Аналитика


Догнали и перегнали. Цены в России выросли сильнее, чем в Европе
Экономика | В России

Индекс потребительских цен в России с начала года вырос на 2,4%, эти темпы ровно в два раза больше, чем в странах Европейского союза. Ускоренными темпами росла в первую очередь непродовольственная инфляция, следует из данных Росстата. Причины эксперты видят в государственной фискальной политике – производители продолжают закладывать увеличившиеся расходы на оплату налогов и сборов, передает корреспондент Накануне.RU.

В среднем по ЕС цены выросли на 1,2%, говорится в справке Росстата об индексах потребительских цен в России и зарубежных странах. Дефляция по итогам января-августа зафиксирована в Австрии, Испании, Италии, Греции. Самая низкая инфляция – в Швеции (0,5%), Дании (1,1%), Литве (1,2%), Франции (1,5%). В России за тот же период индекс вырос на 2,4% – близко к другим странам постсоветского пространства: в Белоруссии индекс прибавил 2,9%, в Казахстане – 3%, на Украине – 2,7%. Как видно из данных Росстата, российский индекс не просто больше европейского, в 2018-2019 гг. цены в Европе и России порой имели разнонаправленный вектор.

Отличаются, в первую очередь, цены на промышленные товары. Стоимость продуктов питания в России за восемь месяцев увеличилась на 1,8%, в ЕС – на 1,9%. Что же до динамики в августе, то здесь в РФ зафиксирована сезонная дефляция на 1,2% (прежде всего, за счет овощей и фруктов) при росте 0,1% в ЕС.

Алисен Алисенов, , доцент кафедры экономики и финансов факультета экономических и социальных наук (ФЭСН) РАНХиГС(2019)|Фото: vk.com/ Алисен АлисеновДанные Росстата Накануне.RU прокомментировал доцент кафедры экономики и финансов факультета экономических и социальных наук (ФЭСН) РАНХиГС Алисен Алисенов.

– Почему индекс в России выше, чем в странах ЕС?

– Причин несколько. Налоговая нагрузка в России увеличивается, несмотря на декларируемую политику ее неповышения. Растет даже не столько налоговая, сколько квазифискальная нагрузка на бизнес, а бизнес переносит ее на цены. Например, повышение НДС на 2% – это не одноразовый рост цен, эффект будет носить отложенный характер. Издержки производств продолжают расти и мы будем видеть следующий за ними рост цен.

Второе – налоговый маневр, который предполагает обнуление таможенных пошлин с переносом центра тяжести нагрузки на НДПИ. НДПИ напрямую влияет на рост цен на бензин и нефтепродукты в стране, а подорожание бензина – на стоимость других товаров. На индексе потребительских цен отражаются налог на дополнительный доход для нефтяной отрасли, ежегодная индексация акцизов, растущие размеры неналоговых платежей и сборов. В России будет повышен утилизационный сбор, в 2018 г. вырос экологический сбор – это плюс к цене импортируемой и локализованной в стране продукции. С 1 января 2020 г. по этой причине мы ждем роста цен на импортные автомобили – это несколько десятков тысяч рублей к сегодняшней стоимости. На рост цен внутри страны влияют растущие затраты предприятий на оплату услуг монополий: транспорт, ЖКХ. Кроме того высока доля импортных товаров – импортозамещение прошло не так, как мы ожидали – из-за конъюнктуры рынка, валют цены на них тоже меняются.

динамика потребительских цен в России и странах ЕС(2019)|Фото: www.gks.ru

– Руководство европейских стран придерживается иной налоговой политики? В чем причина низкой инфляции?

– Налоговое, таможенно-тарифное и бюджетное законодательство в Европе являются стабильным и для западного инвестора это гарантия сохранности его инвестиций. Власти европейских стран серьезно относятся к неповышению налоговой нагрузки. К тому же на Западе общепринятая практика – ее снижение в период кризисных явлений. Тем самым бизнес получает возможность для развития даже в сложные времена. В нашей стране мы видим обратное: в период стагнации экономики и падения реальных доходов налоговая нагрузка хоть и незначительно, но повышается. В том числе, через отмену ряда режимов налогообложения, комфортных для бизнеса. С 2021 г. будет отменен ЕНВД, и последовавшее за этим сокращение доли малого бизнеса тоже приведет к росту потребительских цен. Стоило ли это делать, когда уже уменьшается число малых предприятий и ИП? Да, объем налоговых поступлений от сектора растет, но наряду с обелением происходит его вымирание – предприниматели становятся банкротами.

Специфика налоговой системы в ЕС заключается еще и в том, что центр тяжести налогообложения там смещен в сторону доходов физических лиц, причем, не всех, а только высокообеспеченных граждан. Этому способствует использование прогрессивной шкалы подоходного налога. Корпорациям предоставляются налоговые льготы и преференции, за счет чего фискальная нагрузка на них меньше, чем в развивающихся странах, где центр тяжести смещен в сторону налогообложения предприятий, и усиления роли косвенных налогов.

На примере России мы видим, что косвенные налоги – это налоги на потребителя. Они переносятся на цену продукции и оплачиваются покупателем. При этом большую нагрузку несут как раз малообеспеченные граждане, потому что косвенные налоги регрессивны к доходам. Такая модель приводит к падению реальных доходов, обнищанию малоимущих граждан.

– Чем объясняется близкий к европейскому индекс цен в секторе продовольствия?

– Импортозамещение было наиболее удачным и эффективным именно в сельском хозяйстве. Объем производства был увеличен, появились новые предприятия. Сейчас главная задача – поддерживать сегодняшний уровень производства. Он был достигнут в условиях введения ограничений на ввоз ряда импортных продуктов питания. Мы видим, что уже есть послабления по эмбарго, а это усиление конкуренции, поэтому отечественные компании вынуждены снижать или как минимум удерживать цены на минимальном уровне, который позволяет предприятию работать на рынке.

Практика по удерживанию за счет снижения прибыли имеет свои недостатки, без инвестиций в модернизацию предприятия доходят до границы устойчивости, теряют способность конкурировать и закрываются. Однако в условиях падения реальных доходов населения, снижения платежеспособного спроса только отказываясь от части прибыли производители могут сохранить долю рынка своей продукции и максимально полно использовать производственные мощности. Стоит сократить объемы выпуска за счет увеличения цены, это приведет к высвобождению работников, ухудшению экономических показателей.

– Сторонники высокой инфляции считают, что рост цен говорит о работе экономики. Можно данные о росте потребительских цен в России вписать в эту теорию?

– То есть можем ли мы на основе этой статистики сказать, что российская экономика живее европейской? К сегодняшней ситуации эта теория, увы, не применима.

В России наблюдается инфляция издержек, то есть цены растут из-за увеличения расходов компаний. Вы же говорите об инфляции спроса, при которой цены могут повышаться на 7-8% в год именно за счет роста доходов жителей и спроса. Такой виток инфляции действительно говорил бы о том, что экономика работает. Но Минфин и Центральный банк выступают за монетарные методы сдерживания роста цен, в увеличении доходов россиян они видят некую угрозу для своей инфляции. Только помимо роста доходов через повышение зарплат, новые стимулы для бизнеса, понижение ключевой ставки, меры по понижению налоговой нагрузки, нет другого способа выйти на инфляцию роста, которая могла бы оживить экономику и сделать опережающие мировые страны темпы роста цен оптимистичным показателем.