Аналитика


Аутсорсингом по здравоохранению: Средний Урал отдает "скорые" частнику
Экономика | Свердловская область | Уральский ФО | В России

В балансировке бюджета Свердловской области на следующий год появилась строка перевода "Cкорой помощи" на аутсорсинг, на это заложено 107,7 млн руб. Переход "скорой" в руки частников в России обсуждается давно, некоторые регионы перешли на эту систему и пытаются таким образом "обновить автопарк", однако есть и обратная тенденция – в ряде городов эксперимент уже признали неудачным и вернули службу государству, в том числе это произошло в соседних Пермском крае и Челябинской области. Подробности – в материале Накануне.RU.

Возможность перехода "Скорой помощи" на аутсорсинг обсуждается в Свердловской области с лета. Деньги на направление были заложены на минувшей неделе в результате работы согласительных комиссий, окончательное утверждение документа состоится на заседании заксобрания 10 декабря.

Председатель комитета по соцполитике регионального парламента Вячеслав Погудин подтвердил, что действительно на аутсорсинг в 2020 году будет выделено 107,7 млн руб. С кем именно будут заключаться договоры, пока неизвестно, депутат считает, что это покажет конкурс, также он затруднился сказать, какие населенные пункты перейдут на новую форму взаимодействия с водителями машин "Скорой помощи".

"Прошло заседание комитета по рассмотрению проекта территориальной программы госгарантий медицинской помощи, и в том числе министр докладывал, мои вопросы аутсорсинга звучали, но пока и у меня тоже дозированная информация. Этот опыт есть по определенным регионам, есть в определенном объеме опыт в Екатеринбурге по отдельным районам, но как делать выводы, насколько он удачный? – сказал в беседе с Накануне.RU председатель комитета по соцполитике Вячеслав Погудин. – Я уверен, что руководство минздрава понимает, что это новый вариант, новый проект, но тем не менее, все равно они считают, что будет больше позитивного".

Эксперимент по передаче "Скорой помощи" в частные руки идет в стране с начала 2010-х гг. В 2013 г. по инициативе Министерства здравоохранения РФ аутсорсинг был внедрен в шести пилотных регионах, среди которых оказался Пермский край. "Пионером" частных "скорых" в Прикамье был местный бизнесмен Евгений Фридман, первые контракты с прикамскими подстанциями в его активе появились еще в 2011 г. Но в конце 2015 г. контракты забрали московские фирмы Данила Барышникова. И вот недавно эксперимент был признан неудачным. В ноябре 2019 г. Прикамье решило отказаться от аутсорсинга из-за проблем с водителями и выходом машин на линии.

В Копейске Челябинской области произошло то же самое, при этом эксперимент длился там гораздо меньше. Только в январе этого года транспорт "Скорой помощи" в этом городе-спутнике Челябинска перевели на обслуживание частной компании. Контракт заключили с фирмой "Феникс-Менеджмент". Однако она не успела поставить нужное количество машин и на линию вышло только шесть "скорых" из 12. Недавно контракт с частником был расторгнут по поручению губернатора Алексея Текслера.

Минздрав РФ заявлял, что регионы переходить на аутсорсинг никто не заставляет, только в случае удачного опыта экспериментальных регионов врачам предложат пересесть на частные кареты. Пока же служба останется государственной. И тем не менее Свердловская область решилась на эксперимент.

Председатель профсоюза "Действие" Андрей Коновал называет основные проблемы аутсорсинга.

"Почему мы выступаем против аутсорсинга: это принципиальная позиция нашего профсоюза, мы не согласны с коммерциализацией и приватизацией отрасли здравоохранения в целом, – говорит в беседе с Накануне.RU Андрей Коновал. – Аутсорсинг – это один из механизмов подобной коммерциализации. Даже если предположить, что сохраняется государственная служба "Скорой медицинской помощи", то аутсорсинг предполагает появление частных интересов в этой системе".

