Аналитика


Тестирование школьников и их холодильников: зачем пермские чиновники "идут в семью"
Общество | Приволжский ФО | Пермский край

Родители пермских школьников пожаловались представителям Родительского всероссийского сопротивления (РВС) на то, что их обязывают соглашаться на психологические тесты их детей и исследования квартир, где они живут. В департаменте образования уверяют, что эти тесты являются добровольными, передает корреспондент Накануне.RU.

Член центрального совета РВС Павел Гурьянов в разговоре с Накануне.RU отметил, от родителей пермских школьников стала поступать информация, что их обязывают подписывать согласие на осмотр их жилища и психологическое тестирование детей.

"Мы об этом знали и раньше, в том числе от неравнодушных представителей надзорных органов, которые против таких инициатив. В начале этого года был вал таких сообщении от родителей. Сейчас наше движение собирает подписи против повышения пенсионного возраста, и очень часто подходят родители, спрашивая, как им поступить в случае, если их обязывают соглашаться на такие исследования. Было выпущено обращение к пермским родителям: все эти требования незаконны, никто не может обязать проводить психологические тесты и исследовать квартиры, где живут дети. Все это – проявление ювенальной юстиции, которая хочет вторгаться в каждую семью, контролировать ее и держать в страхе, а также изымать детей, на которых существует коммерческий спрос", – считает Гурьянов.

В департаменте образования Перми Накануне.RU сообщили, что в этом учебном году в Пермском крае вступило в силу постановление комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав от 15 августа. Чтобы вовремя помочь или поддержать ребенка или его семью, устанавливается система индикаторов и инструментарий для воспитательной работы классного руководителя. Ее регламент предполагает выстраивание взаимодействия "семья-школа", то есть глубокое исследование семьи и ребенка, в том числе с помощью выходов на дом, а также тестов и психологических диагностик. Результатом является раннее выявление возможных проблем ребенка и подключение к работе с ним психологической службы школы.

Как утверждают чиновники, исследования позволят родителям лучше узнать своих детей, понять, какие возникают трудности у учащегося или воспитанника в коллективе, вовремя оказать поддержку своему ребенку. Социально-психологическая помощь оказывается при этом только с согласия родителей или законных представителей ребенка или лично школьника, если ему 15 и более лет. Родители вправе отказаться от проведения психологических диагностик.

Павел Гурьянов полагает, что постановление принято в свете нападения на школу №127 в Перми и смерти школьницы из Краснокамска, однако реагировать на такие случаи надо по-другому.

Напомним, 15 января двое вооруженных ножами подростков напали на учеников школы №127. Учительница Наталья Шагулина приняла удар на себя. Защищая своих подопечных, она получила 17 ран. Президент наградил ее медалью "За отвагу". Одного из нападавших признали невменяемым.

История в Краснокамске началась 16 июля: мать увидела свою дочь в бессознательном состоянии. Женщина вызвала врачей, которые констатировали смерть девочки. По некоторым данным, мать семь лет нигде не работала. Она сначала "диагностировала" у дочери сахарный диабет, потом – рак, а после и вовсе решила, что ребенку достаточно есть дважды в неделю. Соседи якобы слышали, как ребенок просит у матери еды. Возбуждены два уголовных дела. Мать школьницы арестовали по обвинению в убийстве девочки.

"Система пытается установить контроль, но фактически подозревает в деструктивном поведении всех: учеников, семьи, родителей, превращая в сумасшедший дом все население края. На самом деле надо повышать качество образования и культуры, делать доступными детские кружки и учреждения культуры. Сейчас все дополнительное образование в Перми выведено из школ, им нельзя воспитывать, но это предотвратило бы негатив со стороны учеников", – заявил Накануне.RU член центрального совета РВС Павел Гурьянов.

По его словам, в этом случае школьнику некогда будет думать о нападении на кого-либо.

"Как правило, у детей, занимающихся чем-то дополнительно, нет времени на неконструктивные мысли. Поиск проблемных семей не должен быть задачей учителя. Для этого есть целая армия социальных служб, некоммерческих организаций, где их работа? Почему ее должны бесплатно делать учителя? Выстраивается конфликт: педагог становится инспектором над семьей", – сказал общественник.

(2004)|Фото

Член комитета по социальной политике краевого заксобрания Дарья Эйсфельд в разговоре с Накануне.RU рассказала, что превентивные меры лучше в любой ситуации.

"В группу риска ведь входят и семьи, где развелись родители. Есть семьи, где мама и папа работают в других регионах, а за ребятами приглядывают бабушки и дедушки. У детей из этих групп могут быть отклонения в поведении, это – психология детства. Есть смысл обследовать такие семьи для корректирующей работы, чтобы школьники были под присмотром. Это не вторжение в личную жизнь, а наблюдение за детьми, которым по той или иной причине не хватает внимания взрослых или у них произошел "надлом" в душе. Не секрет, что во многих школах что-то да происходит. Давайте вспомним историю с нашей школой №127. Нужна постоянная профилактика", – считает Эйсфельд.

Она уверена, что введение дополнительных занятий – следующий этап.

"Можно цитировать и наших, и зарубежных педагогов, которые говорят, что свободного времени у школьника быть не должно. Оно должно быть занято или учебой, или регулируемым отдыхом и физкультурой. На это надо выделять деньги. Если дети не пойдут в спортзал и кружки, они отправятся на улицы. Благополучные дети не будут нападать. Необходимо психологическими тестами искать школьников, которые попадают в группу риска", – сказала Эйсфельд.



Михаил Лукашкин