Аналитика


На пути к двуполярному миру "США — Китай". Карта конфликтов-2019
Армия и ВПК | В России | В бывшем СССР | За рубежом | Украина

Американский Совет по международным отношениям опубликовал прогноз "Превентивные приоритеты-2019", в котором рассматриваются основные угрозы для Вашингтона, а также оценивается риск возникновения или эскалации вооруженных конфликтов по всему миру. По мнению американских аналитиков, Соединенные Штаты могут вскоре столкнуться с новыми опасностями, в том числе и со стороны Китая, тогда как риск противостояния с Россией несколько снижается. Так ли это и какие точки земного шара в предстоящем году могут стать "горячими" — читайте в материале Накануне.RU.

Подобные прогнозы публикуются с 2008 г. Все возможные в ближайшей перспективе угрозы разделены на три категории, из которых в первой риск начала или усиления конфликта наиболее вероятен. Авторы нынешнего документа считают, что сейчас, когда мир становится все более беспорядочным, "столкновение администрации Трампа с серьезным кризисом – лишь вопрос времени". Среди основных угроз в "Превентивных приоритетах-2019":

Из года в год в прогнозе встречаются угрозы кибератак или терактов на территории США. Однако американские аналитики видят и новые вызовы, в том числе связанные с Китаем. Если риск столкновений в Южно-китайском море также традиционно оценивается как высоковероятный, то теперь в списке потенциальных "горячих точек" появился и Тайвань. Решения Белого Дома в области тарифной политики фактически спровоцировали торговую войну между США и КНР. Арест гражданки Китая по запросу из Вашингтона спровоцировал ухудшение китайско-канадских отношений. В противостоянии с Пекином американское руководство активно и разносторонне поддерживает Тайвань, зачастую приближаясь к "красным линиям" в политике "Одного Китая". КНР считает остров зоной своих коренных интересов и не раз угрожала войной в случае, если Тайбэй объявит о своей независимости.

Карта конфликтов и угроз для США на будущий год(2018)|Фото: www.cfr.org

Главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Владимир Петровский считает, что администрация Трампа все же вряд ли пойдет на серьезное обострение отношений с КНР, ставя под сомнение "политику одного Китая". "Слишком большой риск. Думаю, это нужно американской стороне как элемент потенциального давления для получения уступок от Китая по другим вопросам, в том числе по торгово-экономическим", — рассказал он Накануне.RU.

Противостояние КНР и США, однако, уже привело к тому, что США вынуждены перебрасывать свои силы с Ближнего Востока на Дальний. Уже после выхода прогноза Совета по международным отношениям, Пентагон заявил о скором выводе американских войск, находящихся в Сирии.

"Для них основной противник — это не мы, не мировой терроризм, а Китай. Это уже у них в официальных документах заявлено. У них просто не хватает ресурсов на все одновременно и нужно противостоять тому, что они считают угрозой со стороны Китая. Сейчас США оказались в новой для себя ситуации, когда есть две страны, которые могут гарантированно нанести непоправимый удар возмездия по США — Россия и Китай. Они не совсем уходят, а просто перестают тратить много денег на бесперспективную для них войну. Потому что потери для них есть и физические, и материальные и, прежде всего, престижные, а побед никаких нет", — объяснил в беседе с Накануне.RU научный руководитель Института прикладного востоковедения и африканистики Саид Гафуров.

Очередную военную операцию на севере Сирии собирается начать Турция, однако, как отмечает эксперт, Эрдогана не интересуют какие-то завоевания. Война необходима турецкому руководству для решения внутриполитических проблем.

Параллельно с выводом войск из Сирии США усиливают давление на Иран. Жесткая риторика и экономические санкции подкрепляются в данном случае и первой за несколько лет отправкой авианосной группы в Персидский залив. Однако, по мнению Саида Гафурова, тут локальный конфликт невозможен, так как Иран в состоянии нанести в военном отношении для США неприемлемые потери, прежде всего их базам, союзникам. И, конечно, их военно-морской флот в такой близости и при таком развитии современных противокорабельных ракет в Иране сделать ничего не может. Скорее, будет необходима глобальная операция, когда вся мощь НАТО обрушится на Иран, а США сейчас совсем не до этого.

