Аналитика


Парадоксы имперской демократии
Политика | В России

Афоризм покойного экс-премьера и дипломата Виктора Черномырдина "Хотели как лучше — получилось как всегда" по своему смыслу подходит в качестве образной итоговой оценки всех перестроечных реформ, длившихся более 30 лет. Надо было что-то менять, а что — до сих пор так и не ясно. А когда не ясно, то надо, стало быть, менять власть вместе с вождем? Пусть вождь и думает, что должно меняться для счастья народа. Такие настроения не угасают в обществе. А власти это нужно? Власти нужна стабильность и покорность подданных, называемых гражданами. Но всем не угодишь.

Поэтому желание перемен не иссякает в массах, а меняет лишь ориентиры. Меняются и вожди-реформаторы. Вождизм в России — неизбывное явление. Оно поддерживается и теми, кто власть вождя возвеличивает, и теми, кто в нее демонстративно плюет от имени народных масс. Все причины успехов и поражений — в вожде, а не в той системе власти, которая формирует самих вождей и стимулирует их деятельность.

Это стойкое предубеждение является особенностью развития и выживания тысячелетней России, причиной скачкообразного течения ее истории. Плановую, поступательно развивающуюся экономику социализма отменили в пользу капиталистической стихии. Появилось чувство безысходности.

В поисках выхода из неопределенности

В общем и в целом вся судьба израненной перестройкой страны как бы зависит от одного лица: если виноват не президент-вождь, то кто же? Так было при всех генсеках, при президентах Горбачеве и Ельцине, так остается и при Путине.

История повторяется с той же иронией. Виноват во всем царь. Всякий бунтарь против царя печется о народе. Как и сам царь только о народе и думает. Народу от этого не становится легче.

Европу, а теперь и Америку, безоглядно имитируют и те, кто у власти, и те, кто в оппозиции. И все это делается на словах исключительно ради процветания тысячелетней Великой России или Руси.

Запад этим привычно пользуется и поучает "немытую Россию" демократии в свою пользу. Патриоты возмущаются, но их мало слушают. Историю препарируют в зависимости от конъюнктуры не только на Западе, но и у себя дома.

Антисоветизм пытаются идеологически совместить с отфильтрованной пропагандой героического прошлого советской эпохи. Это называют историческим примирением. Однако осмысления событий ХХ века так и не произошло, оценки прошлого категоричны и предвзяты. Причем, предпочтения остаются на стороне тех критиков и журналистов, которые, по их же образному выражению, стараются "повонять правдой", чтобы стать популярными, рейтинговыми и построить на том карьеру. Их иронично так и называют — правдорубами, а в сетях еще и дразнят вентиляторами, распространяющими "дух правды".

Поэтому за почти тридцать лет реформ в России не сложилось той самой истории, которая объединяет нацию и определяет будущее. Нет единой истории — нет ясных перспектив. Антисоветизм, культивируемый в столице, в ходе перестройки привел к распаду СССР и выродился в русофобию. Россия сама дала повод не уважать себя, не уважая свою историю. Преемственность поколений рушится, советская практика отвергается сходу.

Имперский федерализм

При этом не только Путина, но всех русских стало модным упрекать в имперском мышлении как за рубежом, так и в самой России. Дескать, русские отстали от современной цивилизации и демократических европейских ценностей. Определение "советская империя" стало ругательным, как в свое время негативный смысл вкладывался в название Российская империя. А чем были плохи Российская и советская империя по сравнению с другими?

Имперская Россия, в отличие от цивилизованной Европы, сохранила все присоединенные народы, уважая их обычаи, религию и культуру. Сословная структура народов не ущемлялась и сохранялась, обеспечивая традиционное самоуправление и безопасность. Октябрьская Революция открыла всем народам возможности для формирования современной национальной экономики и самоопределения.