Как рассказывает эксперт, опыт западных стран показал, что внедрение частно-государственных партнерств в долгосрочной перспективе ведет не к удешевлению государственных расходов и не к более рациональным эффективным условиям, а наоборот, к удорожанию сферы, так как частный бизнес имеет свои интересы и начинает навязывать и завышенную стоимость, и ненужные услуги, пользуясь различными механизмами лоббистского влияния, в том числе и коррупционного характера.

"Мы видим такие угрозы. Есть много примеров, когда аутсорсинг приводил к не лучшим последствиям. Скажем, в Уфе в 2018 году мы обнаружили, что на тех подстанциях, которые были переданы на аутсорсинг, образовались задолженности по заработной плате и люди там провели предупредительную короткую забастовку – в течение получаса они отказывались выезжать, пока им не были даны гарантии погашения задолженности".

Новые условия работы нередко доводят медперсонал до протеста, очередная акция против внедрения аутсорсинга началась на минувшей неделе в Самаре.

скорая помощь, сугробы, застряла в снегу(2019)|Фото: vk.com/chp_berezniki

Более того с переводом "скорых" на аутсорсинг возникает угроза для пациентов, во-первых, потому что срочные контракты, которые будут заключать с водителями, предполагают, что людей можно менять по истечении контракта, а это будет означать текучку кадров.

"В то время как работа водителем на "скорой помощи" – это работа квалифицированная, люди там работают не первый год, по много лет, иногда десятки лет, они знают город, знают специфику этой работы. Бригады "Скорой помощи" – это единый механизм, нет никакой гарантии, что будет сохраняться "привязка" водителя к какой-то конкретной бригаде, сложно дать какие-то такие гарантии. И командный дух работы бригады "скорой помощи" – это очень важно", – говорит Андрей Коновал.

В настоящее время зачастую ликвидируется такая позиция в бригадах, как должность санитара, и сегодня обязанность организовать эвакуацию пациента, если он сам не может идти и нуждается в транспортировке на носилках, ложится на бригаду "скорой помощи", которая должна искать соседей, привлекать родственников, что далеко не всегда возможно, особенно в ночное время. В таких случаях помогает водитель. А в рамках аутсорсинга водители будут просто отказываться, и никто их не обяжет.

Не менее серьезная проблема в квалификации водителя не только как важного элемента бригады "скорой помощи", но и как человека с опытом экстремального вождения, он должен быстро реагировать в экстренных случаях, нет гарантий, что частники будут нанимать водителей, способных к такому опасному вождению, что приведет к появлению аварий на дорогах, "скорые" просто не будут доезжать до вызова.

"Основной аргумент, конечно, в пользу аутсорсинга – это возможность одномоментно, быстро обновить автопарк. Это очень важная тема. Состояние автомобилей актуально, но по существующему законодательству это обязанность государства обеспечить станции автопарком даже не за счет средств ОМС, а за счет средств бюджета, – говорит Коновал. – Это не такие огромные деньги. Ну сколько машина стоит? Где-то три миллиона, на средний город в 500 тысяч нужно 60-100 автомобилей "скорой помощи", это не такие уж большие деньги. Если каждый год понемногу вкладывать определенную сумму, то каждый регион сможет за пять лет полностью обновлять парк "скорых".

скорая помощь(2019)|Фото:Накануне.RU

Закладка отдельной строки расходов из бюджета области на аутсорсинг у эксперта вызывает изумление: "Получается, что аутсорсинг требует дополнительной статьи расходов в бюджете? Тогда вообще непонятно, зачем это нужно делать". По мнению противников нововведения, перевод на аутсорсинг автопарка "Скорой помощи" – это лоббирование коммерческих интересов. Кто виноват в том, что машины доведены до плачевного состояния? Интересно, что частные конторы, с которыми будут заключаться договоры, в большинстве случаев используют средства для лизинга, то есть деньги они инвестируют через определенные механизмы – почему государство само не может это делать?

В минздраве Свердловской области пока не ответили на вопросы Накануне.RU о том, по каким причинам "скорым" в Свердловской области понадобился аутсорсинг, с какой фирмой планируется заключить контракт и в каких территориях будет внедряться эксперимент.



Елена Рычкова