Аналитика


Наша новая ливийская "фаллуджа"
Политика | В России | За рубежом

В российских и иностранных СМИ вновь вспыли сводки крупных одномоментных потерь небезызвестной ЧВК "Вагнера", однако теперь уже сообщения приходят из Ливии. Как и в сирийской нашумевшей истории под Дейр-эз-Зором, картина из осколков слухов идентичная: концентрировались, попали под авиаудар, много погибших, якобы цинковые гробы инкогнито летят бортами на Кубань и в уральские города.

По всей видимости, после Сирии, такой уж большой сенсации уже не возникнет. Во-первых, привыкли. Во-вторых, обещанная со стороны России военно-политическая помощь генералу Халифу Хафтару, который контролирует восток страны, даже не секрет Полишинеля. Известны и цели неназванной операции: ливийский фельдмаршал обещал России за оказанную помощь и оружие по бартеру поделиться "нефтью, железными дорогами и автомобильными трассами".

Здесь можно начать рассуждать о новых методах ведения войны и внешней политики, о том, что это государственные интересы. Все так…или нет. Наивно полагать, что жителям Кургана нужны ливийские дороги в пустыне (когда своих нет), а жителям Салехарда – африканская нефть. Нынешние реалии таковы, что свои барыши получат лишь главы оружейных корпораций и частные компании, которые зайдут на штыках в новые рынки, и отнюдь хоть что-то вернется в казну. Даже уже стыдно объяснять простую банальную истину: никакого национально-ориентированного капитала не существует в природе.

Но вернемся к событию и очередному скандалу в медиа по поводу гибели российских граждан в Ливии. Стоит напомнить, что мы здесь далеко не первые. В 2004 году через это уже проходили в Фаллудже законодатели мод в мире ЧВК – США, когда в местных СМИ разразилась настоящая истерика и скандал из-за гибели "четырех гражданских американцев" в Ираке, которые позже, как выяснилось, оказались сотрудниками организации Blackwater – чье название теперь является почти нарицательным. А мир заговорил о ЧВК, о которых если и писали до этого, то в специализированных журналах а-ля "Солдат удачи". Тогда обычный подряд для частной коммерческой компании по перевозке кухонного оборудования для нужд армии США обернулся кровавой резней и последующей акцией возмездия, но уже силами, а точнее кровью морпехов. Государственной кровью… из-за нескольких коробок с кухонной утварью.

Здесь, конечно, можно запустить старую и скучную шарманку, и в очередной раз озвучить прописные истины, что войны без потерь не бывает, и они знали куда шли, вроде как, взрослые мальчики. Оговорка сделана, а на само явление нужно теперь взглянуть с другой стороны.

В целом, надо четко отдавать себе отчет, что ЧВК – это исключительный продукт капитализма, причем в самой отвратительной и опасной форме, как высшая точка того, к чему стремится власть денег. По сути, это есть не что иное, как карманная армия на службе капитала, которой уже даже не надо прикрываться "государством" или понятием "родины". А у денег никакой родины нет. Они вообще не пахнут, как известно.

Причем, не секрет, но доходит до абсурда, когда в одном частном подразделении на заработках ("командировка", "делюга", если выражаться сленгом наемников) могут оказаться бывшие противники, которые еще вчера находились по разные стороны окоп. Впрочем, если перечитать два абзаца выше, то никакого "абсурда" и нет, напротив, все закономерно.

Война для крупного капитала – "мать родна". Это аксиома. Даже в годы самой кровавой бойни в истории человечества, пока американские матери из далеких берегов Сицилии и Нормандии получали звездно-полосатые конверты, промышленники не чурались торговать с Германией. "Фанта" для вермахта, IBM для концлагерей или "Стандарт Ойл" семьи Рокфеллеров, заправлявшая немецкие самолеты и подводные лодки – лишь верхушка айсберга. Бизнес и ничего личного.

А что говорить про нынешнее время, когда "наши ребята ехали отжимать нефтяное месторождение" стало чем-то вроде героического военного подвига. Нет. Не стало.

Это в СССР заброска советников в страны Африки и помощь повстанцам носила за собой государственные цели: в случае успеха получить дружественный режим, а вместе с ним и доступ к ресурсам, которые так были необходимы в народном хозяйстве. А затем еще новые союзники получали дороги, электростанции, школы. Именно в этом и было принципиальное отличие от современной империалистической экспансии, которая после себя оставляет выжженную землю, ощетинившиеся военные базы и снующие колонны военных наемников, охраняющие нефтяные вышки.

Нужно ли отстаивать там, в Ливии, свои интересы? Ошибка 2011 года показала, что да, и в Сирии нужно. Методы сейчас, увы, другие. Но когда в Ливии были по-настоящему государственные интересы, то в 2011-м о них, интересах, почему-то никто не вспомнил. Теперь расхлебываем. Только что от этого жителям Челябинска или Салехарда?



Ростислав Журавлёв