Аналитика


Выборы в Казахстане – трамплин для националистов? Итоги, которые остались за кадром
Политика | В бывшем СССР

Победа на выборах президента Казахстана временно занимавшего эту должность Касым-Жомарта Токаева вряд ли для кого-то стала неожиданностью. Руководству страны удалось осуществить транзит власти после ухода с поста Нурсултана Назарбаева, бессменно занимавшего президентское кресло с момента провозглашения независимости Казахстана. Передача президентского поста прошла по сценарию властей, однако распределение мест среди других кандидатов может свидетельствовать об усилении национализма и серьезном вызове для России. Подробности – в материале Накануне.RU.

Стоит отметить, что популярность нового главы государства оказалась несколько ниже, чем у первого президента и лидера нации – в 2015 г. Нурсултан Назарбаев получил подавляющее большинство – более 97% голосов, а Касым-Жомарт-Токаев 70,13%.

Однако гораздо более интересно то, как распределились голоса тех, кто не поддержал временно исполнявшего обязанности президента.

На втором месте оказался Амиржан Косанов (16,23% голосов). В девяностые годы он был пресс-секретарём премьер-министра страны Акежана Кажегельдина, который позже, уйдя в оппозицию и уехав из страны, собрал форум "Жана Казахстан" ("Новый Казахстан"), выступающий с критикой ЕАЭС, антикитайскими заявлениями и придерживающийся антисоветской и антироссийской риторики. Косанов заочно дискутировал с другим оппозиционным лидером-эмигрантом Мухтаром Аблязовым, однако в предвыборной программе кандидата, занявшего второе место, значатся такие пункты:

"Полная декоммунизация и десоветизация общественного сознания" и "Всем гражданам, в особенности подрастающему поколению, привить сакральные идеи Алаш-Орды [самопровозглашённого государственного образования в годы Гражданской войны; некоторые её деятели, такие как Мустафа Шокай впоследствии сотрудничали с немцами, – прим.] – основы нашего патриотизма и духовного возрождения".

Амиржан Косанов(2019)|Фото: wikipedia.org

Сам Косанов признал итоги выборов, но подчеркнул, что собирается регистрировать свою партию и теперь на предстоящих парламентских выборах власть не сможет опустить планку до былых 6-9%.

На третьем месте – парламентарий от партии "Ак жол" Дания Еспаева, набравшая чуть более 5%. Секретарь ЦК КПНК Жамбыл Ахметбеков, представляющий в парламенте партию народных коммунистов, заручился поддержкой всего 1,82% избирателей. В 2011 г. Ахметбеков шёл на выборы с целью "остановить ползучую "ашхабадизацию" всей страны и моральное вырождение власти", но тогда получил всего 1,36% голосов.

Российский политический деятель Дарья Митина в беседе с Накануне.RU обратила внимание на то, что итоги выборов отражают тревожную тенденцию. "16% [у Косанова] – это для Казахстана много, поэтому цифра кажется пугающей, но для постсоветской республики это не так много, если мы сравним с той же Прибалтикой, Закавказьем, про Украину вообще молчу. В общем-то, это тот максимум, который они выбрали, проголосовав за этого кандидата [Косанова]", – отметила она. Вместе с тем, 1,8% у коммунистов – мало для Казахстана, где в целом левые настроения очень распространены.

Кандидат политических наук Сергей Кожемякин напоминает, что избирательная система республики очень жёсткая и контролируемая. И в таких условиях из довольно маргинального течения национал-патриотизм превратился во влиятельное общественное движение, имеющее покровителей на самом верху.

Нынешние выборы стали, так сказать, институциональным и идеологическим его закреплением. Амиржан Косанов был сильнее других кандидатов представлен в информационном поле, а его 16% – самый высокий процент для "кандидата не от власти" за всю историю Республики Казахстан. Тем самым "национал-патриотизм" официально вводится в политический дискурс Казахстана.

В то же время левые идеи (пусть и с сильным провластным креном) оттесняются в угол, о чём говорит более чем скромный результат кандидата от КНПК Джамбыла Ахметбекова – 1,8%.

КНПК в 2004 году откололась от Компартии Казахстана, сразу заняв позицию лояльной властям силы (что дало повод говорить о неслучайности раскола). На прошлых президентских выборах коммунисты (в 2015 – Тургун Сыздыков, в 2011 – тот же Ахметбеков) действительно выступали с аналогичными результатами. Но тогда у Назарбаева было под 100%, и коммунисты, таким образом, все же позиционировались в качестве второй-третьей политической силы. Теперь же их явно отодвинули.

Жамбыл Ахметбеков(2019)|Фото: knpk.kz

Дарья Митина называет такую ситуацию горькой и странной, так как люди на деле не разбираются в политических разногласиях внутри левого движения. В то же время казахстанские национал-патриоты ничем не отличаются от той прослойки, которая сегодня рулит Казахстаном, просто они отстроили свою риторику так, чтобы собрать голоса "людей наивных, не очень образованных и во многом заблуждающихся". Однако Дарья Митина считает, что по украинскому пути Казахстан всё-таки не пойдёт. В качестве примера она привела ситуацию с разгоном митинга в день выборов: "Находящиеся в критической ситуации – в драке с полицией кричат и матерятся по-русски, и силовики, которые лупят дубинками, тоже кричат по-русски, не по-казахски. Как рожающая женщина кричит на родном языке всегда, так и сейчас".

Митинги с призывом бойкотировать голосование стали одним из наиболее ярких событий прошедших выборов. Эти акции связаны с Мухтаром Аблязовым, который строит критику властей скорее с либеральных позиций, и обвинениями в коррупции. Сергей Кожемякин отмечает, что единства у оппозиционеров-националистов пока нет, но теперь появилась фигура, вокруг которой может произойти их объединение. Все оппозиционеры когда-то были приближены к власти и, если копать глубже, то рост националистических настроений в Казахстане, конечно, выгоден Западу, так как позволяет разыгрывать антироссийскую и антикитайскую карту.



Павел Мартынов