Аналитика


В Китае коронавирус встретили во всеоружии, а у нас к эпидемии не готовы?
Армия и ВПК | Тюменская область | Уральский ФО | В России | За рубежом

Россиян эвакуируют из китайской Ухани, зона карантина будет создана в Тюменской области. Людей разместят в реабилитационном центре "Градостроитель", который находится за 30 км от Тюмени. Вокруг учреждения будут выставлены посты Росгвардии – на территорию будет невозможно попасть. В карантинной зоне создадут все необходимые условия для соблюдения абсолютно безопасного режима и всех правил биологической безопасности. "Людей с клиническими признаками заболевания из Ухани вывезти невозможно. На борт приглашены, размещены и летят сейчас в Россию только люди, которые имеют клинически здоровое состояние на сегодняшний день", – заявила глава Роспотребнадзора Анна Попова.

Реабилитационный центр около Тюмени, куда привезут эвакуированных из Уханя(2020)|Фото: ТРК "Звезда"

Реабилитационный центр около Тюмени, куда привезут эвакуированных из Уханя(2020)|Фото: Оперативный штаб

При этом в обществе вокруг новой эпидемии ведутся вполне ожидаемые разговоры о ее "рукотворности" – так, некоторые эксперты-генетики полагают, что вирус хладнокровных не мог так просто "смешаться" с вирусом теплокровных животных (летучих мышей), да еще и стать внезапно заразным для людей. Вопреки тому, что сам Китай не выступал с заявлениями об атаке, у нас на телевидении идут ожесточенные дискуссии на тему того, кому это было бы нужно. В ход идут самые разные аргументы: хорошо выбранное время – китайский Новый год, когда множество людей разъезжается по стране на праздники, хорошо выбранное место: эпидемия не случилась в большом городе, хотя для эпидемий это "логично", так как и в Пекине, и в Шанхае много туристов, иностранных компаний, в том числе там много американских граждан. По другим "инсайтам", болезнь атакует чаще всего именно азиатов, но это, как говорится, не точно.

Что точно, так это высокая степень подготовки, которую продемонстрировала Поднебесная, взявшись бороться с распространяющимся вирусом. К делу были подключены военные, "полетели головы" среди чиновников, мэры показали удивительные способности к мобилизации, что, по мнению нашего военного эксперта, показатель того, что Китай к подобным атакам готовился, и экзамен теперь сдает на "отлично". А насколько Россия, в случае необходимости, готова встретить подобную эпидемию?

И если эта "чума" уже идет на нашу страну, то рассматривать ее стоит именно как национальную угрозу, так же серьезно, как биологическую или химическую атаку, хотя бы, чтобы понять, насколько мы готовы к мобилизации, так считает автор фундаментальных трудов по национальной безопасности, генерал-майор Александр Владимиров. Об этом он рассказал в интервью Накануне.RU.

Военные медики НОАК отправляются в Ухань(2020)|Фото: china.com

Угроза коронавируса это, конечно, не война, но вопрос национальной безопасности, готова ли Россия к такому вызову?

Александр Владимиров(2020)|Фото: ljplus.ru– Почему же не война? Все гораздо сложней. Война идет в разных фазах перманентно. "Гибридная война", о которой сейчас можно говорить, может иметь вооруженную фазу, но война без этой фазы – все равно война, и она подчиняется своим законам. Эти вещи наше руководство не понимает. Борьба идет на разных театрах, в том числе в нашем сознании.

Война сейчас идет, и все, что мы видим, – Украина, сбитый "Боинг", Иран, санкции и прочее – это эпизоды войны. Это нужно рассматривать с точки зрения национальной стратегии. Мы пока не можем исключать того, что и распространение вируса укладывается в эту парадигму.

Почему и коронавирус вы ставите в эту цепочку, какие тому есть основания?

– И с точки зрения профессиональной, военной и государственной, этот эпизод может так расцениваться. Когда Путин как верховный главнокомандующий говорит о том, что надо не допустить проникновения виурса, надо быть готовым – это абсолютно правильно. При этом в зале сидит Голикова, которая возглавляет штаб, но она ничем разумным себя не зарекомендовала с точки зрения организации. И другие министры социальной сферы вообще не готовы к этим вызовам. Делать акцент в этом эпизоде войны на собственной медицинской части – это ошибка. Хотя и медицинская часть крайне важна.

На чем же стоило сделать акцент?

– Победить может только та сторона, которая способна к быстрой мобилизации национальных ресурсов, всех национальных ресурсов, а не только одной сферы. Основной закон заключается в том, что государство ведет войну, армия сражается в войне, но воюет население. И от того, как воюет население, насколько оно готово – определяется победа. Это и есть эпизоды, из которых составляется сама канва войны. Победа делается не разово, а формируется целой чередой побед в разных областях – это закон.

