Аналитика


Попытка встроиться в "Новый шелковый путь" грозит "убийством" Байкала
Общество | Сибирский ФО | Дальневосточный ФО | В России

Намерение построить "приоритетную" магистраль на месте леса станет достаточным условием для его вырубки. Подписанный президентом Владимиром Путиным закон снял ограничения, которые ранее необходимо было преодолеть, прежде чем уничтожить лесные массивы. Проведение государственной экологической экспертизы (ГЭЭ) на охраняемой природной территории всегда было долгим и трудоемким процессом, результатом которого мог стать запрет на такие работы. Эксперты назвали последствия реализации документа, ставящего под угрозу не только берег самого большого в стране озера – Байкала, но и другие заповедные леса. Экологи предположили, что цена стройки, затеянной ради "Нового шелкового пути" с Китаем, слишком высока, и пока не просчитаны ни экологические, ни экономические последствия. Подробности – в материале Накануне.RU.

Закон "Об особенностях регулирования отдельных отношений в целях модернизации и расширения магистральной инфраструктуры…", по логике властей, призван ускорить строительство Байкало-Амурской и Транссибирской железнодорожных магистралей ради увеличения их пропускной способности до 180 млн тонн к 2024 г.

"Предусмотрены мероприятия по увеличению пропускной способности для обеспечения роста объемов транзитных перевозок контейнеров в четыре раза, а также сокращение времени перевозки контейнеров железнодорожным транспортом (в частности, с Дальнего Востока до западной границы Российской Федерации – до семи дней). Также будет обеспечено повышение уровня экономической связанности территории Российской Федерации посредством расширения и модернизации железнодорожной инфраструктуры, развития мультимодальности перевозок, расширения сети скоростных и высокоскоростных перевозок, а также увеличения вклада открытого акционерного общества "Российские железные дороги" в рост внутреннего валового продукта страны", – так преимущества изменений описаны в пояснительной записке к законопроекту.

Упрощенный режим реализации будет применяться к приоритетным проектам, которые утверждает президент. Проектная документация будет согласовываться с властями субъекта, на котором планируется реализация. Этим обсуждение стройки и ограничится.

"В целях сокращения сроков подготовки градостроительной документации законопроектом предлагается установить, что документация по планировке территории таких объектов инфраструктуры утверждается без проведения общественных обсуждений и публичных слушаний. Также для упрощения процедуры изъятия земельных участков определено, что решение суда об изъятии земельных участков в целях строительства приоритетных объектов инфраструктуры подлежит немедленному исполнению", – сказано в сопроводительном документе.

Из пояснительной записки следует, что государственная экологическая экспертиза, сроки которой обычно достигают семи месяцев, будет проводиться за 45 дней: "Упрощены процедуры оценки воздействия на окружающую среду. В частности, установлено, что проведение оценки воздействия на окружающую среду осуществляется по варианту размещения объекта, утвержденному заказчиком, без рассмотрения альтернативных вариантов".

Байкальская гавань(2017)|Фото: vesti.ru

Госдума приняла законопроект в трех чтениях довольно быстро, вспоминает депутат Алексей Куринный. Через неделю после этого документ подписали в Совфеде, еще через неделю его одобрил президент.

Никакого общественного обсуждения поправок этому не предшествовало. Депутат предположил, что профильные ведомства согласовали проект формально.

"Это риски не только для экологии, это риски для гражданских прав, потому что во многом это реализуется опыт Олимпиады в Сочи, когда изымались земельные участки, когда судебная система не дала гражданам возможности защитить свои права при изъятии этих участков. Единственным бенефициаром тут являются не граждане и даже не государство, а конкретные лица. Была получена команда, причем, наверное, с самого верха, о том, что закон надо срочно принять. Профильные ведомства поставили свою подпись без обсуждения", – рассказал депутат Госдумы от КПРФ Алексей Куринный на пресс-конференции в НСН.

Закон позволяет переводить земли охраняемых природных территорий из одной категории в другую без обсуждения. Всего поправки отменяют семь важнейших механизмов, защищающих окружающую среду от пагубного воздействия, заметил координатор международной коалиции "Реки без границ" Евгений Симонов.

"Этот закон имеет разную широту действия для разных послаблений. Он отменяет проведение ГЭЭ для всех охраняемых природных территорий регионального и местного значения, а это огромная площадь – это много-много миллионов гектар самых ценных в природоохранном отношении региональных земель страны. Для всех федеральных охраняемых территорий, а это значит, еще для 30% охраняемых территорий страны, закон отменяет ГЭЭ всего на пять лет, ровно как и на Байкальной природной территории, которая защищает озеро Байкал", – сказал Симонов.

Лесозаготовка, вырубка леса(2017)|Фото: vesti.karelia.ru

Помимо самой магистрали, на природной территории нужно разместить магистральную инфраструктуру: автодороги, развязки, мультимодальные комплексы.

"Дело не только в том, какова будет ширина железнодорожного полотна. По оценкам наших экспертов, эта ширина будет не меньше 250-300 метров, – добавила председатель научного совета РАН по лесу, член-корреспондент РАН, доктор биологических наук, профессор Наталья Лукина. – Но это еще и все объекты магистральной инфраструктуры, ее обслуживающей – строительство карьера, автомобильных дорог, возможно, завода для производства шпал. У нас нет никакой информации о конкретных проектах, но мы отдаем себе отчет в том, что речь идет не только о железнодорожном полотне".

