Аналитика


Арктика выпадает из бюджета
Экономика | Ямало-Ненецкий АО | Дальневосточный ФО | Уральский ФО | В России

На дискуссии Восточного экономического форума об освоении шельфа Арктики главный спор развернулся вокруг финансирования работ в регионе. Сегодня геологоразведочные работы государство и компании (опять же, государственные) ведут вскладчину, но объемы инвестиций таковы, что изученность территории остается минимальной, а сроки работы по выданным лицензиям сдвигаются. Выход чиновники увидели в допуске на шельф частных компаний, которым предложат вкладываться в разведку и строительство инфраструктуры в обмен на льготы. Преференции обсуждаются в рамках подготовки нового арктического законопроекта. Если все они получат одобрение, то бюджет останется без каких-либо доходов от запуска шельфовых проектов. Представители бизнеса говорят, что даже этой поддержки будет недостаточно и просят государство вложиться живыми деньгами.

По последним балансным оценкам, ресурсы углеводородов на шельфовых участков Арктики составляют 12,5 млрд т нефти , 85 трлн кубометров газа, 4,5 млрд т газового конденсата. Запасы категорий B1, С1, B2, C2 : 633,8 млн т нефти, 10,4 трлн "кубов" газа, 112 млн т конденсата. Компаниям выдано 79 лицензий, рассказал первый заместитель министра природных ресурсов и экологии РФ Денис Храмов, 46 из них - с 2012 г., когда допуск на шельф имели только госкомпании.

"За семь лет на баланс приняты три месторождения: "Победа", Центрально-Ольгинское, Северо-Обское. Прирост запасов с 2012 г. по текущий момент: 210 млн т нефти, 670 млрд кубов газа и 16 млн т конденсата. Изученность незначительно улучшилась, в первую очередь изученность сейсмикой 2D. по которой мы понимаем когда закончилась региональная стадия и можно приступать к бурению. Пока мы не можем зафиксировать завершение региональной стадии", - отметил Храмов.

В последние годы российские недропользователи регулярно обращались в органы власти с инициативой изменения условий лицензий - переноса работ на более поздние сроки. Между тем реализация проектов за горизонтом 2030 г. может сделать их невостребованными рынком, поэтому чиновники задумались над новыми стимулами для компаний.

Восточный экономический форум(2019)|Фото:forumvostok.ru

В первую очередь, речь идет о снятии запрета на работу негосударственных компаний. Привлечение как можно большего объема частных инвестиций заместитель министра РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Крутиков назвал единственным способом выполнения задач по освоению недр региона. "Нет в бюджете столько, чтобы залить территории деньгами. Государственная поддержка - не те объемы, за счет которых мы сможем решить поставленные задачи. Мы приняли решение поддерживать нефтегазовые проекты в Арктике, но таким способом, чтобы не обрушить бюджет страны", - сказал он.

Вместе с правовым механизмом, позволяющим частным инвесторам приходить на шельф, министерство предлагает дать стимулы и преференции для проектов. Минфин против, в ведомстве напоминают, что существующий налоговый режим для шельфовых проектов уже предполагает широкий спектр послаблений. Минарктики лоббирует включение всего шельфа Арктики в четвертую категорию сложности участков. Сейчас такие проекты получают пониженную ставку НДПИ (5%) на 15 лет, министерство предлагает сделать ее пожизненной.

"Логика государства должна заключаться в обнулении налогов, иначе проектов не будет. После того, как начнется экономическая активность, к вопросу можно вернуться. Ни к каким выпадающим доходам бюджета преференция не приведет, потому что доходы эти не заложены", - сказал Крутиков.

Дополнительные налоговые бонусы Минарктики предлагает предоставлять индивидуально, и это тоже предмет споров с Минфином. По сути речь идет о том, что отдельные компании станут равнее прочих и получат полное обнуление налогов.

Даже самого мягкого налогового режима для интенсификации работ может оказаться мало. Цена безубыточности российского шельфа – $80-120 за баррель. До обвала нефтяных цен все привлекательные шельфовые проекты имели иностранных инвесторов и технологических партнеров. Теперь их нет, при этом цена безубыточности почти не изменилась, программа импортозамещения несколько снизила себестоимость, но этого недостаточно для того, чтобы условия приблизились к 2014 г. По словам заместителя министра энергетики РФ Павла Сорокина, в России необходимо проработать новые схемы финансирования проектов, чтобы приблизить условия к мировым.

Павел Сорокин, заместитель министра энергетики РФ(2019)|Фото:forumvostok.ru

"Сегодня компании, которые финансируются, например, в Мексике или в Африке, получают деньги под 2-3%. Наши компании в условиях финансовых ограничений будут вынуждены фондироваться под 8-10% годовых без поддержки государства. Такое не сработает, слишком долгосрочный проект, слишком высокие риски, чтобы фондироваться под такие ставки. Нам предстоит обсудить и представить новые схемы финансирования", - отметил Сорокин.

В контексте дискуссий о работе частных компаний и механизмах финансовой поддержи в России часто вспоминают Норвегию. Однако там государство полностью профинансировало создание изначальной инфраструктуры для шельфа, инвестировало значительные средства в строительство морского нефтедобывающего кластера. Уже после в регион зашли частные компании. Не только Норвегия, но и Бразилия, и Китай выходили на шельф с помощью государства.

"Они получали льготное финансирование для обустройства месторождений и создания инфраструктуры. Для нас это является главным фактором, если мы создадим такой механизм обустройства месторождений после снятия всех неопределенностей, связанных с геологией и получим государственное плечо, то для компаний - недропользователей это будет существенной помощь. Экономика проектов сможет выйти в положительную зону даже при цене в $40-50 за баррель", - отметил заместитель генерального директора по развитию шельфовых проектов "Газпром нефти" Андрей Патрушев.

Госинвестиции эксперты дискуссии предложили вкладывать в технологии для шельфа. В новую арктическую стратегию войдет пункт о финансовом механизме поддержки разработок и продукции для работы в Арктике, в том числе речь идет и о привлечении иностранных ученых.

По оценкам Павла Сорокина, минимальная доходность, при которой компании будут рассматривать шельфовые проекты, 22-23%, сюда заложены технологически и фискальные риски. В новых провинциях - а работа ведется только на "Приразломной" - на такие цифры не выйти.