Аналитика


Принуждение Белоруссии к Союзу
Политика | В России | В бывшем СССР | За рубежом

400 млн долларов в год, по мнению Александра Лукашенко, будет терять бюджет Белоруссии, если российская нефть перестанет поступать в дружественную страну по льготной цене (без экспортной пошлины). Белоруссия теряет миллионы, а Россия — единственного союзника на западном направлении? По крайней мере, такое заявление сделал Батька 10 января. Он объяснил, что виной разладу между братскими народами оказался налоговый маневр российского Минфина: экспортную пошлину предлагается обнулить для всех покупателей российской нефти и поднять НДПИ. Таким образом, нефть для Белоруссии подорожает на 20 долларов за тонну, а это резко снизит рентабельность белорусских НПЗ.

Лукашенко наведался в Москву, чтобы добиться компенсации — в залог привез четыре мешка картошки. Как стало ясно из его слов, по итогам встречи с Владимиром Путиным, добиться своего президент Белоруссии не смог, картошку на нефть не обменяли.

"Не надо считать, что это катастрофа, — сказал Лукашенко в прошлый четверг. — Если изберет руководство России такой путь движения и потерю единственного союзника на западном направлении, это их выбор. Мы же их заставить не можем".

Владимир Путин, Александр Лукашенко(2018)|Фото:kremlin.ru

Сотрудничество наших стран на протяжении последних 25 лет часто омрачалось финансовыми спорами, но сегодняшняя ситуация, которая происходит на фоне слухов, что Белоруссия отменяет квоту на присутствие американских дипломатов на территории своей страны, по мнению экспертов, носит особо опасный характер в свете транзита власти (и в том, и в другом государстве). Если Белоруссия встанет на путь Украины, то "недружественное кольцо анаконды" замкнется вокруг России.

Что уж говорить, отношения России с Белоруссией — это всегда торг, который ехидные СНГ-скептики называют "обменом нефти на поцелуи" — дружественное отношение и договоры о доступе к инфраструктуре стратегически важных объектов РФ, оставшихся на территории Белоруссии после развала СССР, всегда были главной валютой в запутанных полукулуарных торгах с Москвой.

Но и без того небезоблачная дружба стала омрачаться еще и тем, что вдруг "последний диктатор Европы" пошел делать реверансы в сторону Запада (посещение папы римского — лишь один из многих эпизодов). Приходится лавировать между двумя враждующими полюсами, оправдывали его эксперты, но попытка прокатиться сразу на двух конях для одного его коллеги кончилась очень плохо — "седалища не хватило". Когда Януковича обвиняли в заигрывании с Западом и кокетстве в отношении подписания или не подписания печально известного договора с Евросоюзом, никто не проникся к нему сочувствием. Сегодня новости о том, что наш последний "оплот дружественности" в Европе дрейфует от Москвы, уже никого не удивляют. Когда в России нефть подорожала и для друзей — в Белоруссии поцелуи остались только для врагов? Впрочем, конечно, Лукашенко — далеко не Янукович.

Александр Лукашенко, Сочи, саммит ЕАЭС(2018)|Фото: kremlin.ru

Между Россией и Белоруссией есть несколько проблемных тем, которые так или иначе "обостряются" время от времени, как сезонные болезни: это и вопросы границы и передвижения санкционных товаров, это и цена на нефть (многие предприятия Союзного государства просто не могут существовать без нашего сырья, так как проектировались в рамках существования единого СССР), это и отношения с Западом, которыми в последнее десятилетие начал манипулировать Лукашенко.

В 2014 году радость по поводу "Крымской виктории" глава Белоруссии не спешил разделять с братским государством, возможно, опасаясь какой-нибудь "минской весны". Сегодня Лукашенко называет войну в Донбассе "недоразумением" и заверяет, что в Белоруссии такого никогда не будет, хотя, по мнению ряда экспертов, именно усиливающееся давление стран Запада на постсоветское пространство и есть причина "трений" между Россией и "единственным союзником". Заигрывания Европы с Минском начались еще пять лет назад, а в 2016 году отношения заметно потеплели — по решению Совета ЕС были сняты санкции со 170 белорусских чиновников и 10 компаний, принадлежащих крупным бизнесменам из окружения президента. А у нас в том же году разгорелись споры по поводу цен на нефть и газ. В итоге мы пришли к некоторым договоренностям по объемам беспошлинных поставок нефти до 2024 года (они должны держаться на уровне 24 млн тонн в год и из них Минск может зачислять в свой бюджет экспортные пошлины за 6 млн тонн). Но "налоговый маневр", то есть постепенная отмена экспортных пошлин на нефть (с 30% на пять пунктов в год за следующие шесть лет) с повышением НДПИ сегодня, по мнению Лукашенко, приведет к сокращению выгоды поставок нефти. Особенно если учесть, что цена на нефть может возрасти.