ГЭЭ, по словам Евгения Симонова, позволяла, с одной стороны, провести независимую экспертную оценку последствий проекта, рассмотреть альтернативы решения проблем, которые решает проект, и в процессе оценки учитывать результаты общественных обсуждений, которые проходят по крайней мере в трех формах. Без ГЭЭ у инициаторов проекта и властей нет стимула оценивать воздействие на окружающую среду и искать альтернативу.

Хоть какое-то общественное участие в проекте продемонстрировали власти Бурятии: там 15 июля прошло собрание общественников.

"Заключили договор, что РЖД обязаны будут заключить договор о том, что будет привлекаться общественность, и что проект будет принят с учетом мнений. Но общественная палата Бурятии ГЭЭ провести не может. Провести научно-исследовательскую экспертизу поручено педагогическому вузу, который глубокой экологической экспертизой заниматься не сможет!" – рассказала руководитель отдела по связям с общественностью проекта "Сохраним Байкал" Маргарита Морозова.

Обсуждение в таком же формате должно пройти и в Иркутской области.

"Сейчас РЖД заключили соглашение с Иркутской областью и Бурятией – выпустили декларацию, они никого ни к чему не обязывает, в духе: "Обещаем, что экология не пострадает". Отметим, что ранее врио губернатора Иркутской области Игорь Кобзев обещал Владимиру Путину каким-то образом доработать проект и учесть требования общественности, однако глава государства подписал закон уже на следующий день после этого разговора, и та самая общественность так и не поняла, что конкретно имел в виду Кобзев.

Тем временем, работа на некоторых участках БАМ уже началась. Хотя и без этой стройки экологическую ситуацию на Байкале эксперты расценивают как кризис.

"Начался этот кризис с появления спирогиры, это несвойственная для Байкала водоросль. Она была в единственных количествах, но она развивается. Сейчас занята уже большая площадь прибрежной зоны озера Байкал. Это сопровождается обилием губок. Это животное, которое прикрепляется ко дну озера и чистит воду. К сожалению, причина основная в том, что отсутствует очистка сточных вод, попадающих с побережья с кораблей, которые плавают по Байкалу. Попадание биогенных элементов – фосфора и азота – способствуют такой ситуации", – рассказала ученый секретарь Научного совета СО РАН по проблемам озера Байкал, доктор экономических наук Ирина Орлова.

Деньги на очистные сооружения заложены в федеральном проекте по Байкалу. Важно, чтобы они пошли именно на очистные сооружения в прибрежной зоне: там около 100 поселков и всего 14 очистных объектов.

Многие расценили беспокойства экологов и письмо президенту с просьбой не подписывать закон как выступление за запреты и против экономического развития, посетовала Наталья Лукина.

"Мы должны отдавать себе отчет в том, что если мы примем решения без ГЭЭ, не оценив все возможные варианты, мы можем получить такие катастрофические события и даже экологические катастрофы, экономический ущерб от которых будет значительной выше, чем выгоды, которые сегодня сулят разработчики закона", – объяснила профессор.

До того, как президент подписал закон, экологи направили ему письмо с просьбой не делать этого и сохранить ГЭЭ. Они убеждены, что необходимо сохранить всю существующую систему особых охраняемых территорий.

"Потому что они регулируют 10% территорий, на которых сохраняется наибольшее количество видов растений и животных, занесенных в Красную книгу. То есть тех видов, у которых есть угроза их функционированию. Только в том случае, если мы сохраним весь ансамбль этих видов, он сможет функционировать, чтобы обеспечивать нас, людей, всеми экосистемными услугами: не только лесом, но и регуляторными услугами – это и регулирование климата, и гидрологического режима. Эти сообщества – важнейший элемент биосферы, который обеспечивает людей этими услугами на значительной части лесной территории", – рассказала Лукина.

Торопиться с расширением БАМа в ущерб оценке экологического воздействия нельзя, уверены общественники.

"Почему мы должны сейчас начать эту стройку века? По закону, проведение экспертизы занимает 2,5 месяца, а подготовка – полгода. То есть нужно семь месяцев. Что за семь месяцев такое может произойти?" – удивляется Маргарита Морозова.

Решение, продиктованное экономической выгодой, может обернуться еще большими потерями, считает Симонов.

"С экономической точки зрения решение может быть убийственно. Как говорил депутат Николаев, у Китая есть путь до Гамбурга, и мы должны успеть стать тем каналом, по которому будут идти грузы. Беда в том, что не только Германия, но и Китай все меньше могут себе позволить перевозить грузы по необеспеченному с точки зрения экологической безопасности каналу, который не прошел должных процедур. Потому что отменены должные процедуры снижения рисков, этих рисков никто не может себе позволить. Мы останемся на обочине со всей этой могучей магистральной инфраструктурой, просто потому что наши партнеры не смогут использовать ее для перевозки грузов", – подчеркнул общественник.

Кроме того, заявляется, что расширение БАМа нужно, чтобы увеличить экспорт угля в Китай, но весь мир отказывается от угля, заметила Морозова: "Нужен ли он будет нашим китайским партнерам в таком объеме?"

Закон, позволяющий рубить леса ради дорог, противоречит и новой Конституции, защищающей природные богатства страны, заключили эксперты.



Анна Смирнова