Аналитика


Нефтяники прозрели? "Мы создаем добавочную стоимость развитым странам!"
Экономика | Ханты-Мансийский АО - Югра | Ямало-Ненецкий АО | Тюменская область | Уральский ФО | В России

Тюменский нефтегазовый форум еще не завершился, но основные спикеры уже выступили. Главной проблемой, над которой корпели спикеры ТНФ, стала тема заканчивающейся нефти на фоне обостряющейся конкуренции источников энергии на мировых рынках. Российской нефтянке отмерили 30-40 лет, после чего на первый план выйдут альтернативные источники.

Управляющий директор и старший партнер BCG Эрик Будье констатировал, что нефть впервые за 150 лет сталкивается с конкуренцией и спрос на нее начинает замедляться. При этом надежда для добывающих компаний находится в Азии, где спрос будет стабильным на несколько десятилетий, в отличие от Европы.

Иностранный эксперт в качестве примера привел ЖКХ Германии, где большая доля энергетики опирается на альтернативные источники и новые технологии.

"Стоимость аккумуляторной батареи снизилась за последние годы кратно, а поэтому электрический двигатель будет конкурировать с традиционным – внутреннего сгорания. Совсем скоро электромобили станут доступны обычным людям и начнутся "подрывные изменения", – считает Будье. – Вспомните, сколько занял переход пользования мобильными телефонами или автомобилями. Если и произойдут "подрывные изменения", то в ближайшие 10 лет, причем тогда, когда наступит пик добычи нефти".

Управляющий директор и старший партнер BCG Эрик Будье(2019)|Фото: Фотохост-агентство ТАСС

По его словам, насторожиться надо именно такой стране как Россия, где нефть имеет большое значение. Он посоветовал брать пример с Дании, где уже давно созданы суверенные фонды с ренты углеводородов. Только у датчан размер фонда составляет триллион долларов – половина ВВП России. При этом Дания, в которой живет меньше людей в десятки раз, уже распродает свои инвестиционные пакеты в нефтянке, вкладываясь в другие сферы, предвидя исход.

Российские спикеры были непреклонны: пока есть запасы – будем качать, а там что-нибудь придумаем. "Нам нечего стыдиться, а ресурсы – это не проклятье", – прямо и откровенно заявил заместитель министра энергетики РФ Павел Сорокин. В запасе еще есть эрзац-инъекция в виде сланцевого сырья и технологий по добыче "трудной" нефти и обычного природного газа, но и это лишь отсрочит конец углеводородной эпохи.

Павел Сорокин не согласился с Будье, что конец наступит так быстро. "Я очень сильно не согласен, что это произойдёт с такой скоростью. Те же автомобили в электроэнергетике… это же произошло не само по себе, в той же Германии это была конкретная политика и фондирование убыточных сфер, такое могут позволить себе только богатые страны, – парировал он. – У нас есть 30 млрд тонн нефти, а почему мы должны слепо следовать за этим мировым "дистракшн"? Нефть не должна восприниматься как проклятье и зависимость, а восприниматься как ресурс, который есть у нас еще 30-40 лет для обеспечения диверсификации экономики".

Павел Сорокин, заместитель министра энергетики РФ, Тюменский нефтегазовый форум(2019)|Фото: Фотохост-агентство ТАСС

При этом альтернативные источники были названы чуть ли не "провокацией" со стороны Европы, которая в периоды пиковой нагрузки не может отказаться от того же угля. Российские чиновники предложили смириться с падением нефтяной ренты, добавив, что "корову" не следует прекращать доить, но делать это нужно с умом, вкладывая деньги в другие сферы. Однако "другие сферы" никто так и не назвал, один за другим выступающие повторяли: "Грех не пользоваться тем, что подарила нам природа, и не надо посыпать голову пеплом".

Депутат Госдумы Павел Завальный подтвердил опасения и констатировал, что решения проблемы, чем заменить нефть, нет.

"Мы имеем вызовы: структура запасов ухудшается, а стоимость извлечения растет… Это серьезно. Что надо? Нужно создать условия, но наша экономическая модель не соответствует новым вызовам. Трансформация идет, но медленно", – высказал свои мысли Завальный.

Павел Завальный, Александр Моор, Тюменский нефтегазовый форум(2019)|Фото: Фотохост-агентство ТАСС

К дискуссии опять подключился Эрик Будье, который объяснил упрямство российских чиновников алчностью. По его словам, так как маржа по нефти велика, для смены курса нужна храбрость, углеводородной отрасли очень тяжело психологически проводить диверсификацию. Но у России есть все инструменты и еще не поздно их использовать.

"Думаю, в этом отношении очень сложно, они начали работать с нуля, нужных компетенций, как в России, у них не было, а Россия начинает с очень хорошей базы, объем интеллектуального капитала в стране – это прекрасный старт, и нужно начинать работать как можно быстрее", – посоветовал иностранный спикер.

Свои мысли также высказал и хозяин форума – губернатор Тюменской области Александр Моор, который повторил тезис, что "нефти нечего стыдиться".

"В Сибири живут люди прагматичные, мы не меняем вектор развития после прочтения очередного прогноза про энергоносители и не стесняемся своих ресурсов и выжимания из них пользы", – заявил Моор.

Тюменский нефтегазовый форум, Александр Моор(2019)|Фото: Накануне.RU

При этом в Тюмени, как пояснил глава региона, ставку сделают на "интеллект", который заменит нефть и газ. "Помимо промышленной роли, мы ставим амбициозную задачу стать интеллектуальным центром – эта сфера будет сильным драйвером развития еще много лет", – подчеркнул губернатор и в качестве примера и первых шагов назвал формирование научно-образовательного центра – НОЦ, совместно с Югрой и Ямалом.

"Думаю, что за этот период времени мы сможем серьезно продвинуться в науке и продавать не нефть, а технологии. Кто-то скажет, что это уже занято Америкой и Китаем, но если не двигаться, то ничего не получится", – добавил он. При этом от нефтегазовых доходов никто отказываться не будет, инвестиции в сферу продолжат поступать, несмотря на предупреждения иностранных экспертов о смене тренда.

Одуматься защитников нефтянки призвал старший вице-президент по добыче нефти и газа ЛУКОЙЛа Азат Шамсуаров. Он один из немногих попытался привести в чувства участников дискуссии. Речь была почти "зюгановской":

"Оглянитесь вокруг, что мы потребляем и покупаем? Мы создаем добавочную стоимость развитым странам, но у нас есть еще время вложиться в производство. Возьмите автомобили, на которых вы ездите, одежду которую вы носите, эти микрофоны… Это мы создаем им добавочную стоимость. Это и есть цель, чтобы построить высокоразвитое технологическое общество, и у нас все для этого есть: время, деньги, люди и ресурсы".



Ростислав Журавлёв