Во время встречи с помощником госсекретаря США по делам Европы и Евразии Уэссом Митчеллом Лукашенко заявлял, что признает США ведущей страной мира и надеется на улучшение отношений. Конечно, и без столь "толстых" намеков понятно, что у Минска есть "большие" друзья, помимо России. Ну, например, Китай и сам рассматривает Белоруссию, как плацдарм для продвижения товаров в Европу. Кстати, основная претензия, которая сформировалась у РФ после начала санкционной войны по поводу товаров — это реэкспорт. Беларусь не стала запрещать аналогичный с нами импорт, и через границу с ней к нам поступала "санкционка", что, естественно, не нравилось нашему руководству, но нравилось белорусскому бизнесу.

коллаж, Белоруссия, газ, нефть(2017)|Фото: Накануне.RU

Сегодня из всего перечня проблем актуализировалась тема с ценой на нефть и газ, которые белорусы, по мнению Батьки, в рамках Союзного государства вообще должны получать по внутрироссийским ценам, "Газпром" не согласен (у капитала нет никаких понятий о "братстве" – только бизнес). В 2016 году спор вошел в крутое пике и привлек политиков самого высокого уровня, затронул и премьер-министра Дмитрия Медведева — Лукашенко возмущался сокращением поставок нефти от РФ и требовал альтернативных вариантов. "Зачем нас брать за горло?" — вопрошал Лукашенко. Прошло два года, и наш финансовый блок кабмина взял уже не за горло белорусского президента, а за какие-то более чувствительные места?

"Были случаи, когда Лукашенко выступал с жесткой критикой и обвинениями в адрес конкретных российских чиновников, но не выше, сейчас же между российским руководством и Лукашенко обозначилась такая критика, которой не было ни при Ельцине, не при "раннем" Путине — не называя фамилий, президент Белоруссии выступает с обвинениями в адрес всего российского руководства", — говорит Накануне.RU директор Центра политологических исследований Финансового университета, политолог Павел Салин.

Обострение связано с "конституционной реформой" в России?

Павел Салин, директор Центра политологических исследований Финансового университета(2016)|Фото:Наш эксперт считает, что обострение отношений обусловлено повышением ставок в российско-белорусском торге, и выросли ставки по инициативе Москвы, а не Минска.

Павел Салин напоминает, что обострение часто происходило перед выборами в Белоруссии: "Белорусские власти частично с помощью российских средств проводили избирательные кампании — получали кредиты или как-то иначе доставали нужные деньги и за полгода до выборов повышали доходы населения, на хорошей волне проводили выборы. И всегда этот торг сопровождался конфликтом в отношениях, но никогда еще не был таким острым".

Чего же добивается российская элита своими действиями? Политолог полагает, что сложившаяся ситуация может быть демонстрацией того, что Москва готовит для себя вариант транзита политической системы в связке с Союзным государством — этакого запасного трамплина для Владимира Путина.

"Здесь есть несколько вариантов, и один из них — "конституционная реформа", когда Владимир Путин перемещается условно на пост главы Госсовета. Вариант номер два — это создание (не на бумаге, там оно уже существует), то есть наполнение фактическим содержанием, Союзного государства (России и Белоруссии) и передвижение Владимира Путина на пост лидера Союзного государства, это позволит создать ему "нулевой отсчет" в руководстве над Россией и Белоруссией с точки зрения российской Конституции. Сейчас, судя по всему, российские власти пытаются создать поле для реализации этого сценария №2, а Лукашенко активно сопротивляется", — говорит Павел Салин.

Действительно, в середине декабря ушедшего года сам Лукашенко говорил о существовании такой возможности. По его мнению, Москва под предлогом "глубокой интеграции", которая якобы необходима Белоруссии для получения той самой вожделенной компенсации за налоговый маневр, на самом деле хочет инкорпорировать Белоруссию в состав Российской Федерации.

"Я понимаю эти намеки: получите нефть, но давайте, разрушайте страну и вступайте в состав России. Я всегда задаю вопрос: такие вещи во имя чего делаются? Вы подумали о последствиях? Как на это посмотрят в нашей и вашей стране, и международное сообщество? Не мытьем, так катаньем инкорпорируют страну в состав другой страны", — сказал глава Белоруссии.

"За каждым конфликтом ищите бифштекс"

Как уже упоминалось, не только отдельные чиновники РФ заслуживали критики Лукашенко, но и система в целом, на своей большой пресс-конференции президент Белоруссии подчеркивал, в чем разница между двумя "союзными государствами", он обличал российскую коррупцию и прямо заявлял, что "в России за взятку можно все". Заявления вполне согласуются с исторически сложившейся государственной пропагандой Белоруссии — жадные российские олигархи придут и заберут госсобственность, как они поступили в РФ. И только Батька стоит на защите республики, которая иначе будет обречена повторить у себя лихие российские 90-ые. Конечно, образ борца с жадной олигархией несколько устарел, но сказка — ложь, да в ней намек?

