Аналитика


В прогнозе – туман. Правительство не убедило экспертов в достижении национальных целей
Экономика | Центральный ФО | Северо-Западный ФО | Южный ФО | Приволжский ФО | Сибирский ФО | Дальневосточный ФО | Уральский ФО | В России | Северо-Кавказский ФО | Крым

11 лет в России нет заметного экономического развития, но к 2024 г. ситуация должна измениться: "национальные цели" предписывают ВВП расти, а россиянам богатеть. Написаны нацпроекты, составлены "дорожные карты", Минэкономразвития в августе утвердит новые параметры прогноза социально-экономического развития страны на пять лет. Но даже на бумаге поставленных целей достичь не удается, ведомства уже меняют отдельные оптимистичные прогнозы, другие подтянутые под президентские задачи цифры не выдержат испытания российскими реалиями.

Уточненный прогноз социально-экономического развития до 2024 г. обсудили на площадке Общественной палаты России. Существенных изменений с осени 2018 г. документ не претерпел, рассказала глава департамента макроэкономического анализа и прогнозирования Минэкономразвития России Полина Бадасен. Согласно прогнозу, рост мировой экономики замедлится до 2,9% в 2024 г., цены на нефть из-за завершения сделки ОПЕК + и ввода новых трубопроводов в Штатах снизятся до $53,5 за баррель. Прогноз стоимости рубля и уровня инфляции министерство пересматривать не стало, ожидания относительно ВВП тоже не изменились, несмотря на "околонулевые" показатели развития экономики в текущем году. В министерстве успокаивают – это временно.

"В первом квартале действительно произошло замедление темпов экономического роста до 0,5% по сравнению с 2,3% в прошлом году. Такая траектория является ожидаемой и носит временный характер, это связано с адаптацией экономики к повышению налоговой нагрузки. Активное расходование средств в рамках бюджета и нацпроектов началось со второго квартала. Уже в апреле наблюдалось восстановление темпов роста ВВП до 1,6% год к году", – сказала Бадасен, добавив, что по итогам года валовый продукт должен увеличиться на 1,3%.

Однако проблема в том, что для вхождения в пятерку ведущих экономик мира нужен рост, как минимум 4,5-5%, подсчитали в Российской академии наук. При этом реализация нацпроектов в лучшем случае даст дополнительно 0,5% к ВВП – и то, при достижении всех целевых индикаторов. В кабмине надеются, что исполнить поручение президента удастся за счет того, что у конкурирующих стран тоже наметился спад.

"Темпы роста Германии в этом году прогнозируются ниже, чем у нас – 0,8%. В 2019 г. разрыв сократится до 2,5%, хотя в 2018 г. он составлял 3,3%. Прогнозируемы темпы роста после 2019 г. будут обеспечивать сокращение темпов разрыва", – поделилась надеждами МЭРа Полина Бадасен.

В России возможен рост экономики до 8%, заявил академик РАН Сергей Глазьев, но для этого ответственным министерствам нужно изменить не только подход к планированию и постановке управленческих задач, но и свои представления о функционировании экономики.

"Стоит задача по темпам роста. Есть программно-целевой подход, в соответствии с которым темпы роста нужно расписать по всем отраслям. Есть ресурсные границы, которые позволяют увеличить выпуск в полтора раза. Сможем ли мы это сделать за год, как Примаков с Геращенко, или за два-три года – это вопрос работы институтов в экономике. Но для Правительства цель не экономический рост, а снижение инфляции до 4% с предположением, что это автоматически даст нам этот рост. Сейчас инфляция уже снизилась, а инвестиции не растут, чему окружающие очень удивляются. Нельзя к экономике относиться как к механической системе, это живой организм, у которого должны быть все условия для развития", – поспорил Глазьев.

Одно из условий – наличие денег в экономике. В России складывается парадоксальная ситуация: во всем мире экономика должна регуляторам, у нас регулятор должен экономике порядка 4-5 трлн руб. Средства Банк России изымает за счет привлечения средств на свои депозиты и выпуска облигаций. Для сравнения: за 30 лет в Китае объем кредитов реальному сектору увеличился в 15 раз, а в России за тот же период наблюдается сокращение на два порядка. Современная экономика не может жить без кровообращения в виде кредитов, заявили участники обсуждения, но официальная позиция не совпала с экспертным мнением. Уже в 2019 г. объем средств в Фонде национального благосостояния превысит 7% ВВП, деньги, поступившие сверх этой планки, можно расходовать на инфраструктурные проекты.

