать конкурентоспособную продукцию, должны быть конкурентные условия ведения бизнеса. И одно из важный условий – получение кредитов на приемлемых условиях.

станки, ЧПУ, Курганприбор(2016)|Фото:пресс-служба губернатора Курганской области

Рост ключевой ставки на 0,25% может забрать порядка 1% роста промпроизводства по итогам 2018 г., оценил последствия решения ЦБ президент ассоциации "Росспецмаш", основатель МЭФ Константин Бабкин. Предприятия, уже взявшие кредиты, будут вынуждены увеличить отчисления банкирам, инвестиции в развитие, напротив, уменьшатся.

"Можно спорить, решает ли высокая ключевая ставка задачу борьбы с инфляцией? – на мой взгляд, она только разгоняет её. То, что промышленники поголовно недовольны ДКП – не новость. Когда я по просьбе президента писал записку о работе промышленности в Канаде и России, я указал на главный фактор, подрывающий конкурентоспособность российской экономики – дорогие заимствования. Сейчас выгоднее положить на депозит или купить валюту, чем вкладывать средства в развитие. Прекрасно, что об этом стали говорить на высоком уровне, но важно, чтобы выступления министра, помощника президента не остались словами, а привели к снижению ключевой ставки", – рассказал Бабкин.

По его словам, пессимизм в рядах промышленников в случае повышения ставки увеличится, как и недовольство политикой властей. Это чревато не только экономическими последствиями – ростом темпов бегства капитала, который по официальной статистике уже почти в три раза превышает показатели 2017 г., – но и усилением протестных настроений из-за отсутствия прибыли и новых рабочих мест.



Алёна Ласкутова