Новости
"Прокуратура не считает, что отец может украсть своего ребенка": почему сотни женщин устроили флешмоб "На коленях"
Общество | Центральный ФО | Северо-Западный ФО | Южный ФО | Приволжский ФО | Сибирский ФО | Дальневосточный ФО | Уральский ФО | В России | Северо-Кавказский ФО | Крым | Приморский край | Мурманская область | Воронежская область | Магаданская область | Санкт-Петербург | Ленинградская область | Москва | Московская область | Липецкая область

Около 300 женщин встали на колени перед зданиями государственных ведомств, чтобы органы власти помогли им вернуть детей, украденных отцами. Сегодня в стране отсутствуют правовые механизмы, позволяющие восстановить права детей, ставших жертвами "киндепинга" – похищения одним из родителей. Вопреки Семейному кодексу, прокуратура и суд встает на сторону отцов, лишая матерей права общаться с их детьми, передает корреспондент Накануне.RU.

За месяц проведения флешмоба на колени встали около 300 женщин – матерей, которых разлучили с детьми их отцы, рассказала заместитель председателя Национального родительского комитета Анастасия Белова.

Первой инициировала дело за кражу детей против мужа глава некоммерческой организации "Верните детство" Разия Юсупова. По ее словам, только благодаря тому, что ее дело взял под личный контроль глава Следственного комитета Александр Бастрыкин, ей удалось найти детей. Они оказались за территорией России, в Ташкенте, откуда под поддельными паспортами должны были лететь в США.

Пока это дело стало единственным прецедентом привлечения отцов к ответственности за кражу ребенка, заметил начальник экспертно-правового отдела аппарата Уполномоченного по правам ребёнка в Санкт-Петербурге Олег Ларионов.

"Закон не позволяет привлекать к уголовной ответственности родителей за похищение детей. Только один раз удалось возбудить дело и довести до суда, больше ни разу не получалось. СКР говорил, что не видит составов преступления. Прокуратура не считала, что данные действия отцов, даже лишенных родительских прав, можно считать похищением ребенка", - рассказал Ларионов.

Четыре года борется за дочь известный дизайнер Екатерина Кормич. В 2015 г. по иску отца Никулинский суд забрал у нее ребенка, несмотря на наличие в собственности женщины квартиры и постоянного дохода. Решение суда не удалось обжаловать с учетом мнения дочери, достигшей 10-летнего возраста: заседание прошло буквально за день до наступления этого возраста, рассказала женщина.

"Приставы бездействуют, порядок общения не соблюдается, я ни разу не смогла забрать дочь к себе на выходные. Я не знаю, как доказывать, что я мама, что я имею право быть мамой", - заявила Екатерина Кормич.

При этом, по словам женщины, ее ребенок находится в тяжелом психологическом состоянии, практически не видится с отцом – якобы все свое время проводит с водителем и няней.

Законодатели пытались устранить пробел в Уголовном кодексе, из-за которого родителей нельзя привлечь к ответственности за похищение ребенка, добавил адвокат Павел Лапшов. Попытка сенатора Елены Мизулиной ввести норму, делающую родителей субъектами похищения детей, не увенчалась успехом.

"Официальный отзыв на законопроект отрицательный. По сути, в Правительстве ответили, что в этом нет необходимости, что отсутствует практика. Прокуратура говорит, что папа не может похитить своего ребенка", - пояснил Павел Лапшов.

Суды встают на сторону состоятельных отцов, заметил Олег Ларионов.

"Суды неравнодушны к материальному состоянию родителей. Но малолетний ребенок не должен быть разлучен с матерью, об этом сказано в декларации прав ребенка. Должна быть установлена серьезная ответственность за нарушение этого правила, ведь речь идет о психологическом состоянии ребенка", - добавил представитель петербургского детского омбудсмена.

Анна Смирнова