Аналитика


"Власть напитывает народ тревожностью, которую испытывает сама"
Общество | Свердловская область | Уральский ФО | В России

Первопроходцами русского панк-рока в рок-энциклопедиях называют московскую группу "Тараканы!". Уже сегодня, 14 февраля, лидер группы Дмитрий Спирин вместе с гитаристом Дмитрием Кежватовым сыграют концерт в Екатеринбурге. Уральцы смогут услышать акустический панк в баре "Синдром".

Журналист Накануне.RU встретился с Дмитрием Спириным. Известный музыкант рассказал о том, как панки социализировали общество, что вызвало раскол среди россиян и почему "дело Сети" [запрещенная в РФ организация] может быть сфабрикованным.

С огромным интересом послушал новую работу вашей группы "Интернет и боеголовки". В песне "Дело молодых" вы поете о том, что демократические свободы и либеральные ценности совсем вышли из моды, и многие променяли мечты на персональный комфорт. Можно ли сказать, что, по сути, формируется общество отчуждения и что это самая большая опасность, когда люди думают только о своих удобствах?

– Думаю, что да. Предположу, что отсутствие каких-либо объединений под теми или иными знаменами может негативно сказаться на судьбе человечества, потому что все-таки, как ни крути, человечество это единство. Позитивные или негативные сдвиги требуют объединения под определенные идеи. Как говорит русский народ: "Один в поле не воин". И очень грустно, когда людей доброй воли больше ничего не объединяет и когда люди разочаровываются в концепциях, которые были ими придуманы, чтобы сделать мир лучше.

Любые концепции устаревают и приходят в негодность, либо люди в них разочаровываются, и каждый поворот истории несет в себе свой собственный вызов и человечеству приходится мимикрировать. Общественное бессознательное реагирует на это таким образом, что начинает применять более жесткие концепции. Уже становится согласно на тоталитаризм, в определенной степени, на "закручивание гаек", не так остро реагирует на то, что свободу ущемляют. Не думайте, что я говорю только о России. Такое происходит во всем мире.

Вы имеете в виду консерватизм?

– Да. Это все вдруг снова появилось на повестке.

Но ведь это цикличность своеобразная

– Возможно. Просто мне казалось, что этот консерватизм в его наиболее экстремальных формах несколько раз доводил человечество в 20 веке до таких трагедий, что у людей уже есть на эту тему иммунитет.

Стало известно о том, что ФСБ потребовала доступ к перепискам россиян у десятков сайтов, среди которых такие популярные как Avito. Все это происходит на волне принятия непопулярных реформ. Как думаете, у нас будет китайский вариант регулировки интернета, северокорейский – диктатуры, либо же мы подражаем американскому АНБ или какой-то свой особый скрепный путь ищем?

– Россия – это необычная страна. Я бы даже сказал, поразительная, страна чудес. У нас будет избран во всем свой путь. А что такое российский путь в широком понимании – это значит, что на этапе финансирования давайте **** ("украдем") половину, а потом посмотрим, как оно заработает. Вот в чем наша индивидуальность и оригинальность. Так что, думаю, что у нас не будет ни китайского, ни корейского, ни американского варианта, а российская версия всех этих трех. Российскость будет состоять в том, что осуществлять ее будут неучи, финансировать воры, а следить за исполнением коррупционеры, которые тоже интересуются возможностью заработать на взятках со стороны. Есть такое мнение, что в России жесткие законы, но все это компенсируется необязательностью их исполнения.

То есть "закручивание гаек" в вопросах законодательства в России действует только против простых людей?

– Так и было всегда. Чиновники отмазывались и избегали серьезных наказаний еще при царизме. У нас какая схема: элита отскакивает, простых людей сажают толпами. Иногда назначают жупелов, как например, дело "Сети" [запрещенная в РФ организация, – прим.].

К слову, про это дело. Вы же прокомментировали приговор стихами, где есть строчки: "Всё по закону, бейби, всё по закону. Мы новые звезды, бейби, на их погоны" и "про оборотней и те, кто их пасёт, и олигархов и те, кто их сосёт". Правильно вас понимаю, что вы решили их поддержать таким образом?