Авианосец John C. Stennis направленный в Персидский залив(2018)|Фото: www.flickr.com

Появляется информация и о том, что Пентагон намерен сократить свое военное присутствие в Афганистане. Речь может идти о выводе фактически половины находящихся в этой стране американских военных. Интересно, что в это же время эксперты Совета по международным делам считают, что в Афганистане возможны всплеск насилия, мятеж талибов и даже крах правительства.

Эксперт по Центральной Азии и Ближнему Востоку Александр Князев в беседе с Накануне.RU отметил, что "крах правительства", о котором говорится в американском докладе, на самом деле выглядит прозаичнее, да и не так однолинейно. Афганское правительство и президент, поддерживаемые США, на протяжении уже четырех лет, с момента объявления результатов президентских выборов 2014 года, неконституционны и, соответственно, нелегитимны. Это обстоятельство мало кто из внешних наблюдателей учитывает, в самом же Афганистане обсуждение нелегитимности президента и правительства проходит красной линией всего внутриполитического пространства этих четырех лет.

"Талибан" — это отдельная проблема афганской политической жизни, существует большое количество оппозиционных партий, относящихся к системной, легитимной оппозиции. Почти все они вообще были склонны к бойкоту выборов в силу многочисленных нарушений в избирательном процессе со стороны президентской и исполнительной власти. Алармизм американских экспертов в данном случае основывается исключительно на американском же интересе, его нужно рассматривать не как опасение импичмента Гани или отставки правительства как таковых, а как фиаско президента и правительства, являющихся важным элементом американской афганской и региональной политики. Александр Князев напомнил, что любой "вывод войск" — это тактические игры, в Афганистане уже создана инфраструктура, позволяющая США в любой момент быстро нарастить военное присутствие.

Одной из центральных тем прошедшего года стал дипломатический прорыв в ситуации на Корейском полуострове. Визит северокорейской делегации на Олимпиаду в Пхенчхане, встречи руководителей КНДР и Республики Корея в демилитаризованной зоне, визиты Ким Чен Ына, которого в западной прессе порой называли "президентом-затворником", в Китай и исторический саммит с Сингапуре привели к тому, что стороны конфликта перешли от угроз применения оружия к диалогу. Однако в "Превентивных приоритетах - 2019" возможный конфликт в регионе все равно остается в первой категории угроз.

Научный сотрудник Центра Азии и АТР РИСИ Роман Лобов считает, что ожидать прорыва в отношениях между двумя корейскими государствами не стоит. По итогам 2018 г. "слабым звеном" межкорейских отношений остается экономическое сотрудничество, запуск которого невозможен из-за действия международных санкций ООН.

"Принятие каких-либо фундаментальных правовых документов, которые бы цементировали хотя бы нынешнее состояние межкорейских отношений (диалог и отказ от взаимной конфронтации), на данном этапе остается маловероятным: Республика Корея не может заключать международные договоры с государством, признание которого будет являться прямым нарушением как конституции страны, так и уголовного законодательства. Впрочем, остается открытым вопрос и о том, как Пхеньян будет реагировать на сохранение американо-южнокорейских совместных учений, которые все же пройдут весной 2019 г., пусть и в изрядно сокращенном формате", — считает эксперт.

Роман Лобов обращает внимание и на то, что гораздо менее предсказуема ситуация в политике Соединенных Штатов по отношению к КНДР. Причиной этому служат внутриполитические процессы в самих США, в том числе слишком частая ротация кадров в высшем руководстве страны. Сегодня расстановка сил в американском истеблишменте такова, что Трамп остается едва ли не единственным сторонником идеи диалога с КНДР. Его позиция находится под перекрестным огнем как "ястребов", желающих возврата к "максимальному давлению" с непредсказуемыми последствиями для региона, так и демократов, которые критикуют политику Трампа "из принципа".

