Аналитика


Виктор Алкснис: Когда свои чемоданы дороже, чем чужие жизни
Экспертное мнение | В России

Причиной столь большого числа погибших в Шереметьево стало обыкновенное жлобство. Ведь люди сгорели в заднем отсеке, потому что пассажиры в переднем салоне их "не выпускали" – они создали давку, так как решили забрать свои вещи с верхних полок, собирали сумки.

Причина пожара – жесткая посадка, произошло разрушение задней части самолета, полился керосин, он загорелся, и в результате произошло то, что произошло. Почему летчик принял решение вернуться на аэродром – вот это сейчас главная загадка. Молния – это, скорее всего, "отмаз", ведь те проблемы, которые возникают у "Суперджета" (особенно в последнее время), и нынешняя катастрофа могут стать смертным приговором, потому что уже сейчас стало понятно, что самолет не очень удачный, мягко говоря. Иностранные компании отказываются от закупок этого самолета в силу тех проблем, которые возникают при его эксплуатации, да и российские компании тоже не очень хорошо к нему относятся, учитывая то, что само появление "Суперджета" было ярким свидетельством того неблагополучия, которое сложилось в российской авиации, в нашем авиапроме.

Шереметьево самолет(2019)|Фото: vk.com

Самолет был спроектирован в конструкторском бюро Сухого, а в конце 90-х, в начале 2000-х годов фирма Сухого пользовалась особым расположением и имела возможность выходить на высшие органы власти и получать заказы в то сложное время – практически "выбивать" их для себя. В военной авиации ставка на компанию Сухого привела к тому, что мы, по сути дела, разгромили конструкторское бюро Микояна, которое всегда специализировалось на выпуске легких истребителей, а учитывая сложность с финансированием, Погосян и его коллеги добились, чтобы все государственные резервы были брошены на фирму Сухого. И в результате они получили все эти деньги, выпустили самолет Су-57, и сейчас он никак не может пойти в серию. Вот в этом году будет выпущен всего один самолет, в следующем году - еще один самолет, а реальный выход в серию ожидается не раньше, чем через 7-10 лет.

Потом он предложил взяться за разработку пассажирского самолета, хотя КБ Сухого никогда пассажирские самолеты не делало. И в результате были задавлены другие компании – Туполевская, Ильюшинская – то есть те, которые занимались всегда пассажирскими самолетами, имели большой опыт, кадры. Есть большая разница между военными самолетами и гражданскими, тем более и у Туполева, и у Ильюшина были серьезные наработки в области гражданских самолетов. Но в силу протекционистской политики внутри авиапрома, монопольного положения Сухого – они сделали самолет. Самолет, на 80% состоящий из импортных деталей и материалов, и он – прямо скажем – не очень удачный получился. Другие КБ были разгромлены, и сегодня мы остались, по сути дела, без новых гражданских самолетов. Это вина тех людей, кто лоббировал фирму Сухого, тех, кто отдавал им все заказы. Они не думали о том, что необходимо использовать опыт и наработки других конструкторских бюро.

После этой катастрофы ясно, что внешнего рынка у "Суперджета" не будет, другие КБ в сложном положении находятся, и учитывая общее состояние нашего авиапрома, мы неспособны поставлять самолеты, которые могли бы конкурировать с "Боингами" и "Эирбасами", налицо проявление глубочайшего кризиса, в котором оказалась наша авиапромышленность.