– Во-первых, это не стих, который был написан вчера или позавчера. Это песня группы "Тараканы!", которая была написана еще в 2009 году. И я решил опубликовать текст этой песни у себя в соцсетях для того, чтобы показать, что фактически о "деле "Сети" мы высказались еще 10 лет назад.

Нет, я не являюсь пророком, потому что для того, чтобы в России писать пророческие песни о политической или социальной жизни, достаточно знать, по каким спиралям развивалась история 100-200 лет назад. Что касается публикации текста трека под постом про "дело Сети" – я не то, чтобы хотел их поддержать. Потому что их сейчас уже ничем не поддержишь. Фигурантам дали гигантские сроки. Это не три года отбыть в тюрьме, а полжизни почти…

Вспоминается, кстати, похожее дело национал-большевиков [Национал-большевистская партия запрещена в РФ, – прим.] во главе с Эдуардом Лимоновым

– Действительно вспоминается. Но тогда всех нацболов [Национал-большевистская партия запрещена в РФ, – прим.] не приговорили к суровому наказанию, а Эдуард Лимонов в итоге вышел из тюрьмы, и с тех пор продолжает быть успешным писателем. Вряд ли его писательский путь бы был настолько успешным, если бы он 16 лет находился за решеткой.

Публикацией никаких стихов и треков их сейчас не поддержишь. Толку от этого мало. Мы можем обращать на это внимание общества. Я, например, был поражен, когда читал комментарии под этим постом. Многие подписчики сообщества и слушатели музыки группы "Тараканы!" просто не понимают, о чем идет речь.

Осужденные по этому делу заявляли о том, что признания у них выбивали под пытками. Нет ли у вас подозрений, что дело было сфабриковано, чтобы неугодным было неповадно?

– Вполне возможно и такое. Это дело очень показательное. Пример того, как можно взять людей, высосать из пальца громоздкое и кошмарное дело. Позволить средствам массовой информации три года вопить о том, что эти показания были выбиты под пытками, самими что ни на есть гестаповскими, а потом – дать драконовские сроки. Если думать о сумме, то все это может быть банальным способом влияния на общественное мнение, чтобы показать то, что будет происходить в будущем. Схвачен может быть каждый, дело может быть придумано для каждого. При этом ты можешь обложиться адвокатами и заявлять о насилии и пытках, и все равно это никоим образом не скажется на твоей судьбе.

Вы пять лет игнорировали фестиваль "Нашествие", но теперь снова возвращаетесь из-за того, что министерство обороны его больше не готово финансировать. Военным надоело вести пропаганду среди поклонников рока?

Группа "Тараканы"(2020)|Фото: Архив группы "Тараканы"

– По нашей информации, организаторы устали от шумихи вокруг фестиваля и просто не хотят больше ассоциироваться с негативными моментами. Более того, они теряют действительно большое число артистов каждый год. Мы знаем только о шумных отказах. О тех, кто сделал заявление. Но мы не знаем о том, сколько артистов отказывались втихую, и говорили о том, например, что у них на дни фестиваля назначены корпоративы. Также они теряют украинских артистов.

Мы тоже не самые большие герои в этом смысле, потому что фактически отказались лишь один раз. Это было в прошлом году и то мы сделали это по глупости. Человек из оргкомитета "Нашествия", который нам звонил насчет приглашения на фестиваль, не сказал о том, что организаторы "Нашествия" отказались от сотрудничества с Министерством обороны еще в прошлом году. Что касается предыдущих трех-четырех лет, то могу сказать о том, что мы имели определенную позицию и декларировали ее, не скрывая своих взглядов на эти процессы. Таким образом, мы создали репутацию группы, которой даже не стоит звонить с приглашением на фестиваль.

Песня "Военная тревога" является отражением эмоций многих людей. Российское общество живет в состоянии постоянной тревоги, а на военные сооружения тратится куча денег. А не считаете ли вы, что состояние войны, о котором вы поете, намного шире? И, по сути, беда не только в запахе пороха? То есть мы все уже находимся в состоянии войны, потому что общественный договор, закрепленный в конституции страны, не работает. То есть, тот механизм, при котором государство не сбрасывает с себя обязанности, а старается их учитывать.

