Аналитика


Новый удар по энергетической державе: COVID-19 грозит вахтам на стратегических проектах
Экономика | Ханты-Мансийский АО - Югра | Ямало-Ненецкий АО | Тюменская область | Северо-Западный ФО | Дальневосточный ФО | Уральский ФО | В России

Российская нефтяная отрасль попала под двойной удар: с одной стороны, распространение коронавирусной инфекции привело к масштабному падению спроса на нефть и нефтепродукты, с другой – грозит уже и приостановкой работ на стратегически важных проектах страны.

Масштабные протесты, которые прошли на одном из крупнейших месторождений на Востоке России – Чаяндинском, показали, что проблемы российского нефтегазового ТЭКа в настоящий момент только усугубляются. 27 апреля 2020 года несколько сотен работников устроили несанкционированный митинг, на котором выступили против плохих условий содержания в карантине, который был объявлен после того, как у сотрудников выявили COVID-19. Болезнь начала стремительно распространяться, и вскоре появилась информация как минимум о трех тысячах зараженных. Впрочем, по официальным данным, в настоящий момент на объекте выявили лишь 348 случаев заражения коронавирусом. Четыре человека скончались.

Работники подрядных организаций заявили, что в поселке нет изоляции, все проживают в общежитии, в итоге любой может заразиться. Мужчины, вышедшие на пикет, сообщили, что им даже не выдавали медицинских масок. Во время забастовки были перекрыты дороги, машины не пропускали. Протесты прекратились лишь 29 апреля – после встречи с руководством компании "ГазАртСтрой", подрядчика "Газпрома".

Бунт рабочих на месторождении Газпрома в Якутии(2020)|Фото: youtube.com/Редакция ТайгаПост

Чаяндинское нефтегазоконденсатное месторождение является базовым для формирования Якутского центра газодобычи и ресурсной базой для ведущего в Китай газопровода "Сила Сибири" (наряду с Ковыктинским месторождением в Иркутской области). При этом создание Якутского центра газодобычи в первую очередь направлено на обеспечение газом российских потребителей. С его развитием будут созданы необходимые условия для газоснабжения и газификации населенных пунктов Якутии и других регионов Дальнего Востока.

В результате протестов, регионы приступили к эвакуации своих жителей с месторождения. Только за три дня с объекта для прохождения обсервации за пределами Якутии было вывезено 1100 человек. Вахтовиков вывозят на Ямал, в Челябинскую, Омскую области и другие регионы страны. Вчера вечером стало известно, что строительные работы на Чаяндинском месторождении приостановлены. При этом сроки ввода в эксплуатацию объектов там остаются без изменений.

Депутат гордумы Ноябрьска – муниципалитета в ЯНАО, в который привозят заболевших с месторождения в Якутии, Александр Бондарчук полагает, что одной из причин нарастания социального напряжения на месторождениях является то, что реальная информация о заболевших утаивается.

"Я предполагаю, что цифра гораздо больше, ввиду стесненности проживания и очень близкого контакта. Общежитие и столовая подразумевают тесный контакт и передачу заболевания", – выразил мнение политик.

При этом он отметил, что на многих предприятиях условия для того, чтобы не допустить заражения, не созданы или создать их невозможно. Говоря о коронавирусе, депутат предположил, что Россия оказалась в принципе не готова к работе в условиях пандемии.

Экономист Василий Колташов отмечает, что причиной нарастания напряжения на объектах становится то, санитарные меры на некоторых предприятиях оказались недостаточными или имитационными.

"Очевидно, что работники будут недовольны и нас ждет немало конфликтов на месторождениях. Избежать этого вряд ли удастся, потому что компании стараются сэкономить на всем. Экономят они и на продуктах питания. В некоторых случаях это будет затруднять работу на месторождениях", – заявил эксперт.

Схожего мнения придерживается депутат думы ХМАО, почетный нефтяник Минтопэнерго России, заслуженный работник нефтяной и газовой промышленности РФ и нефтегазодобывающей промышленности Югры Сергей Великий.

