Аналитика


"Страх приватизатора": московский форум стал отражением конфликта "либералов" и "силовиков"
Экономика | В России

В Москве завершился финансовый форум (МФФ), где выступили наиболее известные представители экономического блока во главе с премьер-министром Дмитрием Медведевым.

Министр финансов Антон Силуанов утверждал, что Минфин движется в верном направлении, глава "Роснано" Анатолий Чубайс убеждал, что сейчас "лучшая за 28 лет бюджетная политика" и "фантастические параметры, начиная с отношения долга к ВВП, кончая уровнем инфляции", глава Банка России Эльвира Набиуллина, к мужу которой во ВШЭ нагрянули с проверкой, радовала позитивными итогами всевозможных сокращений (в здравоохранении, в образовании).

Эльвира Набиуллина, Алексей Кудрин, Антон Силуанов(2019)|Фото: Накануне.RU

Наполненный бюджет государства — основной повод для гордости, но сказать, что он делает жизнь людей лучше — значит соврать. Эксперты признают, что в итоге деятельности экономического блока год от года снижается производительность труда (видимо, настолько, что правительство готовит население к 4-дневке), повышается износ основных фондов, падает спрос на товары, население беднеет. При этом экономика демонстрирует плохо сочетающийся с позитивным настроем спикеров форума рост в 1,1-1,2%. Анатолий Чубайс пролил свет на ситуацию — он сравнил экономику с автомобилем, где "тормозом" выступают правоохранительные органы.

"Вы знаете, управление экономикой или, если хотите, управление государством, на самом деле в чем-то простая вещь — это как с автомобилем. Есть две педали: одна называется газ, другая называется тормоз. Как мы с вами понимаем, нужны и та, и другая. Педаль газа — экономика, педаль тормоза — правоохранительная система. И то, и другое — важнейшие необходимые элементы для управления любой сложной системой", — сказал Чубайс, выступая на панельной сессии Московского финансового форума.

Но власти "ухитрились на обе педали нажать так, что кости трещат", отметил глава "Роснано". Наезд Чубайса на силовиков не прошел незамеченным, тут же подключился Герман Греф, который призвал сократить количество полицейских, но поднять зарплату оставшимся. Сократить людей и повысить доходы — краеугольный камень реформ и оптимизаций, но вот только традиционно выполняется лишь первая часть про "сократить", а про "повысить" теряется в сложных и невнятных объяснениях — почему не сейчас, а когда-нибудь потом.

Телеграм-канал "Политджойстик" отмечает, что Чубайс просто так не выступил бы, он в медиасфере активизируется всякий раз, как появляется угроза ему лично. Что же заставило главу "Роснано" тревожиться сегодня? Не всё новые ли проблемы экс-министра открытого правительства Михаила Абызова? А может, заявление Дерипаски о том, что надо вернуть к жизни АО Энерго, что означало бы пересмотр итогов реформы РАО ЕЭС?

"У нас "зеленая улица" только для крупных корпораций, — комментирует Накануне.RU политический деятель и публицист Дарья Митина. — А что касается малого и среднего бизнеса — здесь одни слова. Посмотрите, кто сидит в тюрьмах? Представители каких-то индивидуальных предприятий, маленьких фирм, а что касается крупного бизнеса, то он находится в гораздо более привилегированных условиях, нежели малый и средний. Силовики тут не причем, они одно из звеньев всей системы, всей цепочки. Чубайс, говоря о силовом давлении, имеет в виду не то, что мелким бизнесменам не дают жить, а именно наезды на "Роснано", что-то свое персональное".

Анатолий Чубайс(2019)|Фото: Накануне.RU

Получается, что за отчетами о прекрасном бюджете бенефициары системы озвучили собственные страхи? Форум стал отражением обострившегося противостояния между силовиками и либералами? Социолог и публицист Борис Кагарлицкий напоминает, что классическое разделение на "силовиков" и "либералов" — лишь условность, довольно удобная для дискуссий о политике, но не отражающая всю полноту реальности, где кланов гораздо больше, чем два, но каждый из кланов в той или иной мере склоняется к "либерализму", как его понимают в современной России, либо приближен к так называемым "силовикам".

"Если бы либералы действительно мешались силовикам — силовики бы их давно уничтожили, — говорит Кагарлицкий, — а если бы либералам не были нужны силовики, то они вряд ли бы сидели с ними в одних и тех же кабинетах. Разумеется, между группировками постоянно идет торг, кто какую долю пирога получит, и у каждой группировки свои методы".

Страх "приватизатора", которым объясняют внезапные наезды Чубайса, у него не случился "вдруг", уверен Кагарлицкий, а присутствовал с момента приватизации. "Главная цель либералов, то есть всего олигархического общества — сохранить приватизированное имущество, сохранить свою позицию главных собственников в стране. А для чего им нужны силовики? Чтобы это защищать. В чем конфликт — силовики много за это хотят", — говорит Кагарлицкий.

Этот форум действительно оказался отражением борьбы либеральной партии во власти, у которой на самом деле есть два крыла — одно во власти, другое — в оппозиции, с силовиками, уверен экономист Василий Колташов.

