Аналитика


Дальний Восток консолидируется в протесте – Кремль идет на уступки?
Политика | Центральный ФО | Дальневосточный ФО | В России | Приморский край | Москва

По регионам Дальнего Востока прокатилась волна протестов, солидарных с Хабаровским краем – люди выходят на улицы, чтобы поддержать бунтующих соседей. Акции прошли уже в Приморье, Амурской области, были выступления и в Сибири – Иркутской области. Однако, власти не спешат разгонять стихийные столпотворения, в отличие от Москвы, отчего складывается точка зрения, будто Администрация президента теряет контроль над ситуацией. И только что Владимир Путин объявил, что на место арестованного Сергея Фургала будет назначен другой представитель ЛДПР депутат Госдумы Михаил Дегтярев. И это похоже на уступку протестующим. Хотя всю прошлую неделю Кремль как будто выжидал – не уляжется ли и не получится ли назначить своего технократа от "ЕР"?

Впрочем, директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин уверен, что власти не только не потеряли контроль над ситуацией в Хабаровском крае, но и скоро вернут его самым жестким методом. Об этом эксперт рассказал в беседе с Накануне.RU.

– На ваш взгляд, Администрация президента еще не потеряла контроль?

Павел Салин, директор Центра политологических исследований Финансового университета(2016)|Фото:– Во-первых, следует сказать, что в новой постплебисцитарной России Администрация президента не является ведущим политическим игроком. Следует понимать, что она и до этого, уже после 2014 года, не была им.

А кто же тогда?

– Таким игроком, который влияет на принятие всех политических решений, в том числе внутриполитических, и экономических, являются силовики, силовая корпорация.

Владимир Путин принимает решения, ориентируясь на ее мнение. Не потому что они как-то навязывают это президенту, а потому что их точка зрения практически полностью совпадает с его точкой зрения. Поэтому он фактически действует плоть от плоти так, как нужно силовикам. И Администрация президента последние несколько лет, тем более в постплебисцитарной реальности является вспомогательным механизмом.

Митинг в поддержку Сергея Фургала во Владивостоке(2020)|Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

– Как же силовики будут решать проблему массовых митингов?

– Поскольку силовики имеют определяющее влияние, то реакция на любой вызов у них будет только силовой – вопрос в том, что она может быть отсроченной. Поэтому в случае с Хабаровском это ничего не меняет, система настроена на жесткое подавление. То есть сейчас подождут, пока рассосется – такая точка зрения у Владимира Путина, у силовиков.

А потом будут жестко давить организаторов – и гражданских, и кстати, будут очень мощно чистить силовиков, потому что они отказались фактически действовать, и власть подозревает, что некоторые сочувствуют. Вот чтобы в других регионах было неповадно – есть планы жестко зачистить и полицию, и Следственный комитет в Хабаровском крае.

– Как вы оцениваете акции протеста в разных регионах – во Владивостоке, Иркутске? Они представляют опасность для правящей верхушки?

– Для власти основной риск – что это одновременно начнется в нескольких регионах. Именно одновременно.

С одним Хабаровском власть справится она держит ситуацию под контролем, ведет какие-то переговоры с местными элитами. Как только ослабнет массовая мобилизация – начнется наступление власти, жесткие зачистки. Один условный Хабаровск власть удержит, и два удержит, три – под вопросом, а пять – уже нет. Поэтому для власти принципиально важно, чтобы не было одновременной массовой мобилизации, причем мобилизации постоянной.

В том же Хабаровске, в отличие от Шиеса, люди уходят с улицы, а потом возвращаются. Поэтому власть считает, что неделю-две они будут возвращаться, а на третью – перестанут. Ну или будет тысяча человек, которая уже не опасна.

Митинг в поддержку Сергея Фургала во Владивостоке(2020)|Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

– Аналогичные акции проходили и в Приморье, и в Амурской области...

– Если в других регионах тоже будут выходить десятки тысяч людей – это будет иной ситуацией, но пока на это ничего не указывает. Власть себя там чувствует более уверенно – она этот риск уже учла и к нему адаптировалась. Например, власть допускала, что мобилизация происходит при поддержке команды Фургала, и допускала, что на улицы могут выйти люди от нескольких сотен до нескольких тысяч – к этому она была готова. Но что выйдет несколько десятков тысяч – к этому она была не готова. Как и не была готова команда Фургала, которая и запустила эти процессы.

– То есть если Дальний Восток и консолидирован, то это все равно не представляет опасности?

– Дальний Восток не консолидирован с точки зрения власти. Консолидирован именно Хабаровский край, а Дальний Восток, если бы был консолидирован, то и во Владивостоке выходило бы по 30-50 тысяч человек. Но ничего массового и одновременного в других регионах пока не происходит. В Хабаровске 30-50 тысяч вышли при 600 тыс. населения, во Владивостоке – тысяча, поэтому силовики с одной стороны наблюдают, с другой – задерживают понемногу. Владивосток – это не Хабаровск. И для власти сейчас принципиально важно, чтобы как максимум это не вышло за пределы Хабаровского края, а программа минимум – чтобы это не вышло за пределы Дальневосточного региона. И пока это не выходит за пределы региона.

– Тем не менее в Москве акцию протеста разогнали – почему? Из-за численности, тематики или географии?

– Это касается географии протестов, потому что власть прекрасно понимает, что одни и те же мероприятия в Москве и далекой окраине могут иметь совершенно разные последствия. Поэтому в Москве нужно жестко давить и сразу, потому что это будет иметь последствия, а в Хабаровске можно подождать, пока рассосется. В других регионах ситуация в Москве воспринимается как модельная, она может породить волну, а вот ситуация в Хабаровске не воспринимается как модельная.

Митинг в поддержку Сергея Фургала в Новосибирске(2020)|Фото: youtube.com/Тимур #samopisec Ханов

– На ваш взгляд, есть ли возможность того, что акции "в поддержку Фургала" перейдут в акции "против власти и поправок"?

– Если посмотреть лозунги акции, то там, скорее, не столько лозунги за Фургала, сколько лозунги против политики Москвы. Просто Фургал стал символом протеста, поэтому и наблюдается феномен, что, вроде как, человек с не идеальной репутацией, но якобы его поддерживают. Поддерживают не его – просто выступают против политики Москвы.

Население не понимает и не поймет, что все действия власти, которые сейчас происходят и будут происходить в дальнейшем, в том числе и жесткая силовая зачистка, это в том числе следствие и плебисцита по Конституции.