Аналитика


"Это вам за коррупцию, мусор и снег". Рейтинги глав регионов "полетели вниз"
Политика | Свердловская область | Ханты-Мансийский АО - Югра | Курганская область | Челябинская область | Ямало-Ненецкий АО | Тюменская область | Центральный ФО | Северо-Западный ФО | Южный ФО | Приволжский ФО | Сибирский ФО | Дальневосточный ФО | Уральский ФО | В России | Северо-Кавказский ФО | Крым | Приморский край | Воронежская область

Федеральный центр в январе 2019 года усилил антикоррупционную повестку, что оказало влияние на позиции глав регионов по итогам месяца. Факторами ослабления и укрепления ряда региональных руководителей стали и коммунальные вопросы, социальные и инфраструктурные проекты и даже внутриэлитные взаимоотношения. Об этом говорится в очередном рейтинге Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), который имеется в распоряжении редакции Накануне.RU.

В "ТОП-3" январского рейтинга произошли корректировки: лидирует по уровню влияния по-прежнему мэр Москвы Сергей Собянин, сохранил свою вторую позицию и глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров. А третье место врио главы Санкт-Петербурга Александр Беглов в этом месяце уступил главе Татарстана Рустаму Минниханову.

Одним из самых заметных событий января стало задержание члена Совета Федерации от Карачаево-Черкессии Рауфа Арашукова, его отца Рауля Арашукова, а также ряда высокопоставленных чиновников в регионах Северного Кавказа. Это резонансное дело, по мнению политологов, не является точечной акцией, а отражает намерение Кремля к жесткому противодействию злоупотреблениям, более строгому контролю за финансовыми потоками и наведению дисциплины в рядах управленцев.

"Борьба с преступными сообществами, занимавшимися хищениями газа, является частью стратегии Кремля по борьбе с теневыми финансовыми потоками на Северном Кавказе. Реализация этой стратегии будет задевать интересы ряда старых региональных игроков и приводить к серьезной внутриэлитной перезагрузке", – говорится в исследовании АПЭК. Авторы доклада отмечают, что на этом фоне проявляется тенденция появления в северо-кавказских регионах федеральных политиков или опытных управленцев из других субъектов. Показательна здесь ситуация с избранием на пост мэра Махачкалы Салмана Дадаева, ранее работавшего главой Управы Басманного района Москвы.

Резонансное "дело Арашуковых", несомненно, серьезно отразилось на позициях главы Карачаево-Черкессии. В январском рейтинге АПЭК он стал главным аутсауйдером, заняв 85 место. "Несмотря на разногласия между главой Карачаево-Черкесии и группой Арашуковых, задержание Рауфа и Рауля Арашукова, других региональных чиновников и бизнесменов стало основанием для серьезного ослабевания позиции главы КЧР Рашида Темрезова (с 73-го на 85-е место). Перспективы влияния Темрезова будут зависеть от его способности восстановить контроль над ситуацией в регионе", – считают политологи.

Вновь возросшее значение антикоррупционных процессов аналитики также связывают с желанием федерального центра наладить коммуникации с гражданами на местах во избежание усиления дистанции с субъектами.

"Поэтому можно ожидать, что параллельно с громкими расследованиями руководство страны в ближайшей перспективе поставит перед региональными властями дополнительные задачи по ведению диалога с гражданами и оперативному реагированию на проявления социального недовольства", – подчеркнули в АПЭК.

В свою очередь негативно на позициях губернатора Подмосковья сказались обыски в администрации Балашихи. Андрей Воробьев ослабил влияние в январе, переместившись с 5-го на 8-е место. Незначительное падение демонстрирует и губернатор Пермского края Максим Решетников (с 26-го на 28-е место) после отставки первого зампреда правительства региона Романа Кокшарова.

