Аналитика


40% населения России отнесли себя к бедным. Итоги опроса с Борисом Кагарлицким
Экономика | В России

"Левада-центр" опубликовал итоги нового исследования, социологи выявили, что российская семья ощущает себя в бедности, если доход на одного члена семьи ниже 12,5 тыс. руб., таким образом субъективная граница бедности на 11,6% выше прожиточного минимума, который сейчас составляет 11,2 тыс. руб., передает Накануне.RU со ссылкой на обнародованные в СМИ итоги опроса.

Люди стали чувствовать себя более бедными, считают в "Левада-центре". После проведенного опроса специалисты пришли к выводу, что рост доли граждан, заявивших о доходе ниже порога бедности, связан с политическими факторами и является ухудшением только самоощущения. Снижение социального оптимизма началось в прошлом году после пенсионной "реформы". При этом реальные доходы россиян падали с 2014 по 2017 год, а в 2018 году показали "околонулевой" рост, в 2019 году тенденции на снижение продолжились и углубились, негативная динамика показала сокращение доходов на 1,3%.

В опросе люди отвечали, что для поддержания нормального уровня жизни средней семье нужно 38,1 тыс. руб. на человека, но имеют они в 2-3 раза меньше, в среднем по опросу - 16,8 тыс. руб. Только 7% опрошенных признали свой доход нормальным. При этом аналитики не раз указывали на то, что с появлением второго ребенка семья рискует оказаться на чертой бедности, что противоречит заявленной цели правительства по улучшению демографической ситуации.

детская площадка рядом с ЖК WOODS(2019)|Фото: Накануне.RU

За прошедшие годы показатель желаемого дохода для нормального существования менялся с 32,1 тыс. в 2014 году, в 2017 году это была сумма в 39,8 тыс. руб. на человека, в прошлом году 37 тыс., среднедушевой доход семьи за пять лет вырос с 13,8 тыс. руб. в 2014 году до 16,8 тыс. в этом. Что касается бедности, то в 2014 году в эту категорию попадали семьи, где доход на человека составлял 9,8 тыс. руб., в 2016 году 11,2 тыс. руб. - то есть сегодняшний прожиточный минимум уже тогда считался пределом бедности - и в этом году 12,5 тыс. руб.

"Левада-центр" показывает, что 40% респондентов имеют доход ниже субъективной границы бедности, то есть меньше 12,5 тыс. руб. на члена семьи.

Исследователи, конечно, сделали пометки, что для Москвы необходима сумма существенно больше, и это от 51,7 тыс. до 59,8 тыс. руб. на человека, в крупных городах 38,6 - 42,2 тыс. руб, в городах поменьше сумма колеблется от 35 до 40 тыс. руб, а на селе вообще 31 - 35 тыс. руб. плюс-минус. При этом опрос сделан по выборке в 50 субъектах России, исследование показывает усредненные данные за год.

инфляция, продукты, бедность, магазин, продуктовая корзина(2015)|Фото: reporter-ua.com

Но даже по репрезентативной выборке видно, что практически половина населения (40%) считают себя бедными (и это недалеко от правды даже по установленным государством и намеренно заниженным нормам прожиточного минимума, официально в России 13% бедных), при этом аналитики пытаются представить все как элементарный спад потребительских настроений и выдать результаты опроса как нечто субъективное, а не реальное. А ведь тревожные новости о высокой закредитованности населения России появляются последние два года регулярно, да и о снижении общего уровня благосостояния многие знают по собственному опыту. Правительство уже второй год "борется с бедностью" по одному из "майских указов", но эффект такой борьбы, как писало Накануне.RU ранее, "околонулевой". Социолог и публицист Борис Кагарлицкий комментирует исследование "Левада-центра" и выводы их собственных аналитиков:

Перспективы левой идеи в постиндустриальном мире, Кагарлицкий Б.Ю.  (2015)|Фото: krasnoe.tv- "Левада-центр" почему-то всегда осуждает своих респондентов. Они общественное мнение не столько изучают, сколько оценивают и все время пеняют гражданам России то на то, что те имеют не правильные взгляды, то на социально-экономическую ситуацию, то на рынок, то на Сталина. Это проблема всех социологов вообще, но особо "Левада-центра", они "знают", как люди должны отвечать, и любые ответы, которые не соответствуют их представлениям, считают неправильными. Такого понятия, как правильный или неправильный ответ, не существует.

Второй момент - люди не прибедняются, я думаю, что наоборот, как ни странно, для российского общества в целом характерно завышение оптимизма. Объясню, в чем дело, если мы берем ситуацию 90-х годов, то было очевидно, что люди оценивали перспективу страны довольно мрачно, а свои собственные перспективы довольно оптимистично, а для 2000-годов была характерна обратная тенденция, но со склонностью людей переоценивать и свои перспективы, и будущее страны. Сейчас же такая ситуация, когда люди и перспективы страны, и свои собственные перспективы оценивают довольно негативно. На мой взгляд, это связано с тем, что люди просто видят, что происходит, и их мнение отражает реальное положение дел.

Что касается расхождения во мнении, что считать пределом бедности, и то, что у опрошенных "субъективный" порог бедности выше, чем назначенные государством показатели, то тут люди оценивают собственное положение адекватно и правильно, проблема у социологов и властей. Правительство всегда будет считать по минимуму, потому что задача чиновника состоит в том, чтобы, не дай бог, не дать гражданам чего-то лишнего, если граждане не заполучат каких-то благ из бюджета и программ помощи, то это будет экономия и большой плюс чиновникам. А если наоборот - перерасход, то это будет минус для чиновника, вплоть до разных наказаний. Главная задача чиновника, сидящего на любых социальных выплатах, на любых оценках бедности, ни в коем случае не допустить, чтобы хоть один гражданин лишнюю копейку получил от государства. Любые расчеты делаются при минимальной базе. Средний минимальный доход чиновник высчитывает исходя из минимальных цен, а купить все по самой низкой цене обычный человек иногда просто физически не может, ну нет в магазине, например, тех самых дешевых товаров, на которые ему прожиточный минимум насчитал чиновник. В итоге получается разрыв, который очень четко населением отражается.

Здесь "субъективность объективна", есть такое понятие, как общественные нормы, и в каменном веке общественно признанной нормой безопасности было то, что тебя не съели волки, а сейчас мы не считаем большим достижением то, что тебя к 30 годам не съедают волки. Это вполне объективный, не субъективный характер общественной нормы. И у нас есть общественные нормы, которые установились в процессе исторического социально-экономического развития, поэтому то, что люди из "Левада-центра" объявляют субъективностью - это не субъективность, а установившаяся общественно-социальная норма, характерная для десятых годов 21 века.



Елена Рычкова