Аналитика


В Судане подавили попытки нового переворота: почему за этим следят в России и Китае
Политика | За рубежом

После апрельского свержения президента в Судане, ситуация в стране далека от спокойной. Накануне правящий переходный военный совет подтвердил несколько попыток госпереворота, произошедших уже после отстранения Омара аль-Башира. Таким образом, положение правящей военной хунты тоже оказывается шатким.

По данным телеканала "Аль-Арабия", арестованы две группы военных-бунтовщиков, всего задержаны 68 офицеров-заговорщиков. Об этом заявил на пресс-конференции в Хартуме официальный представитель совета Шамс ад-Дин Каббаши.

Напомним, что 11 апреля на фоне четырехмесячных народных протестов в Судане произошел военный переворот. Президент Омар аль-Башир был отстранен от власти и помещен в тюрьму. Власть взяла хунта – сформированный армией переходный военный совет.

Однако протесты с тех пор не утихают. 3 июня ситуация резко обострилась после разгона полицией и спецназом палаточного лагеря протестующих в Хартуме, во время которого погибли несколько десятков человек. Как раз после этого инцидента и произошли новые попытки переворота.

"Стабильность Судану только снится. С одной стороны на улицах оппозиция продолжает требовать передать ей власть (особенно после убийств 3 июня), а теперь, по заявлениям своих военных, внутри генералитета произошел раскол и одна из групп предприняла сразу две попытки свергнуть текущую военную хунту и установить новую", – отмечает обозреватель Борис Рожин.

Касательно расстрела 3 июня военные заявили, что они хотели разогнать сидячий митинг, но в ходе реализации своих планов "допустили некоторые ошибки". С их слов, стрельба по толпе не планировалась, они намекнули, что военных спровоцировали провокаторы в толпе, а офицеры потеряли управление над ситуацией.

Между тем, по заявлениям оппозиции, с начала протестов против Аль-Башира:

"Сюда входят и протесты против Аль-Башиа, и протесты против военной хунты. К цифрам стоит относиться критически, хотя количество жертв действительно существенное", – добавляет Рожин.

К событиям в этой африканской стране в силу исторических, политических и экономических причин приковано внимание в России и в Китае. Тем более что не обходится без слухов о присутствии частных военных компаний и вообще российских интересах в Судане по аналогии с Центрально-Африканской республикой.

Доктор исторических наук, африканист Вячеслав Тетекин считает, что говорить о пророссийских, или наоборот, антироссийских силах в Судане нельзя. При том, что суданцы с позитивом и ностальгией вспоминают времена сотрудничества с СССР, но Россия в девяностые годы полностью ушла оттуда и в целом из Африки.

"Дело в том, что в шестидесятых, а потом в 70 и 80-х гг. Советский Союз очень мощно пошел в Африку. Там строились тысячи предприятий при нашем участии – промышленных, сельскохозяйственных. Вопреки тому, что утверждают сейчас – что мы кормили Африку, – чушь собачья. Были межгосударственные контракты, нам платили твердой валютой. Министерство внешней торговли и особенно малоизвестный, мало упоминаемый сейчас Госкомитет по внешнеэкономическим связям зарабатывали огромные деньги, у нас было взаимовыгодное сотрудничество – мы создавали там промышленные предприятия, нам за это платили", – рассказал он Накануне.RU.

кадр из документального фильма " 60 лет Российско-Суданской Дружбы"(2019)|Фото: youtube.com/Protocol unit of the Russian Embassy

Однако, как подчеркивает эксперт, в 1991 г. все развернулось на 180 градусов – наши бывшие союзники превратились в ярых оппонентов. Дружественные правительства начали называть на Западе диктаторскими режимами, национально-освободительные движения, которые мы энергично поддерживали, и которые, в конечном счете, пришли к власти, – террористическими.

Сейчас мы отрезаны от Африки полностью, между тем континент – это кладовая мира, и на нынешнем этапе борьба идет не за территории, как в предыдущие века, не за земли, а за природные ресурсы.

Пекин, официально заявляя о невмешательстве в чужие внутренние дела, держит руку на пульсе происходящего на берегах Нила. Спецпредставитель Китая по африканским делам Сюй Цзинху посетила Судан с 3 по 10 мая, где встретилась с председателем переходного Верховного совета, исполняющим обязанности министра иностранных дел этой страны, а также с послом КНР в Судане Ма Синьминем.

Спецпосланник выразила обеспокоенность ситуацией в Судане. Китай, как всегда, будет поддерживать независимый выбор суданским народом пути развития в соответствии с его собственными национальными условиями, и мы надеемся, что соответствующие стороны в Судане в целом достигнут консенсуса путем консультаций и диалога, будут беспрепятственно продвигать процесс политического перехода и поддерживать национальный мир, стабильность и развитие.

