Аналитика


Николай Кретов: Банкротство - это нормальный механизм
Портреты | Свердловская область

Мировой финансовый кризис заставил строителей и девелоперов массово обращаться в арбитражные суды с заявлениями о собственной несостоятельности. Одной из первых организаций, воспользовавшихся такой возможностью, стала Холдинговая компания "Лидер". О том, как реализуется эта возможность на практике, об отношениях с банками, властями и СМИ, а также о том, как полковник планирует стать дембелем рассказал Накануне.RU исполнительный директор - советник генерального директора ЗАО "Холдинговая компания "Лидер" Николай Кретов.

Вопрос: Николай Николаевич, расскажите, пожалуйста, как складываются дела у Холдинговой компании "Лидер". В отношении нее была введена процедура банкротства - наблюдение. По информации свердловского арбитражного суда, вопрос о введении следующей процедуры планируется рассмотреть на заседании 24 декабря. Как будут развиваться события, по Вашим прогнозам?

Николай Кретов: Мы подали на банкротство 29 апреля этого года. 29 июня суд ввел процедуру наблюдения, в настоящее время идет процедура установления в реестре кредиторов. Следующая процедура будет внешнее управление, в рамках которой планируется финансовое оздоровление компании. Продавать недвижимость и созданный бизнес с молотка в кризис - это безумие. На сегодняшний день основная цель - сохранить бизнес и рассчитаться со всеми финансовыми институтами.

Вопрос: За счет чего "Лидер" планирует рассчитаться с кредиторами? Вы будете продавать какие-то активы?

весы закон правосудие правосудие|Николай Кретов: Частично будут продажи, частично - за счет действующего бизнеса. Все это будет прописано в плане внешнего управляющего, который должны еще будут утвердить кредиторы. В первую очередь будет продаваться то, что на сегодняшний день не генерирует финансовых потоков. Это земельные участки, это объекты незавершенного строительства.

Вопрос: Какими активами в настоящее время владеет "Лидер"?

Николай Кретов: Холдинговая компания "Лидер" - это достаточно большая структура, на которой 5 млрд рублей основных средств по рыночной стоимости. Это торговый центр "Екатерининский", аквапарк "Лимпопо" в Екатеринбурге, еще ряд площадок под аквапарки в России. Это масса землеотводов. В частности, ряд участков под торговые центры - в Новосибирске, Саратове, Старом Осколе и так далее - у нас порядка 8 участков. Есть площадки и для строительства так называемых "зеленых офисов".

Вопрос: Что такое "зеленые офисы"?

Николай Кретов: Это офисные помещения, которые располагаются по типу единого городка. Это малоэтажная застройка, рядом есть рекреационная зона. "Зеленые офисы", как правило, строят в черте муниципального образования, но на окраинах, поэтому арендные платежи там меньше почти в два раза меньше.

Вопрос: Их строительство еще не начато?

Николай Кретов: Нет, только разработали всю проектную документацию.

Вопрос: Николай Николаевич, Вы не упомянули гостиницу "Атлантик", между тем СМИ записывают ее в активы "Лидера"...

Николай Кретов: Мы построили ее, добились определенных условий ее заполнения и продали. Это нормальное ведение бизнеса – продажа на пике.

Вопрос: В начале этого года было объявлено о продаже развлекательного комплекса, в частности, боулинг -центра "Пять звезд" и паба в "Екатерининском". Это тоже уже не Ваш комплекс?

Николай Кретов: Он не наш с 2003 года. Мы начали им заниматься и в течение полугода вышли на проектные показатели. По нашему бизнес-плану, он был как раз на пике, и мы на этом пике его достаточно удачно продали. Пришел более профессиональный человек, с моей точки зрения - Алексей Зорин, - который специализируется именно на развлекательных комплексах. Он еще увеличил и поток людей, и поступления от продаж этой услуги почти в два раза.

аквапарк лимпопо екатеринбург|Вопрос: То есть сейчас действующие объекты "Лидера" - это "Лимпопо" и оставшаяся часть "Екатерининского"? Что с ними в данный момент происходит? Планируется ли как-то менять стратегию их развития, чтобы они могли эффективнее способствовать выходу компании из банкротства?

Николай Кретов: Аквапарк работает в обычном режиме, идет перезапуск "Екатерининского".

Вопрос: В чем заключается этот перезапуск?

Николай Кретов: Раньше мы делали ставку на федеральные сети, которые здесь находились, но они, к сожалению, "сдулись" в первую очередь. В условиях кризиса нет смысла делать ставку на арендатора, который займет большие площади. Поэтому сейчас мы "режем" площади на стандартные помещения от 18 до 36 кв. метров. Раньше минимальное было 200 кв. метров. Месяц, как идет заполнение, и 70% мы уже заполнили. То есть желающие есть. Я надеюсь, что нормально все сложится, и до 1 июля здесь будет порядка 800 бутиков, занятых арендаторами. Количество бутиков изменится в пять с половиной раз.

