Аналитика


"Это лицемерие для прикрытия коррупции": как в России будут "побеждать бедность"
Общество | Центральный ФО | Северо-Западный ФО | Приволжский ФО | Сибирский ФО | Дальневосточный ФО | В России | Северо-Кавказский ФО | Приморский край

С 1 декабря в восьми регионах России стартовал в пилотном режиме проект по борьбе с бедностью. Он направлен в первую очередь на выполнение "майского указа" президента – снизить уровень бедности вдвое – и с реальной борьбой с бедностью имеет мало общего.

Под эксперимент попали: Татарстан, Нижегородская, Ивановская, Новгородская, Липецкая и Томская области, а также Приморье и Кабардино-Балкария. По словам чиновников, регионы подбирались по разному уровню бедности населения. Так, например, в Кабардино-Балкарии, судя по данным Росстата, 24,1% бедных семей, в Приморье – 14,7%, в Татарстане – 7,7%. Впрочем, почему приходится бороться с бедностью, когда у россиян "беспрецедентно растут зарплаты", чиновники Минтруда РФ так и не пояснили.

Можно предположить, что кабмин собирается это выяснить в проекте, который состоит из четырех этапов.

С 1 декабря 2018 года до 20 марта 2019 года местные власти должны оценить реальный уровень бедности и структуру – какой уровень безработицы, образования, насколько заняты граждане и какой у них доход, а также узнать состояние здоровья семей. Кроме того, важно учесть, есть ли дети и пользуются ли граждане программами социальной поддержки.

кошелек, мелочь, зарплата, долг(2016)|Фото: punkt-a.info

После анализа этих факторов стартует второй этап, который продлится с 21 марта до 20 июня 2019 года. Тут региональные власти будут формировать систему мониторинга жителей с доходами ниже прожиточного минимума. Основная цель – понять, можно ли устроить граждан в сферах образования или здравоохранения. И получается довольно интересная картина, ведь учителя, как известно, "уходят в бизнес", а вместо них, видимо, придут неквалифицированные граждане, согласные работать за ту же мизерную зарплату?

На третьем этапе – с 21 июня до 20 сентября 2019 года – малоимущим гражданам, исходя из полученных данных, будет предложен некий "социальный контракт", на основе которого и будет оказываться персональная поддержка, финансируемая из федерального бюджета. В Правительстве не рассказывают подробностей этого контракта, однако известно, что в пользу похожего проекта ранее высказывался Алексей Кудрин.

"Нужно вводить социальные контракты. Если у вас в районе, городе — бедные, им нужно предложить минимально оплачиваемые ставки, чтобы не просто дома сидели и получали пособие по безработице. Общественные работы для невысокой квалификации должны быть, пусть получают свои 10-15-20 тысяч рублей, все-таки это не просто пособие по безработице", – говорил глава Счетной палаты в эфире "России-1".

иннопром, пленарная сессия "цифровые предприятия: от датчика к бизнес-решениям", Алексей Кудрин(2017)|Фото: Накануне.RU

Иными словами, те, кто работают и мало получают, пусть идут еще работать и получать чуть больше? А что значит "общественные работы для невысокой квалификации", и отличается ли это понятие, скрываемое за красивыми словами, от работы дворника? И что делать пенсионерам, которые и так вынуждены работать? Ответ, видимо, будет дан только на третьем этапе, когда граждане начнут получать "свои 10-20 тысяч рублей".

Четвертый этап – подведение итогов с 21 сентября. Вряд ли профильные ведомства – Минэк, Минфин и Минтруда – признают свои ошибки, даже если они будут, и вряд ли реально поборют бедность вне статистики. Поэтому с большой долей вероятности можно предположить, что проект в каком бы то ни было виде будет распространен на всю страну.

Отдельно тут нужно сказать про финансирование эксперимента. Алексей Кудрин на свой проект "социального контракта" выставлял ценник в 10 млрд руб., что касается Минтруда, то в ведомстве скромно решили спустить ответственность на нижестоящие власти.

"Пока этих решений нет. Это компетенция регионов", – сказал министр Максим Топилин по поводу возможности субсидий из федерального бюджета.

Максим Топилин(2018)|Фото: duma.gov.ru

Исходя из общего представления проекта, напрашивается вывод, что идет очередная "борьба со статистикой", которую активно будут потом использовать в пропагандистских целях – и на "прямых линиях", и на пресс-конференциях президента. А сколько на этом фоне будет новых чиновников-"макарошек", которым "статус не позволяет" питаться, как все, но позволяет получать помощь из бюджета, а также сколько чиновников-"занижателей", которые для получения помощи вдруг станут на бумаге получать меньше? Вопрос остается открытым.

Наконец, как скажется на эксперименте повышение пенсионного возраста, НДС, акцизов, инфляции, введения налога на самозанятых, двухэтапной индексации тарифов ЖКХ и прочих антисоциальных мер? Они, очевидно, только усилят бедность, с которой власти "начали бороться", уверен экономист, экс-зампред Счетной палаты Юрий Болдырев. Он поделился своим мнением с Накануне.RU:

Юрий Болдырев(2017)|Фото: Накануне.RU – Теоретически такая помощь была бы возможна, но я подозреваю, что это попытки "подсластить пилюлю", отвести внимание от сугубо антисоциальных мер вроде пенсионного ограбления. Хотя в принципе подобные программы возможны.

Всегда возможно в рамках любой программы сделать и что-то полезное, и просто украсть деньги. И то, и другое возможно, но когда в целом проводится антисоциальная политика, то какой смысл говорить о конкретных штрихах, призванных, вроде бы, создать видимость попытки что-то улучшить?

Одно пенсионное ограбление перекрывает любые подобные локальные меры.

И, безусловно, антисоциальные меры приводят к той самой бедности, с которой начинают бороться. То есть заниматься надо корнем проблемы. Корень проблемы, среди прочего, – присоединение к ВТО, проведение политики в интересах единения западных заказчиков и внутренних мародеров. Вся эта политика ведет к тому, что страна не развивается, а деградирует. В рамках деградации невозможна комплексная политика обеспечения благосостояния. В условиях невозможности комплексной политики повышения благосостояния власти будут создавать видимость, что борются с бедностью – я так это вижу. Хотя, опять же, в рамках этой политики не исключено, что кто-то добросовестный действительно сможет кому-то помочь, но в целом это ничего не изменит.

Я приведу пример – вот антисоциальная мера: вместо прежней обязательной диспансеризации раз в год ввели с помпой диспансеризацию раз в три года. Огромное количество обязательных и нужных людям процедур для сохранения здоровья, элементарных анализов, перевели в платные услуги. Людям это становится все менее доступно. А для того, чтобы это скрыть, будут точечно выявлять, кому нужно провести тот или иной анализ. Вроде как, оказывать "милостивую помощь" в проведении этого анализа. То есть это все лицемерие.

На примере скандинавских стран доказано, что так называемая "адресная помощь" куда менее эффективна, чем создание общих благоприятных условий для всех. Но наши власти это игнорируют, потому что адресная помощь – это еще и возможности коррупции на этой самой "адресной помощи". К сожалению, в ряде регионов "адресная помощь" тоже будет распределяться не тем, кому нужно, а тем, кто ближе к выдаче этой помощи. Без смены экономической и социальной политики, которая является единой политикой, никакая так называемая "программа борьбы с бедностью" ни к какому позитивному результату привести не сможет.



Евгений Рычков