В советской империи интеграция народов была более глубокой. За счет консолидированного союзного бюджета в каждой республике и автономии, во всех административных регионах происходило выравнивание уровня жизни, развивались экономика и ее инфраструктура, предприятия и учреждения культуры и искусств. Такого не было и нет ни в одной колониальной европейской империи, в США и ЕС.

Солидарность и экономическая интеграция народов СССР, советский патриотизм были небывалыми, что стало решающим фактором Победы в Великой Отечественной войне — отражении очередного похода на Восток коллективной Европы против России-СССР. Не мы затеяли обе мировые войны, а европейцы.

После развала СССР в результате авантюрной политики Горбачева и ельцинской команды и приватизации к концу 90-х годов Россия сама оказалась у черты распада. Не забыты еще лозунги той поры: "Берите суверенитета сколько можете!", "Обогащайтесь!", "Что не запрещено, то можно!" и т. д. и т. п.

Президентские выборы 1996 года показали полную несостоятельность ельцинских реформ "на авось" и рыночного саморегулирования по Гайдару. Досрочная отставка гаранта попранной им же Конституции в декабре 1999 года была вынужденной и уже на то время крайне необходимой для сохранения государства.

Замена "уставшего" Ельцина на подготовленного к этому Путина по сценарию, похожему на импичмент, была встречена населением чуть ли не ликованием. Возникла надежда на перемены к лучшему. Но возвращения к социализму новый президент не обещал. Этого не было в сценарии перемен во власти, как и самих ожидаемых ключевых перемен. Стало нарастать разочарование.

Ельцин, Путин, преемник, президент РФ(2015)|Фото: mn.ru

Заслуги Путина за 20 лет правления по укреплению государства ни правой ни левой оппозицией уже не замечаются. Точно так же в перестройку антисоветчики отрицали заслуги Сталина по восстановлению и укреплению советской империи в условиях постреволюционной диктатуры пролетариата, закрепленной в первой Конституции СССР еще до того, как Сталин был избран вождем партии.

Не вспоминалось и то, что при Сталине экономическая блокада СССР была гораздо жестче и шире, чем западные санкции против РФ. Но государство выстояло, укрепилось и планомерно развивало экономику с большим заделом на будущее. Антисталинизм сталиниста Хрущева был липовым, лицемерным, но его подхватили сторонники экономической конвергенции двух мировых систем. Что из этого получилось, мы уже знаем. Антисоветчики почти все сдали на милость "партнерам". Разумеется, две политические фигуры по своему масштабу и идеологии разные, но оппозиция у обоих одинаковая — идеологически прозападная.

Популярность Сталина растет теперь и у новых поколений, а рейтинг Путина понизился слева и справа. Ему одновременно меньше стали доверять и средний класс и крупная буржуазия. Все хотят твердой руки по-своему.

Став президентом, критикуемый ныне Путин первым делом провел административную реформу. Так восстанавливалась управляемость государства и принимались меры против коррупции, царящей в местных органах власти.

Конечно, пример коррупции регионам подавала Москва. Огромные ресурсы страны объявлялись Кремлем как бы ничейными — хватай не зевай. Экс-премьер Черномырдин очень выразительно охарактеризовал ту ситуацию: "А как вы хотели? Сидеть у ручья и не напиться?". Угроза распада РФ, возникшая в результате бездумно проводимой ельцинской реформы, была административной реформой ослаблена, но не ликвидирована до конца, с коррупцией до сих пор не покончено.

С тех пор у многих политиков от прошлого остался свой "скелет в шкафу". Танковые стрельбы по Верховному Совету Российской Федерации и смена Конституции открыли путь к "демократической" приватизации со стрельбой иного рода. Для ее легализации депутаты Госдумы РФ принимали законы в спешном порядке, меняли советское право на думское. Куда от такого наследия деться?

Последствия такой перестройки оказались непредсказуемыми и тяжелыми. Положение надо было исправлять. И подходящим оказался один лишь метод, старый испытанный — имперский.