"Это возможность, а не обязанность. Инвестирование средств в данном сценарии дополнительно сверх 7% не предусматривается", – ответила представитель МЭР на вопрос о возможном инвестировании средств фонда.

Для чего нужна банковская система, которая оторвана от всех наших рассуждений про экономический рост? – задался вопросом Глазьев. Денежная политика сейчас полностью выключена из системы целеполагания.

"У них сверхприбыли, которые они извлекают совсем не за счет кредитования инвестиций, доля инвесткердитов всего 7%. Банкам надо давать задания по расширению портфеля кредитов реальному сектору. И до тех пор, пока у нас Сбербанк и иже с ними будут выключены из экономической политики, мы не подберемся к росту", – сказал Глазьев, добавив, что сегодня есть инструменты финансирования предприятий и проектов – целевые кредиты, специнвестконтракты – которые при контроле за использованием средств могут эффективно работать.

Темпы экономического роста в 2019 г. замедлились из-за повышения налоговой нагрузки, не увеличатся ли они, если эту нагрузку снизить? – задал вопрос секретарь Общественной палаты Валерий Фадеев. Как оказалось, в МЭР просчитывали и такие сценарные условия, в том числе, введение прогрессивной шкалы налога для физлиц. Однако эти прогнозы ведомство "засекретило".

"Любые налоговые и неналоговые инициативы просчитываются в Минэке и носят непубличный характер. Все, что вы спрашивали, мы просчитывали, но оценки публично давать не можем. Снижение налоговой нагрузки неоднозначно определяет сценарий", – заявила директор департамента МЭР.

Повышение налогов ударяет не по абстрактной экономике, меру оплачивают жители, отметил депутат Госдумы Сергей Казанков. "Повышение НДС на 2% дает, по разным оценкам, 400-500 млрд руб. Поделим сумму на количество жителей, получается с каждого россиянина – 4 тыс. руб. а с многодетных семей до 20 тыс. в год. Будет ли от этого меньше бедных в стране? Вымывание денег из семей ведет к плачевным демографическим последствиям", – сказал депутат.

К концу года Россия может выйти на естественную убыль в 400 тыс. человек, отметили эксперты. Коэффициент рождаемости сейчас составляет 1,59 при необходимом минимуме в 2,15. Мировой опыт говорит, что для поддержания рождаемости на таком уровне нужно тратить не менее 2% ВВП.

Траты российского бюджета на это направление в последние пять лет варьировались от 0,57 до 0,7% ВВП, рассказал директор Института научно-общественной экспертизы", зампредседателя комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Общественной палаты Игорь Рыбальченко. Официальные прогнозы по демографии пересчитываются ежегодно, новый прогноз тоже придется уточнять в меньшую сторону, уверен он.

"Росстат поднатужился и к 2023-2024 гг. вышел на коэффициент рождаемости 1,7 и фантастическую продолжительность жизни 78 лет. Потом идет провал до уровня минус 1 млн человек в год, только вот этот провал наступит раньше. Проблема заключается в том, что мы обсуждаем прогноз, в котором нет социальных показателей. Из социальных – зарплата, количество занятых в экономике и зарплаты, но все это тоже про экономику", – отметил Рыбальченко.

По его мнению, в прогнозе должны содержаться такие понятия, как "детский бюджет" – совокупность мер по поддержке демографии и семей. На федеральном уровне он предложил внедрить опыт Сахалинской области: за счет резкого увеличения расходов на семьи за пять лет регион повысил коэффициент до 2,16 – это мировой рекорд.

"Если сахалинские меры реализовать в России, то это будут расходы в размере порядка 1,55% ВВП. Мы находимся на пороге серьезных демографических проблем, страну мы не удержим тем населением, которое есть. Надо изменить сценарные условия, надо записать во все прогнозы туда социальные показатели. Как финансировать – напечатать и отдать деньги семьям. Если отдать банкам – они конвертируют и выведут, а семьи принесут эти деньги на рынок", – заявил Рыбальченко.

Соображения об экономической политике не могут быть секретными, заявил Фадеев.

"Это не коды пусков ракет, а соображения о том, что будет если снизить налоги. Должны подключаться ученые, эксперты, демагоги – пусть даже так", – сказал он.

Представитель МЭР заявила о готовности министерства включить в процесс обсуждения прогноза широкий круг экспертов, перенести дискуссию она предложила в Центр стратегических разработок, который ранее возглавлял Алексей Кудрин – площадку куда менее публичную, чем ОП.