– Во-первых, что касается общего состояния тревожности, то это имеет место. У меня ощущение, что данное чувство является естественным следствием того, что страной рулят люди, которые не имеют крайнюю точку удовлетворения своих амбиций, целей и задач. Они беспокойные, тревожные, ерзающие. И все свои состояния они транслируют на многомиллионную нацию.

Их страхи получают развитие в различных движениях и новых концепциях, влиянии на людей, которые и нас напитывают той же самой тревожностью. И это очень грустно. Для меня впервые ощущение тревоги возникло тогда, когда я понял внезапно, что вот жили россияне и не тужили (конечно, при этом шли чеченские войны, но был, как ты уже сказал, общественный договор, а также у страны был имидж, связанный с тем, что мы мирные люди, которые не вторгаются на чужую территорию и никого не провоцируют). Но наступил март 2014 года, так называемая "Крымская весна". И вдруг я поймал себя на наблюдении о том, что доселе мирный россиянин, который не помышлял ни о каком Крыме, начинает дико радоваться. И после этих событий мы получили раскол нашего общества, который длится уже шесть лет. Кто-то ругает руководство нашей страны, а кто-то нет. Внутри нашего общества, в массах живет идея о том, что нас обидели и обижают до сих пор, а нам надо сопротивляться и выставлять заслоны. Что называется, отгораживаться. Та же идея об автономном интернете появляется.

Фильм "Брат-2" с Сергеем Бодровым-младшим, который вышел еще 20 лет назад, включает в себя сцену с героем киллером Татарином (его играет Виктор Сухоруков). Где в туалете он говорит, убивая украинца, пытавшегося его убить: "Вы нам еще за Севастополь ответите". Эта фраза еще тогда стала народной.

– Я поэтому не пересматриваю "Брат-2". Потому что такой позор, что герой с подобными фразами является кем-то вроде общественного символа. У нас, как у нации, имеется какая-то травма. У меня есть ощущение, что есть люди, которые чувствуют себя дискомфортно в случае, если нет внятного врага. Это просто доставляет дискомфорт. Человек не может долго находиться в состоянии тревожности. Ему нужен ее выход. Иначе он просто сойдет с ума. Как можно излечить тревожность, вы спросите? Найти тех, кто будет виноват.

В Челябинске совсем еще молодые ребята, называющие себя панками, отремонтировали горку и детскую площадку. У вас разрыв шаблона сейчас не возник?

– У меня не возникло разрыва шаблона. Для западной панк-культуры участие членов панк-сообщества в низовых социальных активностях это абсолютно нормальная история, так как панки связаны с левыми активистами, с зелеными и анархистами и различного рода волонтерами и тому подобными.

Панк-року присуща идея об автономности от государственной машины, и во многом в обществах, которые для этого больше приспособлены, эта идея воплощается в отдельные коммуны и социальные центры, в которых эта инициатива осуществляется. Поэтому в Германии, например, эта новость не вызвала никаких удивлений, потому что, как я уже сказал, члены панк-сообщества там вовлечены в различные активности, связанные с волонтерством и с помощью животным. Но так как в России панк-субкультуре принято приписывать маргинальные черты (для среднего россиянина панк – это алкоголик, наркоман, антиобщественная личность, которая похожа на бомжа), то у них возникает разрыв шаблона.

Группа "Тараканы"(2020)|Фото: Архив группы "Тараканы"

И, на ваш взгляд, не странным ли является то, что люди платят все больше коммунальщикам и различные налоги, а при это все чаще вынуждены все делать сами?

– Во многом от панков пришло то, что люди берут на себя различные государственные обязанности. Я надеюсь, что вместе с возникновением электронных денег, ничем не ограниченного повсеместного интернета, возможно, приближается отказ от государства как такового и вообще правительств. Это очень интересные сдвиги. Как правило, то или иное изобретение человечества всегда порождало новый виток цивилизации, начиная от изобретения колеса.

