Аналитика


Почему Моралес не сумел удержаться у власти?
Политика | За рубежом

В Боливии закончилась история почти пятнадцатилетнего правления Эво Моралеса. Многим в России эта латиноамериканская страна запомнилась в 2014 г. благодаря голосованию против резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 68/262, подтверждавшей территориальную целостность Украины и незаконность воссоединения Крыма с Россией. Боливия тогда голосовала против.

Сам Эво Моралес часто был на слуху благодаря своим эксцентричным высказываниям. Изначально он обещал добиться легализации коки в мире, чтобы за счёт экспорта поддержать возделывание этого традиционного для Боливии растения. Позже Моралес прославился благодаря угрозам закрыть посольство США, поддержке Кубы и Венесуэлы и даже личному участию в тушении лесного пожара. При этом же президенте Боливия решила обзавестись атомным реактором.

Теперь Моралес был вынужден уйти в отставку, по данным МИД РФ, это произошло по лекалам "срежиссированного госпереворота". Как сообщает Infox, боливийский президент ушёл по просьбе командующего Вооружёнными силами, чтобы избежать "точки невозврата" и "кровавой бани".

президент Боливии Эво Моралес(2019)|Фото: 3w.huanqiu.com

Экс-президент пытался покинуть страну, но его самолёт не был допущен в воздушное пространство Аргентины. Двадцать членов исполнительных и законодательных органов власти Боливии получили убежище в посольстве Мексики. Кроме того, Мехико готово предоставить убежище и экс-президенту страны Эво Моралесу, если тот обратится за помощью, сообщает издание El Deber.

"Граждане выходят на улицы отмечать смену власти и бросают работу в ожидании известий о том, кто теперь будет управлять страной. В Эль-Альто и Япакани происходят акты вандализма", – так описывается в статье на этом же сайте текущая ситуация в Боливии.

Боливийцы отмечают смену власти в стране(2019)|Фото: noticieros.televisa.com

Четверо политиков, находившихся при Моралесе в изгнании, объявили о своём намерении вернуться в Боливию. Один из них, экс-министр сельского хозяйства Гидо Аньес, посчитал, что боливийский народ "сделал то, что многие считали невозможным, потому что Куба терпит неудачу на протяжении шестидесяти лет; Венесуэла – двадцати; Никарагуа – пятнадцати".

Бывший конкурент Моралеса на выборах Карлос Меса призвал созвать Многонациональное Законодательное Собрание, чтобы сформировать новый избирательный комитет и провести выборы в январе следующего года.

Из лагеря оппозиционеров звучат призывы "восстановить конституцию, попранную при Моралесе". Так что, похоже, дело не ограничится сменой персоналий – вполне вероятно, боливийскую политическую систему ожидают радикальные перемены.

О том, почему Моралес не смог удержаться у власти и отчего страны Латинской Америки содрогаются от массовых протестов вне зависимости от ориентации их правительств, Накануне.RU рассказал профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук Борис Кагарлицкий.

В чём был секрет популярности Моралеса? Он ведь был одним из самых заметных левых президентов в Южной Америке?

Борис Кагарлицкий(2012)|Фото: Накануне.RU– История с правительством Эво Моралеса очень прогресcивная и комплексная. Потому что победа Моралеса воспринималась не только в Боливии, но и во всей Латинской Америке как очень прогрессивное событие, очень важное и демократическое. Она имела две стороны – с одной, это был первый случай, когда в Боливии за очень долгое время пришёл к власти левый президент и по сути дела, это было поворотом в местной политической культуре, потому что до этого власть всегда оставалась в руках у белой олигархии, которая представляла собой не просто социально-политическую элиту, но даже этническую по отношению к населению страны, являющемуся метисами или индейцами.

Второй момент – общедемократический: пришёл к власти не просто левый президент, но именно индеец и, боюсь ошибиться, но вообще первый индеец во главе государства Латинской Америки. Метисы естественно были. А вот индейцев во главе государств Латинской Америки не было даже там, где они составляют подавляющее большинство населения. Поэтому победа Моралеса воспринималась как очень прогрессивный сдвиг в политической культуре.

Почему же он не смог удержать власть?

– В общем-то уже на достаточно раннем этапе своего правления администрация Моралеса, во-первых, всё больше утрачивала связь с социальными движениями и левыми партиями, которые её поддержали на этапе выборов; она уже в первые полтора-два года показала себя не менее коррумпированной, чем предшествующая администрация. Надежды на победу над коррупцией не оправдались и дальше в Боливии происходило то же, что и в Эквадоре и отчасти в Венесуэле. От политического блока, который привёл к власти Моралеса, начали отпадать одна за другой различные группировки и движения, первоначально его поддерживавшие, и режим всё более и более скатывался в изоляцию. В свою очередь Моралес пошёл по пути пересмотра Конституции, по пути продления своего президентского срока, чем окончательно вызвал отчуждение от себя демократически настроенных левых и, по сути, оказался в изоляции.

Тогда против него поднялась достаточно широкая общественная коалиция, включающая и левых, и правых, и представителей самых разных общественных сил. Я думаю, что его падение – это вполне закономерный и заслуженный результат. В целом он, конечно, может быть вписан в общую тенденцию подъёма массовых протестов в Латинской Америке, направленных против самых разных правительств, вне зависимости от того, определяют они себя как левые или правые, повсеместно власть на континенте находится под ударом и под давлением массовых протестов.

Сейчас ведь протесты происходят не только в Боливии и Венесуэле, но и, например, в Чили и Эквадоре, правительства которых считаются либеральными. Получается, характер политического режима не может обезопасить страну от госпереворота?

– В конце 1920-начале 1930- х гг. в Латинской Америке происходило нечто очень похожее – там были, условно говоря, социал-демократические правительства и правые правительства. В ходе "Великой депрессии" почти все они рухнули независимо от идеологической ориентации. На данный момент, я глубоко убеждён, что объективной причиной этого является кризис неолиберальной экономической системы.

Проблема левых правительств состоит в том, что они не смогли или не захотели на самом деле с этой системой порвать и сформулировать какую-то более серьёзную альтернативу. В оправдание им можно сказать, что подобная альтернатива может выстраиваться как результат скоординированных международных усилий, то есть вопрос в том, могли ли бы даже прогрессивные латиноамериканские правительства в одиночку без участия, скажем, европейских или, возможно, азиатских, построить какую-то серьёзную альтернативу.

Так или иначе мы видим, что неолиберальная система в кризисе и она в кризисе по объективным причинам, поскольку эта система привела к стагнации глобального спроса в экономике, но левые правительства, которые не вполне радикально с ними порвали, оказываются жертвами этого кризиса ничуть не меньше, чем правые.



Павел Мартынов