Аналитика


Почему Шиес стал Сталинградом XXI века. Максим Калашников
Общество | Центральный ФО | Северо-Западный ФО | В России

Активисты в Шиесе продолжают борьбу за чистоту края уже не первый месяц. Полиция вместе с ЧОП с самого начала пытались разогнать недовольных, но чем больше они давили, тем больше росло сопротивление. Сегодня в лагере дежурят небольшими группами, но уже проверено опытом, что при необходимости можно мобилизовать на поддержку около сотни человек. Противников строительства полигона, на который собираются свозить московский мусор, поддерживают не только в разных регионах такие же простые граждане, но и депутаты разного уровня, известные общественники и политики. Писатель-футуролог Максим Калашников, представляющий "Партию Дела", периодически навещает лагерь, освещая жизнь местного сопротивления, и на днях вернулся из очередной поездки.

Власти сначала говорили, что в Шиесе будет осуществляться переработка мусора, но скоро стало понятно, что все как раз наоборот – переработки не будет, будет прессование и захоронение, которое как минимум может плохо сказаться на экологической обстановке региона, напоминает Калашников. Есть проблемы и с необходимыми для строительства документами, и с оценкой почвы, по которой болот в Шиесе нет. Активисты называют это "сказками". Что сегодня происходит в точке противостояния и как найти выход из этой ситуации – в беседе с Накануне.RU рассказал Максим Калашников.

Кадр из видео канала "Рой ТВ" про Шиес(2019)|Фото: youtube.com/channel/UC7wqeVwzexXNUb25RqxtoeA

– Какая на данный момент обстановка в Шиесе? Раньше ЧОП действовал жестко, а как он работает сейчас, когда стало понятно, что народ может быстро стянуться на помощь?

– Сейчас ЧОП действует исходя из того, какое количество человек находится в лагере. Чем больше людей, тем меньше хамского поведения и агрессии наблюдается в отношении протестующих.

При необходимости люди приезжают в Шиес. Например, такую мобилизацию удачно опробовали 18 ноября. На съезде присутствовало более 100 человек.

Максим Калашников в Шиесе(2019)|Фото: facebook.com/Максим Калашников

– Какие сейчас задачи стоят?

– Основная задача лагеря – не допустить строительства свалки. Ведь это будет не переработка мусора, а прессование в брикеты. Его будут закатывать в полиэтилен и производить захоронение в болотистой почве. Вторая, не менее важная задача, чтобы ушел застройщик, которым является фирма "Технопарк" – дочерняя структура московского правительства.

– А намерения той стороны известны?

– Пока предугадать это нельзя, но, полагаю, застройщик думает, что уйдет лагерь. Во всяком случае, разгонять протестующих сами они не решаются. Хотя в октябре была задействована сыктывкарская полиция. Выходит, что приказ в соседние регионы шел со стороны МВД.

– К протестующим подтягиваются местные депутаты, депутаты Мосгордумы, политики и общественники из других регионов, как, например, вы чем удается помочь?

– Мы занимаемся освещением деятельности протестующих. Кроме того, если "под прицел" ЧОПа попадется кто-то из известных людей, это сразу же получит огласку. Мы со своей стороны говорим открыто о том, как производилось отведение земель под этот полигон. А фирма "Технопарк" не имеет права там находиться.

Мы выступаем за отсутствие свалок и переработку отходов. Ведь на сегодняшний день уже есть проекты и технологии полной переработки неразделенных отходов без раздельного сбора. Каждый раз мы повторяем одно и то же – почему Москва на своей территории не строит такие полигоны, если это безопасно? Если у города есть бюджет, почему бы не взять на вооружение такие проекты? Почему богатая столица, которая тратит столько денег на дороги, развлечения, карнавалы, не построит такой комбинат у себя? Для Архангельской области он стоит 5,7 млрд руб., по некоторым оценкам. Для Москвы, конечно, больше, но тем не менее цены вполне подъемные.