авиакомпания ямал сухой суперджет-100(2018)|Фото: Накануне.ru

Раньше можно было говорить – да, у нас много проблем с гражданской авиацией, но зато мы делаем хорошие военные самолеты, а сейчас, после ситуации с Су-57, и тут тоже все не слава богу – масса проблем. Но у проблем есть конкретные имена и фамилии, есть виновные за авиационное состояние, чиновники в авиапроме. Ведь речь идет в целом о том, что в России на протяжении последних 20 лет проводилась усиленная деиндустриализация страны: закрывались сотни и сотни заводов, мы утратили тысячи технологий, и выхода из этой политики деиндустриализации не видно. А это говорит о том, что вскоре мы утратим возможность выпускать все, что тяжелее молотка, сложнее топора. Придет время, и так будет во всем – сложную технику мы выпускать больше не сможем вообще. Посмотрите, что творится в космической отрасли, что творится в авиации – это проявление системного кризиса, в котором находится наша российская промышленность, российская индустрия. Привела к этому та экономическая политика, которая проводилась Кремлем и конкретно Владимиром Путиным на протяжении последних 20 лет. Основа была заложена Ельциным, он начал проводить эту политику, но он и его команда были у власти 8 лет, Путин и его команда у власти уже 20 лет. И выхода из того тупика, в который они завели Россию, не видно. Катастрофа "Суперджета" – это просто проявление того системного кризиса, в котором находится Российская Федерация, ее промышленность, особенно высокотехнологичная.

(2005)|Фото: Дмитрий Пленкин www.itogi.ru

С учетом того, что кризис все глубже охватывает наше общество и это понимают уже все у власти, остается единственный способ сохранять лицо – это пиар, зрелище и голосования, вроде "какое имя дать самолету" или "какое имя дать аэропорту". Вот и все, что делается для авиации. Самолет, на борту которого погибли люди, носил имя, аэропорт, куда он направлялся, собираются назвать в честь Николая II, а сути эти акции совершенно не меняют. Но для отвлечения внимания проводятся бесконечные олимпиады и футбольные чемпионаты, триллионы рублей тратятся на зрелища и "рекламные акции", на переименования, но не на новую индустриализацию. Главное, что на борьбу с историей, на тряпицу, которой закрывают Мавзолей 9 мая, денег хватает, а на экономику и промышленность денег не надо, считается – умерла, так умерла. Все, что им нужно, они купят на Западе за нефтедоллары. Сейчас выясняется – не все можно купить, не все будут нам продавать, мы дали им в руки власть над страной, не стоит удивляться, когда начнут перекрывать кислород.

Возвращаясь к трагедии, да, сейчас раздуются голоса, мол, запретить "Суперджету" летать, по крайней мере, пока не выяснится причина, почему самолет пошел на аварийную посадку. Нет, учитывая то, что Сухой находится в привилегированном положении – летать они не перестанут. Может, только временно, потому что это единственный российский самолет за весь постсоветский период. Да, неудачный, да, плохой, проблемный, но он российский. Но даже выпуск этого далекого от идеала самолета хоть как-то позволяет поддерживать на плаву остатки нашей авиационной промышленности. Если же его вообще снять с эксплуатации, прекратить его выпуск, то наша авиапромышленность умрет, и мы останемся на уровне Гондураса.

Вот что мы имеем – эти люди уничтожили нашу промышленность, разгромили авиацию, раздавили науку, лишили Россию права быть на передовых рубежах, ведь мы были великой авиационной державой на протяжении полувека, все уничтожили и до сих пор находятся у власти. Никаких выводов не сделано, все тот же гибельный курс в экономике, в социальной сфере, в целом – везде. Жажда обогащения владеет умами не только людей на самом верху, как видим на примере трагедии, – жлобство привело к гибели более 40 человек, когда люди спасают чемоданы, а не думают, что тем самым губят других пассажиров, которые не могут выбраться из горящего самолета. Все это просто отражение той моральной атмосферы, которая сложилась в нашей стране, в постсоветском обществе. Советский человек руководствовался в жизни принципом "сам погибай, а товарища выручай", сегодня – спасай чемодан, а остальные пусть горят синим пламенем. Катастрофа "Суперджета" олицетворяет все то, что происходит сегодня в России.

Полковник ВВС СССР, экс-депутат Госдумы РФ Виктор Алкснис для Накануне.RU