Спредставитель КНР по Судану Сюй Цзинху(2019)|Фото: 3g.163.com/

В феврале этого года КНР и Судан отметили 60-летие дипломатических отношений. Китайский посол опубликовал статью, где в поэтической форме проводил параллели между Хуанхэ и Нилом, Великой китайской стеной и пирамидами Мероэ – символом Судана. Подвел дипломат и практические итоги двустороннего сотрудничества.

В 1960-е Судан стал одной из десяти стран, которые посетил китайский премьер Чжоу Эньлай в ходе турне по Африке. В сентябре 2015 г. Пекин и Хартум установили отношения стратегического партнерства, а в 2018 г. президент Судана посещал форум китайско-африканского сотрудничества.

Хотя Хартум не входит в десятку крупнейших торговых партнеров Пекина на Черном континенте, КНР долгое время сохраняет статус крупнейшего торгового партнера, крупнейшего строительного подрядчика и инвестора. Китай помог Судану создать всю цепочку нефтяной промышленности, от разведки до нефтепереработки и сбыта углеводородов. В сельском хозяйстве китайские специалисты помогли наладить новую модель посадки хлопка, а медики десятилетиями помогают бороться со СПИДом. В 2018 г. в Судане обучались пятьсот китайских студентов, а в КНР – три тысячи суданских.

В 1997 г. при содействии Китая был построен Хартумский НПЗ, производящий до 5 млн нефтепродуктов в год, а также был сооружен нефтепровод до порта на Красном море длиной 1500 км в очень короткий срок - всего за 11 месяцев. Также была сооружена плотина Мероэ, обеспечивающая до 50% Судана в электроэнергии, а также тысячи километров электрических сетей, подстанций, дорог, мостов и т.д. В Порт-Судане создана беспошлинная зона, через которую товары из КНР попадают и в другие страны Западной Африки.

На фоне известий о нестабильности в столице Судана прошла проверку готовности 15-я партия китайских миротворцев ООН, находящаяся в Дарфуре. На месте была проведена оценка качества 24 типов и более 10 тыс. единиц оборудования, таких как оружие и боеприпасы, оборудование для обеспечения безопасности, казармы, оборудование связи, медицинское оборудование и бытовые услуги. Китай направил миротворческую группу инженерных войск в этот суданский регион еще в 2007 г.

Китайские миротворцы в суданском Дарфуре(2019)|Фото: military.cnr.cn

Издание "Пэнпай синьвэнь" отмечает, что основной причиной этого раунда протестов и беспорядков в Судане является отсутствие доверия между вооруженными силами и оппозицией, так как большинство сегодняшних военных вершин продвигалось в эпоху Башира. Хотя многие чиновники военного переходного комитета, которые были недовольны оппозицией, подали в отставку, этот комитет все еще рассматривается как продолжение прежнего режима.

Вячеслав Тетекин также не исключает причастности внешних сил к эскалации беспорядков, но обращает внимание на то, что военные в Африке, как правило, являются патриотической силой, и говорить, что они просто хотят узурпировать власть, неверно. Ситуацию могут раскачивать западные "партнеры", недовольные активным сотрудничеством Судана с Китаем. В известной степени эти волнения носят антикитайский характер – не напрямую, а против военных, которые достаточно плотно взаимодействуют с КНР.

Вячеслав Тетекин рассказал, что по некоторым данным, на конец октября планируется встреча в верхах, первый саммит "Африка - Россия", сами африканцы крайне заинтересованы в восстановлении дружественных отношений с Россией. "Не надо даже делать туда огромных вложений, мы уже сделали, и сейчас пришла пора получать доходы от них. Однако у нас в условиях рыночной экономики нет ни малейшего желания получать политические, экономические, культурные дивиденды от гигантских капиталовложений, которые были сделаны Советским Союзом", – говорит доктор исторических наук.

"Легкий поворот [на Восток], который только наметился, можно только приветствовать, но с другой стороны надо четко отметить, что внешняя политика России по-прежнему остается евроцентристской, америкоцентристской. Немножечко поворот случился на Восток в сторону Китая и Японии, но Африка и весь Юг по-прежнему расцениваются как некая зона бедствия, в которой только тратить можно, и ничего не заработаешь. Это показывает узколобость наших внешнеполитических стратегов. Они находятся в рамках старых, изначально ложных представлений о бедности и никчемности Африканского континента, хотя даже пример наших китайских товарищей, которые очень мощно работают и зарабатывают, показывает, насколько важно этим заниматься", – резюмировал эксперт.



Павел Мартынов