Аналитика


Нас туда никто не посылал
Политика | В России | В бывшем СССР | ДНР и ЛНР

Президент России Владимир Путин во время "прямой линии", отвечая на вопрос жителей Ботлихского района Дагестана, поручил правительству "ускорить процесс" утверждения статуса ветеранов боевых действий для ополченцев, которые помогли федеральным войскам в 1999 году отразить атаку боевиков банды террористов Басаева и Хаттаба.

"Я запомнил на всю жизнь, как повели себя дагестанцы. Как обращались они тогда ко мне: "Не хочет Россия защитить саму себя и нас — дайте нам оружие, мы защитим". Помню и другую ситуацию, как главы поселений пришли к нашим военным с вопросом, почему они не бьют по селу, где засели боевики. В ответ на то, что боятся разрушить то, что веками строили их предки в этом селе, они сказали: "Не бойтесь, бейте!" — рассказал Путин.

Если честно, то на секунду показалось, что эти слова из приглушенного телевизора касались русских (и не только, кстати) добровольцев войны на Донбассе, однако речь шла не о нас. Я помню, с какими чувствами и мыслями мы ехали летом 2014 года в луганские и донецкие степи, и ведь мы говорили почти то же самое, что когда-то дагестанцы Путину. "Если не хотите вводить войска, то просто хотя бы не мешай нам, государство", — обращались мы мысленно с таким посылом. И тысячи добровольцев всеми правдами и неправдами переходили границу под глухой "булькающий" вдалеке звук канонады украинской артиллерии, которая вовсю утюжила шахтерские города.

"Не бойтесь, бейте", — вспоминает президент ответ жителей села на разрешение ударить по родовым домам, где засели боевики. Донбасские хаты испытали то же самое, только по ним пришлось стрелять с болью в сердце своим же хозяевам.

"Партизан спалил родную хату", — это вечный мотив войны, особенно в тех местах. Так что в сути своей Донбасс от Ботлиха ничем и не отличается, правда, что только масштабом.

Думали ли мы, что неплохо бы получить потом после всего этого статус ветеранов? Конечно, нет. Даже и в мыслях не было. Мы вообще ни о чем не думали, кроме того, чтобы отомстить за одесский "Дом профсоюзов" и отстоять исконные русские земли и родную речь.

Но идут годы, в родные рязанские, уральские и сибирские деревни вернулись тысячи добровольцев. Вернулись без ног и рук, искалеченные, но выполнившие свой долг. Да, не по приказу, но по зову сердца. Несколько десятков тысяч российских мужчин выполнили то, чему их учили – защитили свой дом, свою Родину. Еще тысячи погибли с оружием в руках, сколько точно – никто не считал. И совершенно не важно, что этот дом в 1991 году в результате преступного "парада суверенитетов" оказался за околицей государственной границы. Пример Крыма показал, что вернуть в "родную гавань" несколько миллионов русскоязычных людей еще можно.

Статус ветерана боевых действий не должен ограничиваться записью штабного работника черными чернилами в военный билет. Статус должен вписываться кровью, и неважно, были ли у тебя погоны в момент, когда ты готов был отдать свою жизнь для защиты интересов своего народы и страны.

Когда жителям Донбасса начали раздавать паспорта России, то очень хотелось бы, чтобы слова Путина дагестанцам точь-в-точь были обращены и к русским добровольцам Донбасса. Они этого заслужили как никто другой, и не в обиду горцам будет сказано.

Ростислав Журавлев(2019)|Фото: личный архив



Ростислав Журавлёв