"Никакая система в мире и в России не была готова к этому развитию событий. Был переходный период, когда к пандемии относились как к явлению, которое где-то далеко и нас не коснется. Потому у нас не было ни медицинских технологий, ни дисциплина социального поведения не была выработана, ни средств индивидуальной защиты, ни масок, ни тестов. Система тестирования, как таковая, только сегодня получила практическое применение. Много тестируют, много выявляют. Фактически российская экономика только начинает вписываться в систему тех правил, которые нам эпидемия продиктовала. Все силы и средства необходимо направить на борьбу, разработку различных технологий, которые могли бы остановить пандемию. Само ничто не пройдет", – пояснил эксперт.

Сложной остается ситуация и на других российских стратегических объектах. Так, в Мурманской области в районе населенного пункта Белокаменка реализуется грандиозный проект компании "НОВАТЭК" – возводится Центр строительства крупнотоннажных морских сооружений. ЦСКМС является частью проекта Правительства России по освоению и развитию Арктики. Общее число подтвержденных случаев заражения новой коронавирусной инфекцией составило 2 тыс. 237, из них 1 тыс. 937 на стройплощадке в Белокаменке. В работах было занято около 11 тыс. человек, из них 4,6 тыс. были рабочими "Велесстроя". В настоящий момент с объекта вывезены сотни человек, а работы приостановлены для проведения дезинфекции.

Проникла болезнь и на ямальские площадки: всего на месторождениях и производственных объектах ЯНАО было подтверждено 763 случая COVID-19. Это 75% от общего числа заболевших на Ямале. В СМИ появилась информация, что домой вахтовики вернутся не раньше июля, а также, что Ямал закроет свои границы для вахтовиков на тот же срок. Однако власти региона эти сведения не подтверждают и отмечают, что решение о продлении вахты принимают работодатели. Оно не должно противоречить ТК РФ и постановлению Правительства РФ.

По словам председателя комитета Госдумы по энергетике Павла Завального, к исчезновению вахты как явления коронавирус даже при самом неблагоприятном варианте развития не приведет, поскольку вахтовый метод – основной и, в некоторых случаях, единственно возможный способ ведения деятельности по геологоразведке, добыче, транспорту нефти и газа на Севере, в тяжелых климатических условиях.

"Без вахты как метода добычи полезных ископаемых, углеводородов, мы не обойдемся, какой бы кризис ни бушевал вокруг. Отмена вахты в значительном количестве случаев будет означать остановку добычи и транспорта газа, и, если вспомнить о доле газа в генерации электроэнергии (более 70% для европейской территории страны), нарушение надежного энергообеспечения России. Проблемы, вспышки заражения новой коронавирусной инфекции на ряде объектов, на мой взгляд, связаны с тем, что в начале эпидемии у нас не было ни достаточного количества инструментов диагностики и контроля, ни СИЗ в необходимых количествах. Но с этим столкнулись все без исключения, а вспышки заболеваемости в вахтовых поселках стали скорее эксцессами, исключениями, и еще предстоит разобраться, почему это произошло. В большинстве случаев с этим вызовом компании справились, принятые меры – карантины, масочный режим, продление вахты – сработали", – выразил мнение депутат.

Вахтовики, тестирование на коронавирус, Славнефть-Мегионнефтегаз(2020)|Фото: Славнефть-Мегионнефтегаз

О том, как отразится на доходах компаний ТЭКа и бюджета падение цен на нефть, усугубленное коронакризисом и акциями протеста вахтовиков, судить пока рано, считает аналитик Финансового университета Игорь Юшков.

"Оценить ущерб компаний, наверное, сейчас никто не сможет. Они страдают по нескольким причинам: первая – спад цен и снижение производства. И это основная проблема. Вчера, наконец-то, Urals добрался до $25 за баррель. Но все равно это довольно мало. В большей степени государство страдает. Потому что при $20 за баррель нефтяники хотя бы что-то получают, а государство – почти ничего. НДПИ падает очень сильно, экспортная пошлина практически обнуляется. Но компаниям тоже неприятно терять прибыль. Падение прибыли будет сильное, думаю, больше 20%", – дал эксперт примерный прогноз. При этом Игорь Юшков считает, что несмотря на все трудности, компании будут прикладывать усилия, чтобы не допустить срыва сроков реализации ключевых проектов.



Ксения Теплякова