Константин Семин(2018)|Фото: Накануне.RUАвтор и ведущий программы "Агитация и пропаганда", журналист Константин Семин не считает, что нынешнее обострение между нашими странами чем-то отличается от инцидентов, которые происходили в прошлом — просто голод российской олигархии сегодня более острый, и потому уже нет сил скрывать, что Союзное государство для определенных людей во властных структурах, лишенных привычного дохода из-за кризиса и санкций — не что иное как "картофельный пирог", которым хочется поживиться.

"Кому-то кажется, что перезапуск интеграционного процесса позволит открыть какой-то новый политический цикл в России, продлить долголетие нашей элиты и подарить новый сценарий для ее перевоплощения. Кто-то считает, что просто денег в казне мало стало, и решили скрести по всем сусекам — и по белорусским тоже. Я не знаю, в чем причина, но это далеко не первая попытка приструнить белорусских друзей, поставить их в коленопреклонное положение. Я помню штук пять подобных кризисов", — напоминает он.

Эксперт считает, что сегодняшний кризис — продолжение политики, которая ведется на постсоветском пространстве и в отношении других республик. Здесь можно вспомнить и попытки "притянуть" к себе Украину с помощью нефте-газовой пуповины.

"В результате пуповина лопнула, и вот пожалуйста – где теперь Украина? Ничему мы не учимся. В очередной раз мы становимся свидетелями тому, что капитализм — это капитализм, и на такой основе никаких братских, союзных отношений построить нельзя. Все эти разговоры о братстве, надгосударственные советы — для бедных, только прикрытие для голого меркантильного интереса, который заключается в правиле "табачок врозь". Наш класс власть имущих всегда смотрел на Белоруссию, как на пирог, которым можно поживиться".

Старая, как мир, "большая игра"?

Своими действиями российская власть помогает старому, как мир, плану окружения России недружественным кольцом, кто-то именует его "санитарным кордоном", а во времена, когда модно было списывать все на то, что "англичанка гадит", его называли "кольцом анаконды", но суть остается прежней — если мы пойдем на сознательное обострение отношений с Белоруссией, то действительно замкнем недружественную цепь вокруг себя, так считает эксперт по истории и политике стран Европы и Америки, доцент МГИМО Ольга Четверикова.

Кандидат исторических наук, доцент МГИМО Ольга Четверикова(2015)|Фото: oko-planet.su"Все это происходит в рамках стратегии расчленения нашей страны и того, что сегодня называется СНГ, — говорит Четверикова в беседе с Накануне.RU. — Речь об ударе по нашему народу, поскольку белорусы, великороссы, малороссы — это все один единый народ. Главная операция была проведена на Украине — превращение России во врага не только на социальном, политическом, но и религиозном поле".

Но если на Украине все происходило очень грубо, жесткими методами, говорит эксперт, то в отношении Белоруссии все происходит дольше и мягче, здесь основная работа по разделению двух стран ведется не идеологическими методами, а с помощью воздействия на экономические отношения.

"Нужно понимать, что это общая стратегия не только Запада, но и тех агентов в России, которые активно действуют внутри руководства Российской Федерации, это стратегия по стравливанию наших государств и их разделению. Я считаю, здесь стоило бы обратить внимание общественности на деятельность такой структуры, как "Консультативный совет по иностранным инвестициям", который представляет собой лоббирующую структуру, куда входит несколько десятков крупнейших транснациональных корпораций", — считает она.

"Консультативный совет по иностранным инвестициям" собирается на бюджетные деньги под патронажем администрации президента, председательствует там премьер-министр Дмитрий Медведев, и, как объясняет Ольга Четверикова, данный совет напрямую влияет на российские законы и принимаемые в экономической сфере решения. Стоит задуматься, почему такими большими полномочиями обладает этот совет в нашем государстве.

"Белоруссия — государство, которое является не просто дружественным, а составляет один с нами народ, в отношении нее проводится политика по расколу, в то время как создаются самые благоприятные условия для компаний из враждебных нам государств. Эти крупнейшие корпорации, которые заседают в совете, определяют экономический климат в нашей стране. Все это — двойная игра. Западный кордон — это вопрос геополитический, а здесь вопрос экономической власти над нами у нас же в стране", — говорит Ольга Четверикова.

Если наши финансовые решения навязываются нам зачастую извне, то как мы можем обвинять Лукашенко в том, что он часто стал угрожать "уходом на Запад"? Бежать в заданном направлении его вынуждают удары российского руководства. Президент Белоруссии понимает: от таких "друзей" ждать поддержки и защиты — все более сомнительное решение.

"Мы очень плохо представляем, как у нас принимаются решения в государстве, — говорит Ольга Четверикова, — чем больше мы будем знать о подобных структурах, определяющих экономическую и политическую стратегию, тем яснее для нас станет суть происходящего".



Елена Рычкова