Аналитика


"Мы не расходный материал": на Ямале член избиркома объяснил, почему решил "бастовать" 1 июля
Политика | Ямало-Ненецкий АО | Уральский ФО | В России

В ряде российских регионов члены участковых избирательных комиссий (УИК) отказываются от участия в проведении голосования по поправкам в Конституцию РФ, которое должно состояться 1 июля.

Причиной саботажа стала пандемия коронавируса. По последним данным, обращение с призывом к "забастовке" участковых комиссий подписали более 470 членов УИК из разных регионов. Люди опасаются заболеть сами, заразить близких и стать невольными "убийцами" для избирателей и их семей, несмотря на то, что в региональных избиркомах уверяют, что при голосовании "будут приняты все необходимые меры предосторожности".

Более того, в своем письме "Мы не расходный материал" члены избирательных комиссий отмечают, что само голосование по поправкам в Основной закон страны — бессмысленный риск, поскольку поправки юридически уже приняты, а голосование — это жест доброй воли со стороны президента, который хочет услышать народ.

Среди тех, кто поставил свою подпись под письмом — житель Надыма (ЯНАО), член УИК № 514 Андрей Бабушкин. В беседе с корреспондентом Накануне.RU он объяснил свою позицию.

– Вы один из тех, кто оставил свою подпись в открытом обращении к членам участковых избирательных комиссий "Мы не расходный материал". Вы отказываетесь от работы на голосовании по поправкам в Конституцию РФ?

– Я не отказываюсь, я активно саботирую. Нечего там [на участках для голосования, — прим. ред.] делать. Просто нечего делать. Все, кто собрался идти, чтобы оставить свой голос — это бесполезно. Не имеет значения — "за" поправки в Конституцию будет человек или против.

– Почему?

– Фактически эти поправки уже одобрены и действуют. Об этом ранее и Памфилова сообщала. Более того, во многих городах тексты Конституции уже продаются в магазинах вместе с этими поправками, президент России Владимир Путин уже подписывает какие-то законы, в которых упоминаются измененные поправки. Так что они действуют. Какой смысл организовывать это все и тратить на это около 15 млрд руб.? Сколько еще регионы потратят — неизвестно.

Члены УИК не могут ни идентифицировать людей, ни каким-либо образом держать с ними контакт. Один человек может "засветить" свой паспорт или десяток чужих паспортов на всех участковых комиссиях и везде оставлять свой голос. Проконтролировать подсчет голосов и хоть каким-то образом выявить фальсификацию невозможно. Ни наблюдателей, ни видеосъемки, ничего.

И семь дней голосования члены УИК должны ходить, как, извиняюсь, "девочки по вызову", контактировать с тысячами людей.

Элла Памфилова(2018)|Фото: Владимир Гердо/ТАСС

– На ваш взгляд, существует опасность заражения коронавирусом?

– Да, я считаю, что опасность реальна. Неизвестно, кто придет на участки и с кем придется сотрудничать, общаться членам избирательных комиссий. Это могут быть больные COVID-19, а могут быть и бессимптомные носители инфекции. И в результате члены УИК будут являться прямыми разносчиками заразы.

– А если использовать средства индивидуальной защиты? В избиркомах обещают, что работа будет вестись в масках и перчатках...

– Индивидуальная защита никак не поможет. Я не смогу просидеть на УИК все 12 часов в медицинской маске. Кроме того, учеными доказано, что человеку, который не болеет, маска не нужна, она не поможет избежать заражения. Более того, она даже вредна — на ней скапливается вся грязь, зараза. Маска нужна больному человеку. А если у человека эта зараза не выявлена, он просто является носителем ее, то он и не знает, что болеет. Он пришел на участок, перезаражал всех членов УИКов, и все...

– Маску нужно менять каждые два часа. Вы не знаете, могут ли в комиссиях обеспечить масками всех, кто там работает?

– Не знаю, есть ли у них возможности по предоставлению этих масок. Я там не был и туда не собираюсь.

– Какие-то санкции от избиркома последуют в связи с вашим отказом?

– Нет, мне ничего подобного не сообщали. Единственное, сегодня прочитал какое-то высказывание госпожи Памфиловой, что в дальнейшем они будут устраивать какие-то санкции... Но согласно закону, я имею право отказаться от участия. А удалить меня из членов УИК можно только по решению суда, с предоставлением определенных претензий. Что в данном случае могут предъявить — я даже не знаю.

– Отказ от работы на голосовании не является основанием для решения суда?

– Нет, не имеют права.

– Поддерживают ли вас остальные коллеги? Вы единственный в регионе, кто оставил свою подпись.

– Я не могу за всех людей говорить, но знаю лично членов УИК на 514 участке. Это люди запуганные, не понимающие ответственность, которая на них лежит. Они туда приходят просто посидеть. Последние выборы, которые проводил там, в сентябре 2018 г., там всем членам УИКа было абсолютно наплевать на подсчеты. Они делали вид, что что-то делают. Когда председатель объявил результат, никто даже слова не сказал. Я пытался воспрепятствовать. Меня сперва пытались пара девочек поддержать, но, видимо, тут же сказано, что делать. Это не УИК — это так, парад не пойми кого.

Выборы в Ноябрьске(2019)|Фото: Накануне.RU



Ксения Теплякова