Аналитика


С больной головы на здоровую? Поможет ли Бурятии и Забайкалью вхождение в ДФО
Политика | Сибирский ФО | Дальневосточный ФО | В России

В День народного единства руководство страны сделало неожиданный подарок жителям Бурятии и Забайкальского края – эти регионы были переданы из Сибирского федерального округа в состав Дальневосточного. В СФО они находились с самого возникновения системы федеральных округов в 2000 г. Разрастание ДФО оказалось крупнейшей реформой этой системы со времён воссоединения РФ с Крымом. Тогда Республика Крым и город федерального значения Севастополь были объединены в Крымский федеральный округ, а в 2016 г. переданы в состав Южного. В данном случае, территория страны ничем не приросла, а польза от перехода из одного округа в другой не выглядит очевидной.

Переход Бурятии и Забайкалья в состав ДФО выглядит своеобразным возвращением к историческим процессам почти столетней давности – в ходе Гражданской войны в 1920 г. именно в Верхнеудинске (ныне – Улан-Удэ) была провозглашена Дальневосточная республика, два года спустя вошедшая в состав РСФСР. Впоследствии, однако, регион в административном и экономическом отношениях был гораздо сильнее связан с Сибирью (Бурятия – именно с Иркутской областью, оставшейся в составе СФО). В разное время поднималась идея создания Прибайкальского округа или объединения в один субъект республики Бурятия с Усть-Ордынским и Агинским автономными округами, в которых также компактно проживают буряты. Этого не произошло, и Усть-Ордынский автономный округ был объединён с Иркутской областью и, таким образом, теперь также остался в Сибири.

"Я думаю, что переход из одного федерального округа в другой готовился долго, и сейчас об этом было объявлено потому, что идёт реструктуризация в Дальневосточном округе, там идёт смена столицы, и под этот процесс началась реорганизация округа в целом", – рассказал Накануне.RU политолог Максим Жаров.

Стоит отметить, что в последнее время меняются не только границы федеральных округов, но и субъектов федерации. В Ингушетии ратификация соглашения о границе с Чечнёй привела к массовым протестам и политическому кризису. Не так давно обсуждалась возможность изменений в Конституции страны, среди которых указывалось и сокращение количества субъектов федерации. Являются ли эти события звеньями одной цепи и ждать ли дальнейших изменений границ округов и регионов? Максим Жаров считает, что активность властей в изменении административно-территориального деления наталкивает на подобные мысли, но по двум случаям делать долгосрочные выводы пока рано.

карта федеральных округов РФ, Республика Бурятия, Забайкальский край(2018)|Фото: Накануне.RU

Бывший глава Бурятии, а ныне сенатор от республики в Совете Федерации Вячеслав Наговицын на своей странице в соцсети поздравил жителей республики с вхождением в состав ДФО. По его мнению, сейчас появился шанс стать из глубоко дотационного региона самодостаточным, экономически развитым субъектом, чему поспособствуют меры экономического стимулирования, такие как дальневосточный гектар и территории опережающего развития.

Стоит отметить, что Бурятия была дотационным регионом и в тот период, когда ей руководил Вячеслав Наговицын. Сам он отправился в отставку досрочно, а власть в республике удалось передать "молодому технократу" – "единоросу" Алексею Цыденову, во многом потому, что основной конкурент – коммунист Вячеслав Мархаев не был пропущен через муниципальный фильтр. Заявленный в ходе предвыборной кампании проект "супереспублики" остался скорее красивым лозунгом и не стал программой, приведшей к кардинальному улучшению ситуации. А Забайкалье выглядит гораздо более депрессивным регионом, чем Бурятия: июльский паводок, приведший к объявлению режима ЧС, ещё можно списать на стихию, однако в регионе накопилось и множество чисто социальных проблем – разгул криминала в крае дошёл до нападения на военных, добывавшим золото рабочим Дарасунского рудника пришлось голодовкой выбивать долги по зарплате...

Впрочем, Единый день голосования показал, что и сами дальневосточники отнюдь не довольны своим положением и политикой властей. Выборы в Приморском крае оказались одними из самых грязных в новейшей истории, однако врио Андрею Тарасенко не удалось одержать победу, голосование за коммуниста Андрея Ищенко носило выраженный протестный характер. Более того, и сам врио-"единоросс" ставил своей целью вернуть состояние дел в регионе "хотя бы на советский уровень". В Хабаровском крае и вовсе сумел победить кандидат от ЛДПР, считавшийся "техническим". А ведь незадолго до кампании Вячеслав Шпорт отчитывался перед президентом о реализации программы "дальневосточный гектар", в частности, о новых населённых пунктах, возникших благодаря ей. Получается, сами жители Хабаровского края не разделяли энтузиазма губернатора по поводу достигнутых успехов.

Следовательно, вряд ли стоит предполагать, что меры экономического стимулирования, применяемые в ДФО, помогут преобразиться Бурятии и Забайкалью. Кроме того, проекты ТОРов связаны с привлечением иностранного, прежде всего китайского, капитала. Сходный проект в Бурятии обсуждался ещё весной прошлого года – тогда планировалось привлечь инвестиции из КНР для создания "туристической Мекки" на берегу Байкала. В Байкальской Гавани власти намеревались создать особую экономическую зону, с резидентов которой не взимаются транспортный налог, налоги на землю и имущество. Другие инициативы, например, передача пахотных земель в долгосрочную аренду китайским компаниям в Забайкалье и создание лесоперерабатывающего комплекса в Закаменском районе Бурятии вызвали протесты местных жителей. Есть риск того, что с передачей регионов в состав ДФО усилятся спекуляции на тему "китайской угрозы".

отборная российская лиственница(2018)|Фото: jiancai.huangye88.com

"Сейчас надо не мебель переставлять, а пересмотреть наше отношение к базовой модели развития Дальнего Востока, которая спасёт и Дальний Восток, и всю страну и сделает вожделенный Путиным рывок. Но это требует выработки новой модели. Она очевидна. Но те, кто сегодня отвечает за Дальний Восток, ничего сделать не смогут, они доказали, что не понимают проблем, используют его фактически для самопиара, и толку от этого не будет", – отметил в беседе с Накануне.RU председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов. В то же время, по мнению эксперта, в присоединении Забайкалья к ДФО есть свой резон, тем более, речь идёт не об изменении административно-территориального деления и не о создании нового субъекта федерации.

"Забайкальский край – это уже не Сибирь во многом, может быть, ещё не Дальний Восток, но тяготеет к нему. Проблемы связаны прежде всего со взаимодействием с Китайской Народной Республикой, поскольку граница идёт в значительной мере по данным территориям. По большому счёту, ДФО у нас становится системной единицей по отношению к КНР", – подчеркнул он. Китайской угрозы, как считает Юрий Крупнов, надо было бояться лет 20 назад, с тех пор уже многое потеряно, поэтому необходимо форсированно развивать Дальний Восток и Забайкалье.



Павел Мартынов