Имперское мышление — это огромный груз ответственности и не каждый вождь, царь или император способен его нести на своих плечах, если говорить тем же пафосным языком оппозиционных критиков. К тому же империи не вечны по объективным причинам, как и сами императоры. Имперский характер ошибок метрополии ведет к вселенской катастрофе всей империи.

Демократия современного разлива способна выдвигать на высшие государственные посты не столько опытных, сколько говорливых и харизматичных политиков. Толку обществу от таких вождей мало. Да и реальной политикой управляют так называемые хозяева денег. Политика обслуживает их интересы, поскольку их интересы после приватизации госимущества, каким бы странным это утверждение ни показалось, и есть интересы национальной экономики РФ де-факто. А народ теперь считается ресурсом для такой экономики по новым канонам экономической науки — и как трудовой ресурс, и как ресурс рыночного потребления. С этим фактом и наследием реформ неизбежно столкнулся Путин и действующее правительство. Социальная ориентация — не социализм.

Кто укажет путь народу?

Удивительное дело — в оппозиции к личности президента левые и правые в настоящее время смыкаются, зато правозащитники и правоохранительные органы парадоксально оппонируют друг другу. У них разное право или разное государство?

По логике вещей и по демократической природе политической власти смена главы государства и правительства должна происходить в результате конкуренции политических партий в борьбе за власть. Партии выдвигают своих кандидатов на пост президента и формируют правительство из проявивших себя в деле специалистов.

В России этого не происходит — кандидаты, достойные того, чтобы претендовать на работу в статусе хотя бы министра, в лучшем случае просто остаются за бортом, если смеют критиковать режим и предлагать что-то выходящее за рамки сложившейся модели, а то и откровенно "зачищаются" в ходе выборной кампании или до ее начала. Как мы пониманием, все статусные посты просто давным-давно поделены влиятельными персонами, особо приближенными к президенту — абы кому руководящие должности не достанутся.

При этом нельзя не признать, что по существу думские партии являются клонами позднего КПСС по структуре и методам политической деятельности. Уличная оппозиция повторяет картинки из кино про революцию. Многочисленные партии вне Госдумы — это клубы по интересам. Опытные политики государственного масштаба в партиях России в большом дефиците. Нет у партий и своей достаточно проработанной собственной теоретической базы. Организационно они строятся на имперских принципах централизации власти, мало совместимых с федерализмом. Власть над Россией становится карьерной самоцелью с оглядкой на западных "партнеров" и феодально-имперским отношением к субъектам Федерации. Депутатскими местами в ГД и СФ распоряжаются исключительно генсеки "системных" партий. Эти партии материально поддерживаются государственным бюджетом, состоятельными членами партии и заинтересованными спонсорами. Это и есть демократия?

коллаж, Зюганов, Жириновский, КПРФ, ЛДПР, выборы(2016)|Фото: Накануне.RU

Президент Путин, как и любой другой, не может стать всеобщим вождем перемен без слаженной команды и без долгосрочной устойчивой системы государственного управления, независимой от конъюнктуры и интересов временщиков. Что делать, когда президент и губернаторы представляют разные партии? Как объединить оппонирующих друг другу политиков для дела, да и вообще — стоит ли такая цель? Власть демонстрирует, что никакой консолидации с противниками рыночного фундаментализма быть не может. Однако в народе высок запрос на социальную справедливость и социальное государство.

По данным социологов, недовольство в обществе растет, а общественно-политическая активность деградирует, вырождается в стихию. Тема назревающего бунта, то есть социального взрыва, стала расхожей и даже где-то модной. Потому и принимались поправки к Конституции, чтобы "зацементировать ситуацию", не выпустить ее из-под контроля власти.

Но никакая конституция не спасла СССР и РСФСР от событий и процессов разложения 90-х годов. Дело не в писаных законах, а в объективных законах эволюции и отражении их в общественном сознании. Материя все-таки первична.

Самый большой парадокс состоит в том, что советская империя, как историческая Россия, сама себя разрушила. И это саморазрушение, увы, пока идеологически продолжается в каждом ее осколке, включая РФ.

Григорий Ванин