Встреча Ким Чен Ына и Дональда Трампа в Сингапуре(2018)|Фото: kcna.kp

Важно, что американские аналитики видят снижение угрозы военного столкновения между Россией с одной стороны и США на Ближнем Востоке или силами НАТО в Восточной Европе с другой. Если в прогнозе на 2018 г. вероятность подобного столкновения была отнесена к первой категории угроз, то на наступивший год — уже ко второй. Опасения, высказанные в "Превентивных приоритетах-2018", во многом подтвердились, ВВС и ВМС США неоднократно наносили удары по войскам Асада в Сирии, подвергая тем самым опасности и жизни находящихся в САР российских военных. А после бомбардировки Хишама в сирийской провинции Дейр-эз-Зор появилась информация о гибели сотрудников российских ЧВК. Точное количество погибших и пострадавших в том инциденте неизвестно до сих пор, однако слухи о гибели большого числа россиян в результате американского авианалета породили массу спекуляций о возможном начале войны между США и РФ.

Военный эксперт Владимир Евсеев согласился с этими выводами, отметив, что в случае, если американские войска уйдут с Ближнего Востока, то военное столкновение вооруженных сил США и России в Сирии станет достаточно маловероятным. Сохраняется опасность инцидента в воздухе, например, в случае случайного задействования систем ПВО, российской, или поставленных сирийской армии С-300, а также происшествия между летательными аппаратами над территорией Сирии, где американцы скорее всего продолжат полеты. Тем не менее, вероятность непосредственного военного столкновения становится незначительной.

В то же время, как отмечает эксперт, сокращение военного присутствия в Сирии и Афганистане (откуда, соответственно, планируется вывести 2200 и 7000 человек) не предполагает создания военного присутствия на Украине. Скорее всего, США сейчас будут дожидаться итогов президентских выборов на Украине, которые должны состояться в конце марта, и только после этого будет принято решение о реальном оказании военной помощи, в том числе и о том, в каком виде она будет оказываться, какие группы вооружений могут быть поставлены.

В этой связи Владимир Евсеев считает, что вероятность столкновения России и США в Сирии становится минимальной, а на Украине является невысокой, потому что там просто нет американского военного присутствия (на Украине сейчас действуют только американские инструкторы). Создание военной базы, например, в Одессе, это больше гипотетическая вещь, поскольку она требует учета конвенции Монтре по проливам. Стратегия США состоит в том, чтобы не ввязываться напрямую в конфликт на Украине, однако возможна поставка вооружений или кораблей, отработавших свой ресурс, например, катеров.

береговая охрана, Украина, катер(2018)|Фото:flot3000.com

В обозримой перспективе продолжатся учения стран НАТО в Восточной Европе, также возможную угрозу, как считает эксперт, в перспективе может представлять развертывание ракет средней дальности в Польше, Румынии и на территории Японии, но на создание БРСД средней дальности требуется время.

Владимир Евсеев считает, что США, судя по выводу войск с Ближнего Востока, основное влияние уделяют не силовому противостоянию, а экономическому давлению, а основное силовое противостояние будет постепенно нарастать между Китаем и США. Для России самое важное в это не втягиваться, потому что проблема Южно-Китайского моря — это не проблема Российской Федерации, проблема восстановления единства Китая путем возвращения Тайваня к России никакого отношения не имеет.

Но, по мнению эксперта, нужно также учитывать то, что постепенно идет установление не многополярного мира, о чем принято говорить, а становление двуполярного мира США — Китай. Начало этого процесса может прийтись на 2025-2030 гг. В этих условиях Россия не может быть союзником Китая и тем более — союзником США, однако должна занять в этом мире свое место.



Павел Мартынов