Перелет военного Ил-76 в Ухань для эвакуации граждан в Тюмень(2020)|Фото: ТРК "Звезда"

То есть Путину следовало сделать акцент именно на населении?

– Да, население – это важно. У нас армия готовится к войне, но государство как управляющая система и население как основа не готовятся к ней в принципе. Государство не готовится к войне экономикой, сами слова "мобилизация народного хозяйства" забыты, эта тема упущена. Мобилизационные планы армии – сами по себе, экономика – сама по себе. А население просто не готовится, начиная с образования, заканчивая военной подготовкой. Прослойка либеральной интеллигенции в образовании, которой это не нужно и не понятно, захватила все ключи.

На патриотизм тратятся огромные деньги – и впустую. А патриотизм – это не идеология, это часть чего-то, хоть и базовая. Но идеология должна отвечать на вопрос – зачем жить и зачем умирать солдату. За что? Мы не знаем образа будущего, не знаем целей своей национальной стратегии, нет образа победы. Мы не можем ничего сформулировать, поэтому каждый делает, что хочет.

Воспитание и кадровая политика – это дело не только Администрации президента или "Росмолодежи". У нас нет даже понимания, что только школа как структура, которую проходят все граждане страны, закладывает основы государственного патриотического мировоззрения населения. Этого нет. Кроме того, школа должна давать еще и навыки по военно-учебным специальностям.

Возможно, кому-то покажется, что вы сгущаете краски, кто-то поспорит, что эпидемия – это еще не война, но тем не менее, как должен решаться вопрос национальной безопасности? И как на примере борьбы с эпидемией можно увидеть механизм в действии?

– Все-таки я утверждаю, что нам предстоит война на нашей территории (потому что война всегда касается национальных территорий), эпидемии типа коронавируса могут являться примером провокации биологического, химического, другого рода атак, которые, безусловно, будут – мы должны быть к ним готовы. И поэтому мы пристально рассматриваем то, что случилось сейчас в Китае, как потрясающий пример правильной реакции государства на ту угрозу безопасности, которую они ощутили в самом начале вспышки вируса, и это является показательной методикой. В КНР нужно посылать специалистов – армейских, штатских, из здравоохранения, чтобы смотреть, как они все это делают. У китайцев богатый опыт в этой сфере, за последние 20 лет коронавирус – не первая эпидемия, мы помним птичьи, свиные гриппы и так далее. Но с военной точки зрения все, что было раньше, не так примечательно, как то, что происходит прямо сейчас.

Си Цзиньпин и команда авианосца "Шаньдун"(2019)|Фото: www.thepaper.cn

Чем это примечательно?

– Раньше они, как и мы, пытались скрывать от населения масштабы и уровень опасности, пытались самостоятельно что-то сделать, никого не прося, жертвуя людьми. И поняли, что это бессмысленное дело. Но к власти пришел Cи Цзиньпин – он один из самых передовых и образованных людей в руководстве Китая, такого уровня руководителей у нас очень мало, и он многое переосмыслил, теперь все стало по-другому.

Когда стало ясно, что это действительно новая эпидемия, которая может расти и затронуть весь Китай, если ничего не делать, но и распространиться на весь мир, они поняли уровень опасности. ЦК КПК принял решение, что во-первых, нужно, чтобы эпидемия не получила распространения в Китае, второе – чтобы все об этом знали, Cи Цзиньпин запретил всем врать, позволил, чтобы новость распространилась по всему миру. Это был информационный удар на опережение. Чтобы из-за этого всего мир не мог сказать, что Китай является рассадником всех этих и будущих эпидемий, и туда нельзя ездить, с ним нельзя работать, таким образом подорвать свою экономику – то, на чем сейчас играет Трамп, на чем играет Западная Европа, наши враги и враги Китая, и что тоже – фактор "гибридной войны". Они уже играют в эту информационную войну, так расставляя акценты, а они это делать умеют. Но Китай ничего не скрывал, за счет решительности и открытости они сохранили свой имидж, им сочувствуют, но их не обвиняют.

То есть это был стратегический шаг?

– Да, поэтому он сам обратился к нации. Но главное – были мобилизованы колоссальные средства в короткие сроки, колоссальные деньги и принято ключевое решение, какие районы изолировать от основного Китая, какие транспортные направления перекрыть, чтобы не было сообщения, даже порядок поведения людей в городах был определен, введен комендантский час.

