Аналитика


Борис Юлин: Холмогоров цитирует перестроечные и эмигрантские байки
Экспертное мнение | Северо-Западный ФО | В России | Мурманская область

Не утихают споры по поводу статьи журналиста, радиоведущего Андрея Медведева на сайте Russia Today о том, почему нельзя называть мурманский аэропорт именем последнего российского императора. Публикация вызвала резкую реакцию в соцсетях. Ярко отреагировал публицист, автор "Царьграда" Егор Холмогоров, который призвал Медведева "ответить за публикацию репутацией", а главреда RT Маргариту Симоньян уйти со своего поста. При этом он перечислил сразу несколько примеров того, как дети крестьян, выходцы из деревни и крестьяне становились летчиками и обвинил оппонентов в том, что они "не представляют себе ни летного дела, ни подлинного уровня социальной мобильности в Российской империи". Ситуацию прокомментировал для Накануне.RU историк Борис Юлин:

– Холмогоров в своем ответе цитирует перестроечную байку о расстреле на "Коммунарке". Откуда взяли, что на "Коммунарке" кого-то расстреливали? Там были "НКВДшные" дачи. Зачем в принципе кого-то расстреливать на своей даче? По факту, источник этой информации – пересказ подозрений одного из перестроечных деятелей.

Насчет же социальных лифтов. В сословном обществе, никто не спорит, социальные лифты действуют. Они не действуют только в кастовом обществе. Были социальные лифты и в сословном обществе в Российской империи. Но это "в принципе", потому что один крестьянин из сотни миллионов мог им воспользоваться. Таких крестьян набралось бы несколько десятков, может, сотен, на всю огромную империю. Большинство крестьян никаких перспектив не имело. У меня шла речь именно об этом. А так, конечно, можно на отдельных, единичных примерах рассказывать о социальных лифтах в Российской империи, но это будет банальное жульничество.

Ну, а вся же суть моего высказывания была в том, что Николай Второй получил в свои руки державу, и погубил это царство, потерял жизнь и потерял семью. По сути, он, как Горбачев, который угробил СССР. Называть аэропорт в честь Николая Второго – все равно, что называть его в честь Лжедмитрия, Василия Шуйского или Горбачева.

Тезис о том, что Николай Второй – отец русской авиации и поэтому его именем должен быть назван аэропорт, также звучит довольно странно. Это было время, когда авиация появилась во всем мире. Обвинять Николая Второго, что при нем появилась авиация, все равно, что обвинять Горбачева, что при нем появились персональные компьютеры. Ну, а тот факт, что железная дорога на Мурманск была построена именно при Николае Втором – это действительно правда, но она безрадостна. Ведь дорога эта срочно строилась во время Первой мировой войны, как раз потому, что Российская империя не производила достаточного количества самолетов, пулеметов, а также комплектующих к ним, и вынуждена была завозить их с Запада через Северный морской путь. Для справки просто, за всю войну Россия произвела 3,5 тыс. самолетов, а Германия 47-48 тыс. Сравнимое с немцами количество самолетов произвела Франция. Двигателей для всех самолетов в России было выпущено в два раза меньше, чем самолетов. Летчики наши воевали на самолетах, которые им давали страны Антанты. Похожая ситуация была и с пулеметами.

А насчет того, что Папанин был комиссаром и вместе с Землячкой устраивал массовые расстрелы, это также пересказ баек, на этот раз уже эмигрантских. Кстати, если верить этим байкам, то Землячка умудрилась расстрелять в отдельно взятом городе на юге России больше казаков, чем там их вообще было. Рассказывается, что большевики расстреливали десятки тысяч казаков в то время, когда городом владели белые.

Теперь о Папанине, который "не был ни полярником, ни ученым". Во-первых, начнем с того, что эти же люди называют полярником Колчака, который до экспедиции также ученым не был. В начале XX века полярниками становились люди, которые просто были готовы заниматься этими исследованиями, готовы были отправляться на Полярный круг. К этому был готов далеко не каждый ученый. Там требовались механики, причем, механики великолепные, чтобы вся эта техника в экстремальных условиях нормально работала. Часть полярников – люди, обеспечивавшие просто функционирование станции. Остальные же собирали материалы, которые затем анализировались в научных институтах страны на большой земле. Отмечалось, например, направление дрейфа льдин, чтобы так составить представление о течениях в Ледовитом океане, а также много другое. Именно ученных там было немного, а с чистыми, кабинетными учеными и вовсе было плохо.