Не знаю, на нашем ли веку, электронные изобретения кардинально изменят нашу жизнь в плане государственности. Но было бы очень любопытно это увидеть.

Не могу не задать вам как панку вопросы о Кропоткине и его теории анархизма. В своей книге "Анархия" он писал о том, что когда падут созданные и поддерживаемые государством преимущества для отдельных лиц и классов, существование государства потеряет всякий смысл. Это утопия, по вашему мнению? Или же если говорить о нашей стране, то в том случае, если силовики не будут иметь больше, то все изменится?

– Теоретические труды об анархии, в том числе и Кропоткина, во многом зиждятся на идее осознанности каждого человека. Получается, что эта осознанность является базовой идеей и без нее не получается существовать без карательных органов, структур общества, которые регулируют эту самую жизнь. Кто знает, какие процессы могут повлиять на то, что осознанность в обществе будет расти, и кто знает, насколько равномерно или неравномерно будут эти идеи расползаться? Россия, в этом смысле, будет явно в отстающих, из-за исторического опыта и прочего. Если только власть не придумает схемы, с помощью которых можно оседлать данные процессы.

Грубо говоря, мы можем радоваться насчет того, что у нас в стране 4-G интернет, к примеру, и считать, что это признаки цивилизованности. Однако кто знает. Может, все это для контроля.

В таких европейских странах как Франция давно уже олигархи платят повышенные налоги. По вашему мнению, Россия дойдет до такого когда-нибудь?

– Проблемы очень глубокие, проблемы исторические и они имеют такие давние исторические корни, что щелкнуть пальцами и сказать о том, что если поменять людей в правительстве или позволить Навальному стать президентом, все изменится, – нет, не изменится. Мы уже видели такие примеры. Когда приходили прогрессивные люди и менялся строй, но проходило несколько лет и в итоге образовывались новые элиты, которые пользовались старыми приемами. Так что на это требуется время.

Прочел вашу книгу "Тупой панк-рок для интеллектуалов". Особо понравились истории про корвалол и то, как нашли чемоданчик гэбэшника. Из нового такого же можете вспомнить что-то?

Дмитрий Спирин(2020)|Фото: Архив группы "Тараканы"

– После выхода этой книги прошло уже 17 лет и, естественно, событий происходило столько, что если кто-то поставит себе цель написать книгу о группе "Тараканы!" и будет стараться сделать ее занимательной и ценной, то даже если она будет покрывать период лишь последних 17 лет, то это будет все равно очень толстый том.

Мы не сидим на одном месте и постоянно ищем приключений. Идет динамика постоянная. Кстати, я приоткрою вам небольшой секрет. Новая книга о группе уже пишется. Я постоянно на связи с автором. Ее пишет Владимир Еркович, написавший книги о группах "Трактор Боулинг" и Louna. Он мне скидывает главы книги, а я их читаю. Даже не предполагал, насколько в интересной группе я играю все это время. Потому что это очень забавная история. В отличие от своей книги, я здесь лишь один из многих интервьюеров, который рассказывает что-то, не претендуя на объективность. За последние 17 лет у нас были как славные вехи, так и не очень.

Напоследок вопрос про процессы в современном обществе. У вас есть песня "Анестезия". Можно ли говорить о том, что по сути социальный атомизм и создает ощущение бесчувственности, совсем как от анестезии?

– Мне кажется, что наоборот сейчас общество стало более чувствительным, более эмоциональным и способным к раскрытию эмоций и чувств, которые еще пять лет и тем более 20 лет назад старались заталкивать вглубь себя, не выносить в публичное поле. Люди уже не стесняются рассказывать о страданиях, мучениях, о детских травмах, о наркотической или алкогольной зависимости, об абьюзерстве, не самых позитивных ситуациях в семьях. Думаю, что, наоборот, с развитием социальных сетей и интернета рухнули психологические оковы.

Дмитрий Спирин(2020)|Фото: Архив группы "Тараканы"



Павел Пивоваров