Вопрос: Будет ли у "Екатерининского" какая-то особая специализация, свое направление?

Николай Кретов: Конечно, есть направление. Есть концепция, которая на сегодняшний день разработана и утверждена. Основным направлением будет продажа товаров народного потребления. Останутся якоря - они и собственники площадей - это "Монетка", "Кардинал", развлекательный комплекс.

Вопрос: А к компании "КИТ-Кэпитал" Вы имеете какое-то отношение?

Николай Кретов: Когда "КИТ" пошел в банкротство, "Лидера" там уже не было - он вышел из КИТа в сентябре, а тот подал на банкротство в декабре (прошлого года - примечание Накануне.RU). Как председатель совета директоров с момента образования "КИТа" я там еще есть, в следующем году предстоят выборы нового совета директоров. Там осталось у меня 0,01% акций.

Вопрос: Насколько мне известно, "Лидер" продал свою долю в "КИТ-Кэпитал" оффшорам - Вы, правда, за ними не стоите?

Николай Кретов: Банки хотели "пробить". Сейчас, видимо, "пробили" и успокоились, что я к этим оффшорным компаниям не имею никакого отношения.

Вопрос: Ряд экспертов предполагают, что "Лидер" продал свою долю оффшорам, чтобы обезопасить себя от требований кредиторов "КИТ-Кэпитал"... С какой целью компания избавилась от своей доли?

Николай Кретов: Эта продажа была запланирована еще три года назад. Были совсем другие проекты, более финансово емкие - аквапарки. А то, что совпало, это не имеет никакого значения.

Вопрос: Все-таки, что дает Вам основания полагать, что "Лидер" сможет рассчитаться с кредиторами и выйдет из банкротства? Ведь большинство организаций, где этот процесс начался, переходит в стадию конкурсного производства, и их имущество полностью идет с молотка...

Николай Кретов: У нас до недавнего времени было пять компаний - "Лидер" и четыре компании, тесно связанные с "Лидером", которые подали заявление в суд о признании себя несостоятельными. На сегодняшний день заключили мировое соглашение и вышли из процедуры банкротства уже три компании. Они рассчитались со всеми долгами и начали нормально работать.

Вопрос: О каких четырех компаниях Вы говорите?

Николай Кретов: Это Бобровский изоляционный завод (БИЗ), строительный холдинг "Уралбилдинг", "Кино-Лидер" и компания, занимающаяся бизнесом по выращиванию цветов – "Стиль-Профи-Л". Сам "Лидер" подал заявление последним. Сегодня БИЗ заключил мировое соглашение на стадии конкурсного производства. По "Уралбилдингу" оно должно быть утверждено 8 декабря, но собрание уже прошло и все 100% кредиторов, которые остались, проголосовали за то, чтобы заключить мировое соглашение. "Кино-лидер" тоже вышел из банкротства на стадии наблюдения. Эти последние две компании даже не вошли во вторую стадию банкротства. Всего с начала этого года свердловский арбитражный суд утвердил только три мировых соглашения в рамках дел о банкротстве, из них наших - два. Вообще, закон о банкротстве, если он правильно применяется, то это нормальный механизм, который дает государство для того, чтобы сохранить бизнес и рассчитаться с кредиторами.

Вопрос: Что заставило "Лидер" прибегнуть к этому механизму?

Николай Кретов: У нас было открыто несколько кредитных линий. Разработана и утверждена программа. В частности, по строительству аквапарков в 18 городах Российской Федерации, из которых в девяти уже были приобретены земельные участки, заплачены деньги за техусловия, в трех городах уже были разработаны и привязаны проекты. На все это удовольствие ушло более 2 млрд рублей. Но это были долгосрочные вложения - от трех до пяти лет, и вдруг "неожиданно" разразился финансовый кризис, и финансовые институты не стали выдавать по открытым кредитным линиям деньги - видимо, были определенные опасения о возврате этих средств. Тех наличных денег, которые генерировались, хватало только для того, чтобы деньги рубль купюра|Фото: Накануне.ruобслуживать кредиты, но не отдавать их. Сначала на банкротство подали компании, связанные с "Лидером", у которых кредиторка перед "Лидером" была порядка 1 млрд рублей. "Лидеру" ничего не оставалось делать, как тоже пойти на банкротство.

Вопрос: Как сейчас складываются отношения с кредитными учреждениями?

Николай Кретов: 70% финансовых ресурсов, которые мы занимали, уже отданы.  С 1 сентября 2008 года по сегодняшний день кредиторская задолженность уменьшилась почти на 3,7 млрд рублей, долг перед финансовыми институтами остался 1,35 млрд рублей. Нашими основными финансовыми партнерами были, да в принципе, и остаются - Екатеринбургский муниципальный банк (ЕМБ), Сбербанк, Сургутнефтегазбанк, Северная казна (впоследствии - Альфа-банк), Бинбанк и Банк 24.ру.  С четырьмя из них – ЕМБ, Банком 24.ру, Северной казной и Бинбанком в процессе переговоров было найдено компромиссное решение о погашении долгов, которое уже реализовано. На сегодняшний день не урегулированы отношения только с двумя - Сбербанком и Сургутнефтегазбанком.