"Не столько даже с силовиками, сколько с высшей бюрократией, — подчеркивает эксперт. — Силовики в эпоху "нулевых" играли роль охранителей при царствовании либералов. Если кто-то посягал на либералов, силовики должны были говорить: "Вы что, не православные? Россию не любите?" Ну, как же не любим — любим, нам просто не нравится, что тут МВФ командует и проводит такие реформы чудовищные".

Сегодня же силовики выступают ударной силой бюрократии, которая реализует уже другую экономическую стратегию — не либеральную, считает эксперт. Некоторые либералы вынуждены работать на эту стратегию и даже ее реализовывать, вопреки зову души. Когда пришел Путин, было установлено правило для дельцов из 90-х — не лезьте в политику, сейчас же их вынуждают более того поддерживать бюрократию, говорит Василий Колташов:

"Быть помощниками системы, потому что от нее зависит ваша судьба, а не наоборот, а если будете делать что-то другое — у вас начнутся неприятности".

О том, что именно происходит, можно судить по косвенным признакам — вот, например, глава "Альфа-банка" Петр Авен удивил всех своими признаниями о "близости к телу" президента Путина, хотя "Альфа-банку" такая слава все равно, что черная метка смерти в глазах иностранных контрагентов. Как же можно было решиться на подобные откровения, не побоявшись попасть в какой-нибудь доклад Миллера, рискуя прослыть путинским эмиссаром? ТК "Мастер пера" объясняет поведение главы "Альфа-банка" попыткой грамотного позиционирования себя как законного космополитического звена в тайной дипломатии Кремля и Белого дома. Зачем подчеркивать особый статус, если ты в нем уверен, ведь счастье любит тишину? Возможно, это защитный пиар-механизм, который, как особая железа у скунса, активизируется в особо опасные моменты?

"Неизвестно, есть ли чему бояться придворному банкиру, но не просто так Авен поддерживает бузу против силовиков сегодня: "Авен выступает синхронно с Грефом и Кудриным, которые также отстаивают либеральные ценности, критикуют судебно- правоохранительную систему и пытаются запустить Перестройку-2 по собственному сценарию. Слова Авена про единственную возможную причину отъезда из РФ — уголовное преследование — перекликаются с его же недавними жалобами на российское правосудие. Авен таким образом дополняет и усиливает давление на оппонирующую команду и при этом подчёркивает, что по-прежнему вхож в кабинет президента (встречается с ним минимум трижды в год)", — пишет "Мастер пера".

Понять беспокойство экономистов-глобалистов вполне себе можно, ведь силовые структуры посягнули даже на мужа Эльвиры Набиуллиной. Так, новой жертвой стал Ярослав Кузьминов — ректор "центра управления" министерств и ведомств — ВШЭ.

"Что касается Высшей школы экономики, то ее студенты были отлично сагитированы и участвовали в этих протестах [в Москве], а 300 человек профессоров подписали письмо в защиту самых яростных ораторов неолиберальной юношеской оппозиции — это тоже факт, на порог не пускали лекторов антимайданных настроений, я это знаю точно, — напоминает эксперт Василий Колташов. — Силовики пока не созрели для настоящего противостояния, хотя в августе их очень сильно провоцировали. И только сейчас мы узнаем, как они будут отвечать на эти провокации".

митинг оппозиции 27 июля, тверская, полиция, задержания, росгвардия, протестанты(2019)|Фото: t.me/worldprotest

Посягнули на святое, ведь ВШЭ — "государство в государстве", форт-пост либерализма? Есть ли чем ответить? Между тем в Кремле уже ответили на предложения Грефа сократить количество полицейских, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сказал, что там над этим подумают. Эксперт Дарья Митина предложения Грефа расценивает как большую ошибку и даже диверсию, потому что на самом деле сокращение личного состава тех же полицейских — это удар не по преступности, а по рядовым жителям. При этом она вспоминает, что одно большое сокращение штатов уже произошло после известной и крайне непопулярной реформы.

"Преступников ловить некому, ясно, что знаменитое переименование милиции в полицию имело единственную цель — реструктурировать штаты, штатное расписание изменить, и в результате количество полицейских у нас сократилось вдвое. Это сказалось и на раскрываемости преступлений, и вообще на охране порядка", — говорит эксперт.

Митина считает, что сокращение в любых структурах никогда не ведет к лучшему. На самом деле тут стоит вспомнить, как после 20 лет "оптимизации" в медицинской сфере сам президент Владимир Путин недавно признал полный провал в здравоохранении, он внезапно недосчитался 25 тысяч врачей и 130 тысяч медработников среднего звена. Что будет, когда не досчитаются следователей, например?

"Не стоит забывать, что бюрократия завалит бумагами оставшихся правоохранителей. Когда сократили личный состав, количество бумаг не уменьшили, и люди вместо того, чтобы заниматься своими прямыми обязанностями, вместо того, чтобы сохранять порядок и ловить преступников, пишут бумаги и делают отчеты бесконечные", — говорит Митина.

На какие еще призывы с МФФ откликнется власть? Проникнется ли она доверием к странной метафоре о "двух педалях" в автомобиле, неизвестно, но понятно, что Чубайс с возрастом все больше тоскует по лихим временам, когда экономика была без тормозов.



Елена Рычкова