Аналитика


Олег Шеин: Повышение пенсионного возраста увеличит число детей, живущих в бедности
Экспертное мнение | Центральный ФО | Северо-Западный ФО | Южный ФО | Приволжский ФО | Сибирский ФО | Дальневосточный ФО | Уральский ФО | В России | Северо-Кавказский ФО | Крым

Росстат сообщил, что четверть детей в России находятся в условиях бедности – то есть 26% детей живут в семьях, чьи доходы ниже прожиточного минимума. В ответ на это в Минтруда сказали, что у Росстата устаревшая информация – то есть данные о 26% относятся к 2017 году. А вот в 2018 году меры по поддержке семей с детьми были усилены. Видимо, данные за 2018 год их полностью устраивают?

В ведомстве не уточнили, какие меры они имеют в виду, но, например, вспоминаются выплаты для семей с детьми, чьи доходы меньше 1,5 МРОТ на человека. Однако, как уверены эксперты, точечные меры поддержки, если и были оказаны, кардинально не меняют масштабы бедности. Своим мнением об этом с Накануне.RU поделился член комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Олег Шеин:

– А какие меры они ввели? С одной стороны, мера по поддержке семей с низкими доходами – она правильная, это мера, которую надо развивать, но мы должны смотреть на ситуацию, исходя из соотношения к ВВП. Если мы действительно хотим, чтобы страна не вымирала и уровень рождаемости был достаточен для простого воспроизводства населения, то это будет по деньгам стоить где-то порядка 1% ВВП, то есть около 1 трлн руб. Это нужно для того, чтобы у нас было простое воспроизводство. Цифры не придуманы, имеются исследования и зарубежный опыт. Но те цифры, которыми Правительство РФ и Минтруд "радуют" общество – они и близко не стоят с теми параметрами, которые необходимы.

С другой стороны – власти провели повышение пенсионного возраста, тем самым усугубив бедность в стране. Это прямо противоположно тому, что надо делать, поэтому дальнейшее обеднение людей очевидно, и мы это наблюдаем как по прямым показателям – типа статистики Росстата – так и по росту кредитной задолженности населения, по уменьшению покупательного спроса и так далее.

Тут одно министерство ничего сделать не может, это вопрос госполитики, и Министерство труда – не то ведомство, которое может менять госполитику. Оно должно предлагать перемены, но мы видим, что Минтруда фактически является проводником антисоциальной политики.

Поэтому ситуация будет меняться в худшую сторону, потому что повышение пенсионного возраста автоматически означает увеличение зоны бедности в стране. Никаких иных последствий не будет.