Кадр из видео канала "Рой ТВ" про Шиес(2019)|Фото: youtube.com/channel/UC7wqeVwzexXNUb25RqxtoeA

– А какие пути решения предлагает "Партия Дела"?

– Мы также считаем, что нужно не закапывать и не сваливать эти отходы, их надо перерабатывать полностью. Первое, что мы должны сделать – создать спрос на вторичное сырье, чтобы развивающаяся промышленность жадно востребовала его и бизнес сам был в этом заинтересован. Чтобы он сам создавал сети по сбору мусора, по его переработке.

Кроме того, нужна новая индустриализация. А она возможна только на условиях протекционизма, то есть для этого потребуется смена экономического курса. Поэтому первая необходимость – протекционизм и бурное развитие промышленности. Второй момент заключается в том, что за переработку мусора должны отвечать не экологические операторы, а сами муниципалитеты. А пока картина выглядит следующим образом – приходите к нам на конкурс со своими деньгами, муниципалитеты или областная власть за это не отвечают. Соответственно, нужно обязать и тех и других нести ответственность за переработку мусора.

– Всем известны методы власти. Почему туда до сих пор не привезли несколько нарядов силовиков, чтобы все оцепить, всех разогнать, как бывает с митингами?

– Если бы не было боязни широкой огласки, то скорее всего, силовики так бы и сделали. Но этот вопрос риторический, как например: почему из-за "дела Голунова" сняли генералов? Почему не стали жестко пресекать тогдашние несанкционированные митинги? Почему в Екатеринбурге не разогнали гражданских лиц от места, где хотели строить храм? Почему за московские летние события несут ответственность рядовые участники, а не организаторы, которые не являются какими-то там членами элиты и высокими должностными лицами?

С июля нынешнего года у меня создается впечатление, что власть опасается применять силу. Я считаю, что обстановка в российской "элите" очень напряженная. Возможно, силовики не хотят давать козыри в руки своих оппонентов.

– Кто сейчас сплотился вокруг лагеря, какие силы?

– В Шиесе либералы не играют никакой роли. Там стоят сталинисты, националисты и язычники. Другими словами – глубинный патриотический народ, который считает, что и Новороссия наша, и Крым наш. Везде советская символика: серпы и молоты, звезды, красные знамена и ленточки на шапках, и даже портрет Сталина, а сам лагерь называется "Ленинград".

– Вы по этой причине в одном из видео назвали Шиес Сталинградом?

– Не только по этой, образно говоря, это важная точка, феномен создания коммуны, некого островка сопротивления, отстаивания законных требований, что в нынешней России явление уникальное.

Впервые именно здесь эта мародерская машина была остановлена таким образом. Конечно, мы понимаем, что это больше эмоциональная победа, но всё равно Шиес тоже можно считать Сталинградом в этом плане. Причем, в сопротивлении участвует тот же самый глубинный народ.

– Если сейчас застройщик отступит, потому что зимой невозможно проводить работы, то что будет весной?

– В лагере верят в то, что издержки на содержание ЧОП и затраты на охрану будут настолько велики, что в какой-то момент это надоест заказчику, и он будет вынужден отступить. Ведь, помимо оплаты наемникам, нужно завозить топливо и другие ресурсы. В какой-то момент затраты станут чрезмерными и они просто уйдут оттуда и признают поражение.

– Почему Путин не слышит Шиес?

– Не так давно он что-то говорил на эту тему, что надо провести экспертизу... Но в какой-то момент либеральная пресса перестала поднимать тему Шиеса и всё утихло. Это с одной стороны. А с другой – в мусорном бизнесе задействованы либо дети влиятельных персон, либо просто очень влиятельные силы, и отбирать у них кусок, наверное, не очень хочется. Я бы объяснил это так. Но положение надо менять...

Максим Калашников, Шиес(2019)|Фото: facebook.com/1415118648