Было мобилизовано колоссальное количество медиков, и армии была поставлена задача – она определяла внешние границы этого самого карантина, а это несколько десятков миллионов граждан Китая, огромные области и города-миллионники, она занималась тем, что все существенные объекты взяли под охрану. И далее армия направила в эту точку заражения своих врачей, а также основную массу подразделений химической медико-биологической защиты для того, чтобы они там работали и получали живую практику, действуя в очагах поражений. Тут власти поняли, что современная инфраструктура, имеющаяся в Китае, неспособна "переваривать" десятки тысяч больных и зараженных. Они сделали за две недели практически два новых центра, и мы видели их.

Больница в Китае для лечения больных коронавирусом(2020)|Фото: news.cn

Тысячи докторов, все под контролем, все расписано по минутам, работа ведется в колоссально быстром темпе, и вот уже появляются новые корпуса. Палата там рассчитана на одного человека, а не на 4-9 человек, это не спортзал, который забит больными, уложенными штабелями на полу, как это обычно происходит, когда разбивают пункт в ближайшей школе.

Да, это стандартная практика для эпидемий, почему здесь озаботились палатами?

– Потому, что в некоторых случаях болезнь настолько заразна, что нельзя людей класть в общую палату, чтобы прекратить эпидемию, каждому нужно отдельное помещение. Чума, черная оспа – показали, как быстро болезнь может распространяться. Мы говорим о том, что в Китае очень быстро создают инфраструктуру реагирования на все виды поражений биологическим оружием, на все виды инфекций. И отрабатывают взаимодействие государства и регионов. Экономики с военными. Врачи проходят практику. Кроме того, они привлекают к этому миллионы добровольцев, которые сейчас приобретают нужный опыт.

Китайцы покидают Ухань в масках(2020)|Фото: www.thepaper.cn

То есть это все показывает серьезный шаг в развитии мобилизации Китая?

– Очень важно, что они восприняли этот эпизод с военной точки зрения, поскольку основная часть вооруженных сил была приведена в такую готовность, чтобы они могли немедленно реагировать на любые восстания. Были восстания голодных когда-то, была Тяньаньмэнь. Никаких провокаций не должно быть. Они готовят население, готовят государство, армию к действиям в условиях ЧС, которые неизбежны в разных регионах страны. И они получают ту практику, которую мы не имеем.

Почему так важно для нас учитывать опыт Китая?

– У нас никто вообще так вопрос не ставит, как я, никто не думает готовиться к войне, как надо готовиться, хотя мы на примере Китая видим, как это можно делать. У нас никто не готовит государственных служащих по этому поводу и руководителей регионов. И я думаю, что даже Голикова и прочие министры-капиталисты тоже понятия не имеют, что делать в подобной ситуации, да им никто и не скажет, поскольку решать это должен Генеральный штаб. Государство должно иметь задачи и знать, как армия решает эти задачи, но в тоже время мобилизационную часть территориальной обороны взять на себя. И население должно готовиться со школы. Люди – это основой резерв общего назначения, из которых потом подразделения обороны и образуются.

Ну а мы готовы к этой эпидемии, если что?

– Не знаю, но если начать даже с элементарного... Где взять маски? Они там полстраны одели в эти маски. Миллиардами их выпускают, и все равно не хватает, мощная индустриальная, промышленная держава – Китай. Фабрика мира. Что у нас? Сейчас в городе маску ещё можно найти, но если начнётся ажиотажный спрос, маски кончатся в Москве через три часа. А дальше что? Лекарства, хотя бы такие, как "Арбидол", которые предписаны, но не являются лекарствами, далее – жаропонижающие и прочее. Здесь нужно думать масштабно и стратегически, эти вопросы должны быть отражены в специальных планах, которые доверено разрабатывать и представлять правительству, тому самому комитету Голиковой, которая понятия не имеет о таких вещах, как стратегическое планирование.

Да и готово ли население? Получается, что в советское время была создана целая система защиты жизни, учебные тревоги, учили надевать противогазы, система когда-то была, но потеряна, как подготовить новое поколение к таким вызовам?

– Эти вещи надо проговаривать, но нашему народу транслируют одну мысль – "все нормально". И наш народ спокоен, потому что думает – хорошо, что живем в мирное время, как и правительство думает, но именно поэтому мы и проигрываем войну американцам – эти всегда живут по закону войны. Если ты не воюешь, а против тебя ведётся война – ты проиграешь. Может быть, сейчас мы наблюдаем важную метаморфозу, и глава государства действительно хочет своими инициативами перевести нашу страну в новое качество, но даже если это и так, мы можем не успеть.



Елена Рычкова