Аналитика


Государство грезит "технологиями будущего", которые ему не нужны
Наука и техника | В России | За рубежом

Накануне на форуме "Технопром-2019" в Новосибирске директор департамента инноваций и перспективных исследований Министерства науки и высшего образования Вадим Медведев заявил, что Россия догнала Запад по "технологиям будущего". Более того, скоро у нас могут быть технологические прорывы – например, в сфере квантовых технологий.

"Базовые возможности для этого в стране абсолютно точно есть, и они наращиваются", – сказал Медведев.

Еще на прошлой неделе на пленарном заседании Госдумы воду на ту же мельницу лил сам глава Министерства науки и высшего образования Михаил Котюков:

"Один из важнейших показателей – обеспечение глобального лидерства РФ в сфере исследований и разработок. Наша цель – войти в пятерку наиболее развитых стран мира. Сегодня мы от этих показателей немного отстаем".

Но представитель Счетной палаты Михаил Мень напомнил, что за почти 20 лет траты на образование и науку практически не изменились, поэтому говорить об успехах не приходится.

"Удельный вес затрат на исследования и разработки в объеме ВВП страны, к сожалению, практически не растет. Напомню, что по данным ОЭСР по итогам 2017 года доля расходов на НИОКР ВВП составляет 1,1% против 1,05% в 2000 году. По этому показателю мы входим в третью десятку стран, занимаем пока 28 место", – сказал Мень.

Но если уж некоторые чиновники так уверены в достижениях отечественной науки, то остается вопрос – как и где эти достижения могут быть реализованы? В сфере ВПК, конечно, могут, но как быть с гражданской сферой? О мнимых успехах и реальных провалах Накануне.RU побеседовало с профессором РГПУ, зампредседателя Общественного Совета Минобрнауки РФ Сергеем Рукшиным.

– Сергей Евгеньевич, как вы считаете, действительно ли мы сократили отставание от западных стран в сфере "технологий будущего", как заявляют чиновники?

Сергей  Евгеньевич  Рукшин(2012)|Фото: spbvedomosti.ru– Сейчас я выступаю в роли директора по развитию в компании, которая занимается наукоёмкими технологиями, но я не могу оценить по всем параметрам наше продвижение. Во многих сферах мы действительно догнали Запад, и даже ушли вперед – по подготовке специалистов. Скажем, подготовка специалистов в IT-отрасли у нас на уровне лучших мировых достижений.

Но подготовка специалистов – это ещё не ликвидация технологического отставания в процессах, потому что огромное количество уникальных специалистов уезжают за границу и становятся востребованными там, так как на тех зарплатах, которые могут предложить здесь, к сожалению, они работать не готовы, и мы теряем людей высшей квалификации.

Так что первое и главное, что у нас происходит – мы продолжаем катастрофически терять кадры. В том числе подготовленную молодёжь.

– Но ведь кто-то и остается? Технологии все равно развиваются?

– Безусловно, у нас есть прорывные достижения в технологиях двойного назначения, но там тоже не всё однозначно. Сколько у нас было за последние 20 лет технологических неудач?

В марте 2001 года затоплена космическая станция "Мир" – участие в международном проекте МКС не заменяет наличия собственного проекта в интересах России. В декабре 2010 года сразу три спутника системы "Глонасс" не выведены на орбиту, затонули в океане ("Глонасс"– разработка СССР). В феврале 2011 года не вышел на связь геодезический космический аппарат военного назначения "Гео-ИК-2", а уже в августе 2011 года потерян телекоммуникационный аппарат "Экспресс-АМ4" и грузовой корабль "Прогресс". В ноябре 2011 года неудача с "Фобос-Грунт" – он лежит не на грунте Фобоса, спутника Марса, а на грунте Тихого океана. В декабре 2011 года потерян спутник "Меридиан", в августе 2012 года – неудача с двумя спутниками связи "Экспресс-МД2" и Telkom 3. Добавим к этому неудачные пуски "Булавы", аварию с "Лошариком", взрывы на испытаниях под Архангельском, сотни закрытых заводов и предприятий – и что, мы в безусловных удачах и успехах?

– Не очень похоже на то, что мы находимся на пороге технологических прорывов…

– Ликвидировали ли мы отставание? – количество неудач свидетельствует, что нет. Тот же так называемый "Лошарик" – уникальная подводная лодка-батискаф, на которой произошла авария – всё это показывает, что даже в тех вещах, которыми мы гордились, которые являются передовыми, у нас есть неудачи.

Разумеется, не стоит ожидать, что руководитель департамента Министерства науки и высшего образования признает, что дела у нас плохи, это же оценка его работы. У нас есть прорывные технологии, но они не внедряются, например, мы умеем осаждать тритий из радиоактивной воды – мы можем решить проблему Фукусимы, в которой накопились миллионы тонн радиоактивной воды. Но наши технологии не востребованы. Что толку иметь уникальные технологии, которые мы не можем продать, использовать, заработать на них?

атомная подводная лодка АС-12 "Лошарик"(2019)|Фото: Минобороны РФ

– Если допустить, что кадры будут оставаться, будут мотивированы работать в России – где они смогут реализовать свои проекты, кроме сферы ВПК, ведь производство фактически развалено?

– Без специалистов нет и прорывных технологий. Сначала специалист, потом – внедрение и производство. Иначе внедряются только купленные технологии и лицензии на производство. Свои же кто-то должен разрабатывать и поддерживать! И прекращение оттока, о котором говорил Котюков, – это лукавство. Да и возвращаются те, кто не нашёл себя на Западе или вышел на финишную прямую и пенсию...

Расчистка отечественного технологического пространства от собственных производств (пусть не всегда передовых и сверхприбыльных) расчищает поле для потока китайских и западных товаров, окончательно лишая надежд на техническую и технологическую независимость. Государство не поддерживает даже технологии, на которых страна может зарабатывать! Ни малую атомную энергетику, ни созданные по грантам и госзаказам технологии утилизации отходов – мы не внедряем и не поддерживаем силами государства даже то, что есть... Как я говорил, можно решить и проблему тритиевой воды, и радиоактивные последствия Фукусимы можно сделать неопасными для окружающих стран российскими технологиями! Но это требует активного лоббирования государства…



Евгений Рычков