Оба управленца "упали" также на фоне конфликтов, связанных с муниципальной реформой. Ушедший в отставку Кокшаров в правительстве Прикамья как раз курировал процессы объединения муниципальных образований. А с критикой организации этого процесса в Подмосковье недавно выступил глава СПЧ Михаил Федотов. "Муниципальная реформа в Подмосковье уже становилась источником резонансных внутриэлитных конфликтов, например, в 2016-2017 годах. Кроме того, муниципальный уровень власти может создать и другие вызовы, которые ассоциируются с работой областных властей (можно отметить, например, прошедшие в январе обыски в администрации подмосковной Балашихи). Муниципальная реформа остается источником рисков для руководства ряда регионов, прежде всего для властей Московской области", – комментируют в АПЭК.

Группу с очень сильным влиянием в январе покинул глава Ленинградской области Александр Дрозденко (опустился с 16-го на 24-е место). Это падение обусловлено задержанием вице-губернатора Олега Коваля.

После сообщений о проведении сотрудниками правоохранительных органов выемки документов в комитете по здравоохранению Псковской области продолжается нисходящий тренд для главы региона Михаила Ведерникова (с 40-го на 46-е место).

Коммунальные вопросы также легли в основу расстановки сил в губернаторском корпусе в январе. Так, незначительно ослабевают позиции врио главы города Александра Беглова, который переместился с 3-го на 4-е место, в том числе из-за интенсивной критики по поводу уборки снежных заносов в адрес властей Санкт-Петербурга.

Важным фактором влияния на позиции глав субъектов остается реформа в сфере обращения с твердыми коммунальными отходами. По мнению политологов, готовящиеся изменения в этой области могут способствовать обновлению муниципальных элит – "расконсервированию" старых элит и приходу на их место новых. В этой связи не исключено, что Центр будет ужесточать контроль за деятельностью региональных и муниципальных чиновников в этом направлении. В январе этот фактор также стал заметен: после обращения Минприроды в Генпрокуратуру о "фактах подготовки противоправных действий" в сфере обращения с твердыми бытовыми отходами со стороны руководства Воронежской области ослабевает влияние губернатора региона Александра Гусева (с 23-го на 25-е место). Напротив, глава Архангельской области Игорь Орлов отыграл недавнее падение, связанное с мусорным протестом, поднявшись с 81-го на 72-е место.

Из тех, кто окреп в январе, АПЭК выделяет также губернатора Севастополя Дмитрия Овсянникова (поднялся с 38-го на 32-е место). На это, по мнению политологов, повлияло утверждение Дмитрия Саблина в должности секретаря Севастопольского регионального отделения "Единой России". В АПЭК считают, что это решение может способствовать снижению внутриэлитной напряженности в городе. Аналитики подчеркивают, что этот пример показывает возросшую роль "ЕР" в решении внутриэлитных конфликтов – в январе регион посетил секретарь Генсовета партии Андрей Турчак, который заявил, что "губернатор будет впредь сверять часы" с партактивом и "вместе обсуждать и решать наказы людей".

Растет влияние и избранного в конце прошлого года губернатора Приморья Олега Кожемяко (он поднялся с 13-го на 10-е место). Рост вызван в том числе сообщениями о выделении региону около 4,5 млрд руб. из федерального бюджета на 2019 год на ремонт и реконструкцию социальных объектов, включая медицинские учреждения. Решение социальных вопросов также отразилось на позициях врио главы Башкирии Радия Хабирова, который перешел в группу с очень сильным влиянием (с 21-го на 16-е место), – республике в 2019 году выделят около 4,9 млрд руб. из федерального бюджета в рамках нацпроекта "Здравоохранение".

Позиции губернаторов УрФО в целом изменились незначительно или остались на уровне декабря 2018 года. Так, глава Тюменской области Александр Моор упал с 8-го на 9-е место, губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев по-прежнему занимает 17-ю строчку рейтинга, а глава ХМАО-Югры Наталья Комарова – 18-ю. Губернатор Ямала Дмитрий Артюхов замыкает "двадцатку" самых влиятельных региональных руководителей (в декабре он занимал 19-е место). Глава Челябинской области Борис Дубровский потерял несколько позиций в январе (с 31-го на 34-е место), а врио главы Курганской области Вадим Шумков, напротив, усилился, поднявшись с 60-го на 57-е место.



Вероника Килина