Вопрос: В чем заключаются сложности в случае со Сбербанком и Сургутнефтегазбанком?

Николай Кретов: Со Сбербанком мы в постоянном контакте, рассматривается несколько вариантов решения проблемы, и есть уверенность в том, что в ближайшее время мы придем к единому мнению, как погасить задолженность перед банком. Сургутнефтегазбанк, к сожалению, не идет с нами на контакт. У "Лидера" достаточно сегодня активов, чтобы рассчитаться. Мы готовы произвести реструктуризацию долга. Мы готовы уйти по отступному - отдать то, что у них заложено. Мы им еще 20% площадей добавили - если вас не устраивает, то возьмите. С "Сургутом" 30 апреля подписали соглашения об отступном, но они их не акцептовали - в мае подали на нас в суд. Это их право.  Мы отозвали оферту, которую подписали. Все суды, которые сегодня идут, не приведут к решению самой проблемы – погашению имеющейся задолженности перед Сургутнефтегазбанком. Это только удлиняет процесс. Необходимо ведь решать саму суть вопроса.

Вопрос: На сайте свердловского арбитража указано, что в залоге у Сургутнефтегазбанка находятся площади "Екатерининского". Значит из того, что Вы были готовы уйти по отступному, все же следует, что Вы готовы были отдать и действующий актив?

Николай Кретов: Да.

Вопрос: Николай Николаевич, а как Вы планируете выстраивать взаимоотношения с новым губернатором? Эдуард Эргартович, помнится, журил Вас за выставочный центр...

Николай Кретов: Нет никакого смысла на сегодняшний день, когда компания находится в процедуре банкротства, рвать на себе рубашку и россель эдуард эргартович|Фото: Накануне.ruзакладывать еще международный выставочный центр на 280 тыс. кв. м. Это же объективно. Было донесено до Эдуарда Эргартовича Росселя, что я не буду на сегодняшний день, пока не решил один вопрос, заниматься вторым. Я предложил - заберите земельный участок, возместите понесенные затраты и пусть строит кто-то другой. Начали усиленно искать, кто будет строить этот международно-выставочный центр, но в период нестабильной финансовой обстановки не нашлось другого претендента... Пока все стоит на месте...

Вопрос: Но как все-таки насчет взаимодействия с новым губернатором Свердловской области? И чего Вы ждете от новой власти?

Николай Кретов: Каждый должен заниматься своим делом. Власти - своим, бизнес - своим.

Вопрос: Судя по всему, в отношениях со СМИ вы руководствуетесь похожей философией?

Николай Кретов: Это моя точка зрения - бизнес не любит шума. Незачем генеральному директору или председателю совета директоров постоянно красоваться на экране, деньги они получают за другое. Это, во-первых, лишние затраты и, во-вторых, никак не влияет на имиджевую составляющую того товара, который производит предприятие. Если товары, выпускаемые предприятием, соответствуют показателю цена-качество, то, мне кажется, покупателю, который приобретает этот товар, неважно, кто там генеральный директор. А я - непубличная фигура.

Вопрос: Раз уж нам удалось с Вами встретиться - расскажите о Ваших личных планах. Как долго Вы намерены быть главным в "Лидере"?

Николай Кретов: Я с должности генерального директора ушел в 2003 году и являюсь исполнительным директором - советником генерального директора. Компания выйдет из процедуры банкротства, - в этом нет больших сомнений - для этого достаточно активов и достаточно мозгов - я имею в виду всю нашу команду. По первому кварталу, дай Бог, все нормально будет, выйдем. В течение года мы "причешем" компанию, и я - дембель.

Вопрос: Но в составе владельцев-то Вы останетесь?

Николай Кретов: Я уже почти год как не владелец. На сегодняшний день главный держатель пакета акций - это Медведев Анатолий Иванович, генеральный директор холдинговой компании, который работает в ней с 2003 года. У - него самый большой пакет, а остальное поделено между топ-менеджерами.

Вопрос: Почему Вы продали свой пакет? И за сколько, если не секрет?

Николай Кретов: Почему я, собственно, ушел из акционеров - потому что принял для себя такое решение. Цена, за которую они окончательно приобретут этот пакет акций, будет сформирована после того, как компания выйдет из процедуры банкротства, и будет зависеть от того, с чем она из нее выйдет. Это достаточно сложный договор купли-продажи.

Вопрос: То есть за акции с Вами еще не рассчитались?

Николай Кретов: Частично. Этот процесс расписан на несколько лет.

Вопрос: И чем Вы намерены в дальнейшем заниматься? Откроете новый бизнес?

Николай Кретов: Цветочки буду выращивать.(улыбается). Шучу, конечно. Достаточно планов. Я уже три года назад сдал на кандидатский минимум, да так и не приступал к работе над диссертацией. Есть планы, чем заниматься, но это пока мои планы.
 



Ольга Лобовикова